Ещё

В Прикамье фермер решил заняться разведением царской рыбы 

Фото: Российская Газета
Браконьер мешает нересту
— Этот проект я задумал в прошлом году, — рассказывает Андрей Попов. — Почему бы и нет? Прикинул затраты, посчитал стоимость реализации, получилось гораздо дешевле, чем икра, что сегодня предлагают магазины.
Лет 15-17 назад жители Пермского края надеялись, что черная икра скоро перестанет считаться деликатесом. Именно тогда началась реализация важного экологического проекта — Камское водохранилище решили зарыбить стерлядью. Производства, загрязняющие реки, обязали компенсировать ущерб рыбным запасам, и способ был выбран вполне всех удовлетворяющий: за счет предприятий в рыбном хозяйстве выращивали мальков стерляди и выпускали их в Каму. С тех пор речную прописку ежегодно получают от 100 до 300 тысяч мальков царской рыбы. Нетрудно посчитать, что в водохранилище уже должны обитать миллионы голов стерляди. Рыба уже выросла, может нереститься. А значит, икры должно быть в изобилии. Однако ее нет.
Почему? Ответ простой: браконьеры. Рынки Перми и других городов на камских берегах буквально завалены стерлядью. Вырасти ей не дают — ловят сетями маленьких стерлядок и продают. Поймать за руку браконьеров некому — рыбнадзор приказал долго жить, а торговать царской рыбой законом не запрещено. Так что с мечтами о черной икре, которую можно было бы получить, поймав на удочку рыбешку и распотрошив ее на берегу, пермякам пришлось распрощаться. Не доживает стерлядь до зрелости в условиях безнаказанного браконьерства.
Секретная икра
Спрос на деликатес велик. Вот семья Поповых и решила заняться этим делом. Тем более что глава фермерского хозяйства Нина Попова — большой специалист в вопросах выращивания рыбы.
— Нам удалось создать свое племенное стадо, — говорит она. — Небольшое, конечно. Всего около тонны рыбы. Стерлядь и сибирский осетр. Вот и начали «доить» стерлядок.
Дело это непростое. Только в телерепортажах все просто: надавили рыбе на брюхо — и получили литр икры. В реальности все сложнее.
Чтобы наладить процесс получения деликатеса, в Добрянку в прошлом году из Санкт-Петербурга приезжал профессор Сергей Подушка, всемирно известный специалист в этой области. Он провел в рыбхозе Поповых несколько дней, научил, как правильно все делать. Что именно, фермеры не говорят. Это их ноу-хау и производственная тайна.
— Сначала выращиваем мальков, на это уходит четыре-пять лет, — говорит Андрей, согласившись раскрыть процесс без особых подробностей. — В хозяйстве стерлядь именно в этом возрасте может нереститься. Осенью обследуем самок на наличие и зрелость икры.
После «профосмотра» рыб с более зрелой икрой переводят в отдельный бассейн с холодной водой. Стерлядь при этом не кормят. Это необходимо для того, чтобы самки не жирели, а икра дружно дозрела — «подошла», как говорят рыбоводы.
В конце зимы, после еще одного осмотра, рыбу переводят в другой бассейн, уже с теплой водой. Тут самки и «понимают»: пришла пора расставаться с икрой.
Нерестят стерлядь с помощью того самого секретного способа. Ну а дальше готовят деликатес. Икру с одной рыбины можно получать не чаще одного раза в два года.
Получили помощь
В прошлом году фермеры Поповы получили около 40 килограммов товарной, то есть готовой к продаже, черной икры. Этого оказалось мало.
— Люди готовы покупать, звонят нам, — говорит Нина Попова. — Но из-за одной банки кто поедет в Добрянку? А торговые сети не берут маленький объем. Минимум полтонны икры в год просят. Для этого надо племенное стадо иметь не меньше 10 тонн. Мы же в следующем году планируем довести его только до полутора. Так что есть куда стремиться.
Несколько лет Поповы обустраивали место для своего хозяйства. Недострой, оставшийся еще с советских времен, отремонтировали, провели свет, воду, отопление.
Помощи от властей поначалу не было. Но в последние годы чиновники повернулись лицом к малому бизнесу. После многолетних хождений Поповы наконец-то получили субсидию от краевого правительства.
— Сейчас легче стало общаться, — констатирует Нина Попова. — Во многом идут нам навстречу.
Но проблемы еще остаются. Большая часть рыбы живет в садках в выводящем канале ГРЭС. При пересадке рыбы садки цепляются за дно, рвутся. Рыба, уходя в дыры, на прощание только хвостом хозяевам машет. Однажды так вот потеряли сразу 200 килограммов осетра.
Под замком
Племенное стадо содержится в здании, в специальных бассейнах. На улице, в садках, рыба товарная, а здесь, под крышей и замками, — самая ценная часть хозяйства Поповых.
Самки стерляди находятся отдельно, их рассаживают по степени зрелости икры. Среди черных, одинаковых рыб вдруг мелькает ярко-белое пятно. Это стерлядь-альбинос, у нее бывает белая икра, она стоит примерно… 50 тысяч долларов за килограмм.
В соседнем бассейне плавает оранжевая стерлядка.
— Это хромист, — говорит Андрей Попов. — Такая рыбка бывает одна на миллион. От нее уже получали икру, ярко-черного цвета, с отливом.
Рядом бассейн с осетрами. Здоровенные самцы нехотя бултыхаются в теплой воде. Среди них тоже два альбиноса.
— Продажа икры — перспективное направление, — говорит Андрей. — Да и конкурентов пока нет. Но нужны вложения и много работы. Чем мы и занимаемся.
Разведение рыбы действительно дорогое дело. Поповы, например, отказались от карпа — его выращивание было нерентабельным. Экономить пришлось и на оборудовании — садки заводского производства для содержания рыбы обойдутся по 350 тысяч рублей за штуку. Поэтому Андрей не один вечер провел над чертежами, прежде чем приступил к изготовлению своих, они выйдут в полтора раза дешевле.
В планах Поповых построить зимовал, место для отстоя рыбы в холодное время года, инкубационный цех, да много еще чего. И, может быть, через несколько лет пермяки, и не только они, смогут купить в магазинах черную икру уральской рыбы.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео