Ещё

Это не жизнь у вас такая, это такая смерть 

Это не жизнь у вас такая, это такая смерть
Фото: Деловая газета "Взгляд"
Мир, в котором мы живем, корчит нам рожи в зеркалах СМИ и блогов. Перед нами уже не просто ошибочные предположения. Перед нами полный разрыв отношений с реальностью. Что еще примечательного в происходящем?
Невозможно не заметить, что мир, в котором мы живем, опять корчит нам рожи в зеркалах СМИ и блогов.
Инцидент в Сирии, обернувшийся гибелью граждан России, превратился в информационном зеркале в жуткое запланированное побоище, в котором погибло до тысячи бойцов некоей «ЧВК Вагнер», а Россия снова проиграла войну в Сирии и проглотила чудовищное унижение.
Крушение самолета АН в отражении превратилось в уничтожение авиапромышленности СССР и унижение бывшей когда-то великой державы.
Очень и очень условно успешный старт ракеты очень и очень условного авторства Илона Маска в зеркалах СМИ и блогах превращается в глумление над поражением космической программы России и сапогом американского миллиардера на груди Рогозина.
Реальные спортсмены, лишенные произволом международных чиновников национального флага, но ведущие себя с достоинством и с любовью к Родине превратились в этих зеркалах в коллаборационистов, униженно ползающих в ногах у врагов России.
Так первый медалист Игр-2018 , посвятивший свою «бронзу» спортсменам, не допущенным в Пхенчхан, отразился в кривом зеркале как предавший своих товарищей по команде эгоист.
Фигуристка , выступившая на Играх с невероятным успехом и в ответ на вопрос — «гордится ли она признанием МОК?» ответившая, что гордится Родиной, превратилась в позор России.
Перед нами уже не просто ошибочные предположения. И они сами по себе небезопасны, но, хотя бы с точки зрения логики, имеют право на существование, до того момента пока не стало известно, как ведут себя наши спортсмены на самом деле.
Перед нами полный разрыв отношений с реальностью.
Что еще примечательного в происходящем?
То, что эта ядовитая мифология разливается не только на промышленных фабриках мировоззрений, а и самогонится в частном секторе (причём, как для отравы пристрастившихся, так и для собственного потребления).
И что, опять же, примечательно — данное зелье потребляется не только украинским сектором интернета, а и вполне отечественным. Первый (исступленно жаждущий москальской крови, поражений и унижений) — понять значительно легче: воображаемая месть лучше, чем ничего. Но наши-то по какой причине подсели на отраву?
Люди сами внушают себе унизительные иллюзии, сами же бьются от них в истериках, сладострастно ждут все новых и новых ударов судьбы и вообще — сильно напоминают главную героиню кино про «пятьдесят оттенков».
У меня есть гипотеза, уважаемые читатели.
Все дело в том, что мораль, нравственность и прочие «скрепы» — вовсе никакие не абстракции, а вещи очень и очень конкретные, привязанные к реальности и накрепко приваренные к обстоятельствам. Ведь то, что морально или извинительно в одних обстоятельствах — совершенно недопустимо в других.
А самооценка не витает в воздухе. Человек оценивает все вещи на свете, в том числе и себя, в сравнении с другими людьми, свое положение — в сравнении с положением других и достижения свои — так же в сравнении с достижениями другого.
Как говорили англичане, знающие толк как в смене обстоятельств, так и в лицемерии: «Джентльмен по одну сторону Суэца не отвечает за поступки по другую сторону»
Россия за последние тридцать лет неоднократно переходила на разные стороны Суэца. То превращаясь из советской цивилизации в дикое поле с бычьими табунами в красных пиджаках, то, «поднимаясь с колен», возвращала звание державы.
И к тому, и другому состоянию требовалось как-то приспосабливаться. И жить морально (или делая вид, что морально) в конкретной ситуации — то в руинах, то на стройке. И что морально в одном случае — безнравственно в другом.
Это вполне нормально набрать себе кирпичей из разрушенного дома, чтобы выжить. Но не морально рушить чужой дом или дом, который строится, чтобы сделать себе бизнес на продаже кирпичей.
Пока одни ученые ехали на Запад, просто для того чтобы выжить и продолжить научную работу (многие потом вернуться или станут помогать нашей науке из-за рубежа). Одни их коллеги на голодном пайке сохраняли научные разработки погибшей страны. Другие, с воем про то, что «предатели развалили такую страну!», волокли секретные разработки все на тот же Запад, но полагая свой патриотический вой о загубленной стране — отличным обрамлением совершаемого. Потому, что какая разница, если всё погибло, если всё кончено?
Такое расслоение наблюдалось во всех сферах и во всех масштабах. Инженеры уходили в коммерцию, спортсмены в бандиты, распадались семьи, закрывались заводы. Исчезали города. Но и в этой ситуации люди пытались быть хорошими. Или хотя бы выглядеть ими.
Уже просто громкое ясное неприятие того, что тогда происходило, было поступком. За неимением возможности что-то сделать. Создать. Придумать. Произвести.
Даже для простого несогласия нужны были силы и мужество.
Я никогда не забуду передач «Эха Москвы» с , когда он, плача как Ярославна, держал и держал красное знамя Родины под плевками победившей и торжествующей либерды. Они прекратили его приглашать в тот момент, когда им стало не смешно. Когда Россия начала оживать.
Сейчас Россия далеко еще не в порядке, но все же она жива. И у нее есть будущее.
Сейчас Россия это не руины, а стройка. В ней полно дел.
Надо хорошо сдать ЕГЭ, поучаствовать в Школьной Олимпиаде, зайти в технопарк, начать стартап, создать 3Д-принтер, робота, дрон, побомбить бармалеев, поступить в Бауманку, устроится на работу в КБ Ильюшина, выдержать санкции, выбрать президента.
Полно дел!
И часть из них — просто отличное времяпрепровождение. Полезное, интересное, драйвое и выгодное.
И вот вопрос. К этому, что тоже надо приспосабливаться? К ЕГЭ сатанинскому, к стартапам бесовским? Допустить для себя новую действительность — чужую, непривычную, не отвечающую моей предыдущей адаптации, которая далась таким трудом?
Неуютно. Страшно.
Небо? Пустое место. Как там ползать?
А если обман? Нет ли под нормальными здоровыми человеческими лицами молодых — знакомых нам свиных и волчьих рыл? Не могли же мы (мы!) вырастить нормальных людей?
И кричат люди в истерике «Волки! Волки!», как тот мальчик из сказки. И пока есть еще те, кто верит. А есть и те, кто хочет верить. И рано или поздно волки все равно придут. Они всегда приходят. Не потому, что кричавшие — пророки.
Недоверие к миру. Недоверие к будущему. Недоверие к себе. Недоверие друг к другу. Мы страдаем от них. Но никак не хотим расставаться с ними.
А если жизнь поменялась, так тем хуже для жизни. И если люди поменялись, если молодежь умна, смела и патриотична — тем хуже для людей. Объявим их дураками, «жертвами дебилизации образования», предателями. И будем вкалывать себе препараты «Коля из Уренгоя», «Олимпийцы — власовцы» и «развалили космос», пока организм выдержит. А как не выдержит — так и вопрос снят.
Спасение есть. Хотя оно и трудное. И тут, как и во всех подобных случаях, человек может лечить себя только сам. При помощи других, но сам. Принимая новый мир и меняясь для него.
Есть вещи похуже.
Когда за патриотическим вытьем, настаивающем на гибели (непременной гибели!) Родины, прячется шкурный интерес — сытая жизнь, этой гибелью и обеспеченная.
Просто дешевое чувство собственного достоинства на фоне руин. Сменить жанр — не могу, а зарабатывать как-то надо, и считать себя патриотом надо, наслаждаясь всеми благами. Немножечко коллаборационизма. Потому как, «не мы такие, а жизнь такая».
На самом деле, существование не стоит путать с жизнью. Жизнь — это результат любви. А любовь — это связь. С человеком. С людьми. С миром. С реальностью.
И любой отказ от них — равноценен отказу от жизни. Так что это не жизнь такая. Это такая смерть.
Роман Носиков, Юрист, публицист, постоянный автор РИАФАН.
Видео дня. Кем стала падчерица Александра Демьяненко
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео