Ещё

«Догхантеры вынуждены этим заниматься». Бездействие тюменских чиновников провоцирует живодеров 

«Догхантеры вынуждены этим заниматься». Бездействие тюменских чиновников провоцирует живодеров
Фото: РИА "ФедералПресс"
«Бюджетные деньги уходят в никуда»
В Тюмени отловом безнадзорных собак занимается МКУ «ЛесПаркХоз». В 2013 году учреждение выиграло конкурс на эту деятельность, с тех пор и стал монополистом на «рынке отлова». Новых конкурсов городская администрация не объявляла.
В «ЛесПаркХозе» «ФедералПресс» рассказали, что специалисты МКУ выезжают на вызовы местных жителей и увозят животных в пункт временного содержания. Собак, размер которых не превышает 70 см в холке и которые не пытались напасть на работников организации, выпускают обратно в город. Остальные животные — большие или агрессивные — остаются в питомнике, пока им не найдется новый хозяин.
«В день может поступать до 200 обращений. Весной собаки ведут себя агрессивнее, так как ищут пару, поэтому и жалоб граждан больше», — уточнили в МКУ.
Ввиду того, что конкурс на отлов безнадзорных животных администрация Тюмени не проводит, узнать, сколько средств выделено на эти цели оказалось проблематично. Оперативно прокомментировать ситуацию в пресс-службе администрации Тюмени корреспонденту «ФедералПресс» не смогли, издание направило официальный запрос.
По неофициальной информации речь идет о 15 млн рублей в год, — именно такую цифру озвучивает эксперт ОНФ, руководитель ТООО «Общество защиты животных» и координатор приюта «Лучший друг» Анна Москвина. Деньги выделяются напрямую из городского бюджета.
«Бюджетные деньги уходят в никуда. Из 15 млн рублей 90% — это зарплаты сотрудников. И у них нет контракта, по которому они бы получали деньги за выполненную работу. То есть они могут работать, а могут ничего не делать, все равно получат зарплату. Так какой дурак будет стараться работать, тем более в муниципальном учреждении? Поступила жалоба, они поймали собаку, стерилизовали, вернули обратно. Прошло какое-то время, люди опять жалуются, что она бегает по двору. Никаких бирок они не вешают, поэтому приезжают и снова забирают ту же собаку. Какой смысл тратить бюджетные деньги на то, чтобы животное покаталось и посидело в вольере? Больше обработанных животных за это время не становится», — поделился мнением с корреспондентом «ФедералПресс» Анна Москвина.
При этом, эксперт обратила внимание на слишком низкое количество пойманных собак. Раньше, утверждает Москвина, одна бригада «ЛесПаркХоз» ловила в день по две собаки. Получается, что за 15 млн в год учреждение стерилизовало около 700 псов — это более 20 тысяч на одну собаку.
«Таких цен нет ни в одной коммерческой компании России! Вроде бы сейчас стали отлавливать больше, но за счет чего? За счет щенков, которые погибают в питомниках, и за счет отловленных уже по десять раз одних и тех же собак. Не понимаю, как можно так некачественно работать», — пояснила Москвина.
Работа МКУ по отлову безнадзорных животных вызывает нарекания у местных жителей. По мнению горожан, никакого эффекта от обращений в службу нет.
Пост из паблика «ЧС Тюсень» в соцсети «Вконтакте».
К тому же, говорят тюменцы, бывают случаи, когда службы по отлову забирают домашних собак.
«Или ты уничтожишь бродячих собак, или бродячие собаки уничтожат тебя»
Многочисленные нападения безнадзорных собак на людей и неспособность властей решить проблему привели к распространению в Тюмени догхантеров. «ФедералПресс» удалось пообщаться с одной из местных жительниц, которая является сторонницей этого движения.
«Догхантеры категорически против живодерства в любом виде. Те, кто лупит собак топорами, подвешивает за короткие поводки в парках, выжигают глаза и перематывает пасть скотчем, — это не догхантеры. Это или осатаневшие от безнаказанности асоциальные подростки, или особи с девиантным поведением. Догхантеры ратуют за гуманное усыпление бродячих псов или санотстрел. Они используют адресное кормление бродячих псов приманками, начиненными безопасным для людей, но убойным для собак медицинским препаратом. Препарат не вызывает мучительной боли, как крысид, и адских мучений, как при кормлении фаршем с толченым стеклом. Такое порой практикуют доведенные до отчаяния обыватели, а также сотрудники ЖЭУ и УК», — пояснила свою позицию корреспонденту «ФедералПресс» одна из тюменских сторонниц данного движения Юлия Парамонова (имя изменено, прим.ред.).
Юлия рассказала, что раньше сама негативно относилась к этому движению. Она была уверена, что «догхантер» и «живодер» — практически синонимы. Женщина даже считала себя зоозащитницей, но со временем, тщательно изучив проблему, изменила свое мнение и стала сторонницей противоположного движения.
«Догхантеры — не асоциальные алкаши и опустившиеся социопаты, а, наоборот, — успешные и умные люди, чаще всего с высшим образованием, имеющие семью и детей, которых они стремятся в первую очередь обезопасить от диких стай псов. Это незаметная, трудная, но нужная работа», — считает Юлия.
Догхантер (имя изменено, прим.ред.) утверждает, что они вынуждены заниматься убийством бродячих псов только потому, что этого не делают власти.
«Не должны граждане за свой счет и свое время выполнять функции государственных служб. Не для того налоги платятся. Догхантеры не пишут жалобы в пустоту, не ноют, а просто убирают угрозу безопасности достойны уважения. Думаете им это доставляет удовольствие или им больше нечем заняться нечем? Отнюдь. Но по-другому никак. Или ты уничтожишь бродячих собак, или бродячие собаки уничтожат тебя или тех, кто тебе дорог», — поделился мнением Виктор.
«Сегодня — собака, а завтра — человек?»
Несмотря на то, что, по словам самих догхантеров, они используют гуманные методы, эту точку зрения разделяют не все. Показательным, например, является ужесточение законодательства за жестокое обращение с животными. Как объяснил «ФедералПресс» юрист Касым Алиев, деятельность догхантеров попадает под статью УК РФ «Самоуправство». При этом, если используются опасные яды, то это вдобавок это статья «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов».
«Кроме вышеперечисленного есть еще региональное законодательство, которое регулирует «жестокое обращение с животными» через административные законы», — пояснил Алиев.
Но на практике привлечь догхантеров к ответственности не так просто. По словам куратора группы помощи бездомным животным «ЖиВи» Ирины Бутаковой, в полиции такие заявления двигаются очень сложно. Был случай, когда пятимесячная лайка съела разбросанную отраву. Хозяин вызвал полицию, но это ни к чему не привело.
«Полицейский говорит: «Ну, мало ли, накормили может чем-то». В общем, спустили на тормозах», — рассказала она.
По мнению экспертов, деятельность догхантеров — это не только уголовная ответственность. Речь здесь идет и о девиантном поведении, а гарантий, что в следующий раз их жертвой станет уже не собака, а человек — нет, и тогда речь пойдет уже о другой статье Уголовного кодекса. Такого мнения, например, придерживается психолог Елена Турлина.
«Только люди, свободные от некоторых сдерживающих убеждений в своем сознании, способны пойти на убийство высокоразвитых существ. Одно дело — травить насекомых, паразитирующих в доме. Совсем другое — убить беззащитное животное, глядя ему в глаза. Можно предположить, что подобные личности быстрее и легче найдут для себя оправдания, если им понадобится убивать и себе подобных. В истории случалось всякое. Бывали трудные времена для людей. Жители блокадного Ленинграда могли переступать через свои гуманные принципы и охотиться на собак, чтобы утолить острый голод. Но это пример ситуации, доводящей людей до предела. В данном случае тот, кто нашел для своих скрытых темных побуждений выход в убийстве животного, уже сказал о себе многое миру — а может, стоит тщательно исследовать этих сограждан и при негативных результатах их психодиагностики попытаться оградить других людей от потенциальной опасности, которую могут принести отравители собак?» — поделилась она мнением с корреспондентом «ФедералПресс».
Видео дня. Как не подцепить COVID-19, заказывая еду на дом
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео