Ещё

Дмитрий Аксенов: видя книги на свалке, вспоминаю «Обыкновенный фашизм» 

Дмитрий Аксенов: видя книги на свалке, вспоминаю «Обыкновенный фашизм»
Фото: АиФ – Ульяновск
Накануне нового года в Ульяновске открылась общественная библиотека, основанная на идее буккроссинга: человек может принести сюда книгу и взять взамен равноценную. Идея проекта принадлежит предпринимателю , который при поддержке власти её и реализовал.
Сегодня в этой необычной библиотеке уже около 20 тысяч томов, поступивших от жителей города и организаций. На церемонии её открытия художественный руководитель театра-студии «Анфан Террибль» назвал появление такой библиотеки «актом человечности». Сам Аксёнов — пионер буккроссинга в городе. С 2010 года он и актёры его театра спасают книги, которые люди оставляют на помойке, и пристраивают их в хорошие руки. В интервью «АиФ» он поделился своими мыслями о ценности бумажной книги и её роли в культуре и воспитании.
Культуру не путать с её учреждениями
— Говорят, что в учреждения культуры — библиотеку и музей — надо заманивать. У нас в сознании путаница: мы путаем культуру с учреждениями культуры. Это перемешалось в неудобоваримую кашу. Библиотека или музей ценны сами по себе. Если туда не ходят, то виновата не библиотека и не музей; дело не в том, что они не интересны как таковые, а в том, что у самих жителей нет интереса. Вот это и есть сегодняшняя культура.
— Если библиотеку территориально приблизить к людям, к ней появится интерес?
— Пока у самого человека не будет интереса к книге, он будет обходить библиотеку стороной, даже если она будет у него в подъезде. Потому что сегодня в людях не воспитывается сама культура книги, книгу детям заменяют мультфильмы.
— Чтение бумажных книг заменяется чтением с электронных носителей, книга трансформируется, но по сути это те же книги…
— Во что трансформируется? В айпадах играют в игрушки. Те, кто читал книги и раньше, может быть, поменяли обычную книгу на электронную. Но кто не знал о книге, о ней и не узнает. Традиция чтения не передаётся, не переходит на электронную книгу. Дети скользят по поверхности, переговариваются эсэмэсками, их мысли столь же короткие, как фразы, концентрации внимания не хватает на 40-минутный урок. Посмотрите хроники начала 20 века. Люди в зипунах, дуя на пальцы, сидели в промёрзлых избах, учились читать и писать. Им это было надо. Почему сегодня книга идёт на помойку? Потому что она не вписывается в концепцию жизни. Откройте журнал по дизайну жилищ, там нигде нет книг: декоративная стена, полочка, и на ней, дай бог, одна книга.
— Ещё недавно в СССР люди гонялись за книгами, стояли в очередях, сдавали макулатуру в обмен на право купить книгу…
— В СССР хорошая книга была в дефиците, потом открылись двери, народ с жадностью ломанулся, мы быстро всё прочитали, «переели» книг, потом нам сказали: залог успеха не в книгах, а в бизнесе, в индивидуальности.
— Когда вы начали спасать книги?
— Как только заехали в наше нынешнее помещение в ноябре 2010 года и оказались «привязаны» к конкретной мусорной площадке. Это ещё зависит от района. Там, где я живу, крайне редко увидишь книгу на свалке: то ли там старые люди живут, которые держатся за книги, то ли это рабочий район, и книг вообще мало у людей.
В утиль и Пушкин, и Толстой?
— Сколько книг удалось спасти за всё это время?
— Трудно сказать. Мы снарядили две машины в ишеевскую и радищевскую библиотеки, когда те сгорели. Часть отправили в «книжную точку», часть библиофилы разобрали.
— Ваша контейнерная площадка около театра продолжает поставлять вам литературу?
— Уже меньше. Но однажды нас ждала страшная находка — огромная клетчатая сумка объёмом с полкубометра, набитая подписными изданиями: Пушкин, Толстой… Мы их отправили в библиотеку. Мы заметили, что всё зависит от сезона ремонтов: когда старики умирают, в квартире наступает евроремонт, тогда на свалке появляется кроме книг старая одежда, военная форма, чемоданы. Мы собрали предметный фонд из этих вещей — военные ремни, портупеи… Людям почему-то важно закрыть стены квартир пластмассовой хреновиной, и чтобы — ничего лишнего.
Узнает ли мир, что казнить нельзя
— Куда уходит почтение к книге?
— Всё общество так дышит. Такое воспитание. Это уровень сегодняшней культуры, которую мы получили в гонке за благополучием, выражающемся в стиральных и посудомоечных машинах, в больших холодильниках. Люди берут машины в кредит, а кто возьмёт кредит, чтобы купить книгу (книги действительно стали ужасно дорогими)? Было время, когда всем классом читали одну книгу, дрались из-за книг. У нас в классе был мальчик, его мама работала директором книжного магазина, так мы ходили к нему домой и облизывались, глядя на их библиотеку: в полуобморочном состоянии рассматривали золотистые корешки «Библиотеки приключений»…
Что бы мне ни говорили про электронные книги, про интернет-ресурсы, это всё блажь и чепуха. Эти ресурсы находятся где-то на серверах, и я как администратор могу переставить запятую во фразе «казнить нельзя помиловать», и никто никогда не узнает, что казнить нельзя. Или завтра случится вспышка на солнце или мощный электромагнитный импульс, и все эти флешки накроются медным тазом.
— При виде книг на свалке какие возникают мысли?
— Когда я вижу книги на свалке, передо мной встает одна картина из фильма «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма, где нацисты стоят в кружок и весело сжигают книги. Я считаю: отказ от бумажной книги — это отказ от человечности. Поэтому открытие любой библиотеки — это маленький подвиг. Не знаю, зачем библиотеки соревнуются с другими библиотеками. Это пусть магазины между собой конкурируют. А кто придумал, что учреждения культуры должны быть экономически целесообразными? Ему надо поставить памятник в аду.
Видео дня. Сколько мяса в современных сосисках
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео