Ещё

Тайна китайской «кожи»: Что везут в Россию, а что — в Европу 

Фото: Свободная пресса
Обувь можно сравнить с философией жизненного пути. От ее качества зависит многое. Начиная от хорошего настроения из-за новой пары обуви, и заканчивая куда более важными и необходимыми вещами — здоровьем нации. Обуви почти как идолу «молятся» спортсмены: «счастливые» кроссовки помогают достигать олимпийских высот. Обеспечение военных качественной обувью — вопрос национальной безопасности. В конце концов, высота каблука женских лодочек влияет косвенно, а иногда и напрямую, на демографические показатели в стране.
Двадцать лет назад либералы начали уничтожать отечественный легпром, в том числе и обувную промышленность, говоря об «отсталости» и о том, что все можно купить за рубежом. Их «философия» слагала россиянам сказку о красивой жизни в такой же красивой обуви. По прошествии четверти века картина поблекла и оказалась обманом — вместо красивой импортной обуви для всех мы получили китайскую «синтетику» с превышением содержания формальдегида, ставшей альтернативой брендовой обуви по заоблачным ценам.
Однако, несмотря ни на какие трудности, в России сумели сохранить и на сегодняшний день активно развиваются несколько производственных обувных фабрик, а также кожевенных компаний. О том, что сегодня происходит в обувной промышленности России, о коже-подделке, а также почему проблема контрабанды не решается годами, поговорили с Владимиром Денисенко, вице-президентом Российского Союза кожевенников и обувщиков.
«СП»: — Как оцениваете современную ситуацию в обувной промышленности России?
— Емкость обувного рынка России составляет 500 млн пар. Однако, сегодня в нашей стране производится всего 30 млн пар кожаной обуви. Это катастрофически мало. Получается, что в России выпускается только одна пара кожаной обуви на пятерых человек. Для примера: в Европе на каждого жителя производят одну-две пары кожаной обуви. И во времена Советского Союза в год производилось как минимум одна-две пары на человека.
По детской обуви ситуация лучше, но ненамного. Сегодня Россия производит 7-8 млн пар детской обуви. Такое же количество обуви для детей наша страна импортирует. Таким образом, в России только один ребенок из трех носит кожаную обувь. Что же получается? Ребенок находится весь день в школе в «синтетике». Потом он идет на улицу и играет в футбол опять в «синтетике»! Врачи подтверждают рост аллергических и грибковых заболеваний у детей. Это просто геноцид нашего населения. Вспомните наше детство, кожаные ботинки и сандалии были у каждого. Мы и наши дети росли в кожаной обуви. В России необходимо производить хотя бы по одной паре кожаной обуви на ребенка, потому что импортная кожаная обувь далеко не всегда кожаная.
«СП»: — Это значит, что кожу подделывают?
— Возьмите обувь китайского производства. Написано: кожа. Но все края, все срезы завернуты, застрочены, запрятаны… Потому что огромная часть обуви — это не кожа, а спилок (дешевый внутренний слой) с полиуретановым покрытием. И вроде как основа кожаная, а на самом деле такая «кожа» не дышит, не пропускает влагу и воздух, то есть не обладает ни одним из ценных свойств настоящей кожи.
Недавно появилась так называемая «экокожа». Но это та же «синтетика», замаскированная под кожу. Однако маркетологи идут на эту уловку, а по сути, обман, чтобы увеличить продажи. Львиная доля китайской обуви, которая поставляется в Россию, к сожалению, именно такая.
Считаю, что в государственной отраслевой стратегии и программе («Стратегия по развитию легкой промышленности до 2020 года», «Программа развития отрасли до 2025 года») необходимо поставить задачу по производству обуви из натуральных материалов, и в первую очередь для детей.
«СП»: — А в России сейчас реально шить качественную, но недорогую кожаную обувь?
— Да, реально. Кстати, когда наша компания «Юничел» открывала магазины в Москве, то столкнулась с тем, что люди, приходя в салоны, не верили, что кожаные туфли могут стоить 3 тыс. рублей, потому что везде такая обувь стоит 5-6 тыс. рублей. Нам приходится убеждать посетителей, что обувь может быть кожаной, качественной и при этом недорогой.
«СП»: — А сами носите свою обувь?
— Конечно! Более того мои друзья, часть из них бизнесмены, люди далеко не бедные, покупают обувь в наших магазинах. Детскую обувь приобретают только у нас, лучшего сочетания «цена-качество» просто не найти.
В этом году запустили новинку — обувь «Антигололед» с шипами на подошве. Скобы с шипами подвижны и принимают положения «шипы наружу» для гололеда, «шипы внутрь» для передвижения по любым напольным покрытиям. Это изобретение моего итальянского друга, запатентованная технология. Такие подошвы он поставляет в Канаду, Францию, в регионы Альп. Мы стали первыми, кто начал выпускать эту обувь в России. Такие модели как раз для нашего сибирского и уральского климата, для гололеда.
«СП»: — Производство обуви и одежды в России сложная задача. Что помогает не сдаваться?
— Я всю жизнь занимаюсь этим делом, производство знаю от и до, меня трудно обмануть в каком-то вопросе. Я был главным механиком, главным инженером, коммерческим директором, потом был выбран генеральным директором. Сейчас мы — крупнейший обувной холдинг в стране, своеобразный производственный кластер, включающий в себя множество производств. Своими силами, например, мы производим стельки и подошвы. Нам удалось сохранить колодочное производство, кстати, единственное в России. Хотя при Советском Союзе к производству колодок относились очень серьезно.
«СП»: — Почему?
— На самом деле очень много зависит от колодки, именно она влияет на комфортность обуви. Раньше были научные институты, которые разрабатывали колодки для разных регионов. Например, для северных народов — одна колодка, для Уральского, Сибирского региона — другая (там у людей, как правило, более широкая нога). Мы сохранили эти данные и развиваем. Поэтому и сейчас мы производим обмеры стоп, анализируем данные, делаем колодки с учетом особенностей стопы россиян. Поэтому наша обувь всегда удобнее любой китайской, сделанной по среднеевропейским лекалам.
«СП»: — У либеральных экономистов и политиков есть мнение, что Россия ничего производить не может и не должна. Все можно купить, — утверждают они. Что будет с Россией, если она перестанет производить обувь?
— С такого мировоззрения и началось уничтожение нашей промышленности. Первый, кто сказал, что товары легпрома нужно импортировать, это Гайдар. Не понимаю, почему ему памятники ставят. Ведь эти люди развалили весь военно-промышленный комплекс и базовые отрасли промышленности, в том числе легкую промышленность. Наше государство превратилось в страну охранников и продавцов.
А людям необходим созидательный труд. И очень много людей в России, особенно в  моногородах, таких как Иваново, например, нуждаются в производственной занятости. По всей России востребован как женский, так и мужской труд среднего технологического уровня. И людям это необходимо!
«СП»: — Как относитесь к китайской обуви?
— Производство обуви в Китае, которое делается для Европы, в корне отличается от того, что поставляется в Россию. Самые ядовитые материалы, синтетика, клей — это для России. Китайцы говорят, — вы хотите подешевле, а подешевле по-другому не получается. Их можно понять: в России совершенно отсутствует контроль. В Европе есть система стандартов REACH, по ней выборочно проверяются импортируемые товары. В контрактах прописано, что продукция должна соответствовать данной системе. И если в какой-либо партии обуви превышены показатели по формальдегидам, токсичности, по другим показателям, то на компанию-импортера налагается штраф на миллионы евро, а также запрет на поставку этой продукции в дальнейшем. Поэтому обувь низкого качества, например, в Германию или Италию не поставляется в принципе. Зато спокойно поставляется в Россию, потому что в нашей стране нет контроля.
Раньше Роспотребнадзор проверял обувь на содержание формальдегидов, сейчас этот контроль отменили, и на формальдегиды проверяется только кожа. Мы настолько освободили себя от проверок, что наши дети и взрослое население оказались незащищены. Этим пользуются китайцы, везя всю «отраву» к нам, а наши нечестные бизнесмены этому только способствуют, ввозя контрабанду. Такая продукция реализуется по 300-400 рублей в магазинах и огромных торговых комплексах, выросших за последние год-два во всех городах страны, как грибы после дождя.
Если навести порядок с контрабандой, в России производство обуви увеличится в два раза, этот рынок займут отечественные производства, и это будет качественная обувь. При этом выиграет и бюджет.
«СП»: — Почему проблема контрабанды не решается годами?
— Четыре года назад на совещании по легкой промышленности Владимир Путин озвучил данные по контрабанде продукции легпрома. Тогда эта цифра составляла 39%. На аналогичном совещании в 2017 году президент озвучил цифру в 34%. «Динамика неубедительная», — отметил он. Более того, наши отраслевые опросы показывают, что в России рынок контрабанды достигает все 50%.
Президент дал поручение прокуратуре, МВД, ФСБ принять все меры для пресечения нелегального ввоза продукции. Отчитаться ведомства должны в феврале 2018 года. Посмотрим, что они расскажут. Пока же прокуратура пришла проверять контрабанду в наши магазины — в Самаре, Кургане и других городах. Действительно, зачем ловить дельцов на рынках, зачем выявлять фирмы-однодневки?! Есть крупный производитель, который не спрячется и не сбежит, у которого можно поискать «контрабанду». Правда, пока не находят (ред. — смеется).
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео