Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Сказочная жестокость

Страшно читать! К такому выводу пришла корреспондент "ВМ", листая страницы неадаптированных детских сказок в попытке понять, откуда там столько жестокости.

Сказочная жестокость
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Принято считать, что сказки — это кладезь народной мудрости, передаваемой от поколения к поколению. Нравоучительные сказочные повествования помогают подрастающему поколению развивать мышление, внимание, память и связную речь. Сказки показывают, что самое ценное дается в испытаниях, а то, что получено даром, может быстро уйти. А главное — служат добру и учат только хорошему.

Видео дня

Но так было не всегда! Сказки о Золушке или спящей красавице в их первозданном — неадаптированном — виде вы вряд ли стали бы читать своим детям. Да от них кровь стынет в жилах: кровь, кишки и прочая расчлененка вкупе с каннибализмом. И если вы думаете, что в этом виновата больная фантазия сказочников, то ошибаетесь. Именитые Якоб и , и Джамбаттиста Базиле сюжеты не придумывали, а лишь записывали народные предания.

И что же у них получилось?

Спящая красавица

Хрестоматийным считается вариант Шарля Перро, опубликованный в 1697 году. Его предшественником в 1634 году со своими «Сказками сказок» (это первый европейский литературный сборник сказочного фольклора) был итальянец Джамбаттиста Базиле. Современная версия о поцелуе, разбудившем красавицу, — детский лепет по сравнению с итальянским вариантом сказки о Солнце, Луне и Талии.

Изложим вкратце. Красавицу Талию тоже настигло проклятье в виде укола веретеном в палец, после чего принцесса погрузилась в глубокий и беспробудный сон. Безутешный король-отец оставил ее тело в домике в лесной глуши... Дальше события развиваются самым неожиданным образом: в избушку заглядывает сосед-король, но он не спешит будить девушку. Наоборот, воспользовавшись ее беспомощным состоянием, овладевает ею и удаляется.

Через девять месяцев красавица, не приходя в сознание, родила близнецов — сына по имени Солнце и дочку Луну. Дети и разбудили Талию: мальчик в поисках материнской груди принялся сосать ее палец и случайно высосал яд.

Сказочная судьба преподносит матери с детьми подарок — в хижину наведывается тот самый сосед и тут же обещает принцессе место рядом с собой на троне, а детям — наследство. Но есть подвох. В замке, оказывается, его ждет законная супруга. Прознав про разлучницу с двумя детьми, она задумала Талию истребить вместе со всем выводком, а заодно и неверного мужа наказать.

Из малышей она приказала приготовить начинку для пирогов к столу короля, а саму принцессу — сжечь. Но тут что-то пошло не так, и на крики примчался король, который отправил в огонь опостылевшую старую жену. Дети тоже спаслись, их пожалел придворный повар, подменив мясо в пирогах ягнятиной...

Откуда взялся такой кровожадный и не отличающийся целомудрием сюжет? Фольклорист, доктор наук, профессор РГГУ считает, что во времена братьев Гримм и Шарля Перро сказки не предназначались для детских ушей.

— Фольклор сам по себе не избегает жестокости и вещей, которые нам, современным людям, трудно воспринимать. Сказка обычно заканчивается хорошо, но то, что происходит внутри сюжета, продиктовано законами жанра. Если читать сказки без розовых очков, в том числе и русские, мы обнаружим много жестокости, которые в рамках этого жанра таковыми не являются.

При литературной переработке фольклор претерпевает изменения, связанные с установками авторов, с их точкой зрения.

Например, Перро был видным общественным деятелем, продвигавшим идею о поступательном прогрессе искусства рука об руку с развитием науки и ремесел, его сказки были способом идеологической борьбы против «неизменного идеала», заданного античностью.

— Сглаживание фактуры, гуманизация сказочного фольклора были обусловлены тем, кому была адресована сказка, — продолжает Неклюдов. — Городскому жителю XVII века, более образованному, уже претили кровожадные подробности.

Сказка «Рапунцель» братьев Гримм впервые была переведена на русский язык как «Колокольчик» Петром Полевым, впоследствии, как «Рапунцель», — Григорием Николаевичем Петниковым. Первоначальная версия могла бы повергнуть в шок юных читателей.

У Гримм девушка действительно жила у ведьмы в высокой башне, ее увидел принц, обманом поднялся по волосам в комнату Рапунцель... и она забеременела. Само собой, для ведьмы это недолго оставалось тайной, она отрезала волосы Рапунцель и заслала ее в Тмутаракань, где та стала бродяжкой с ребенком на руках. А потом ведьма дождалась принца, свесила вниз волосы Рапунцель и, когда принц забрался до середины башни, разжала руки, и принц свалился в терновник. С одной стороны, это смягчило его падение, и он не убился, с другой — терновник выколол ему глаза. Все остались живы, что можно считать хеппи-эндом.