По формуле 

По формуле
Фото: Lenta.ru
Вчера в Монако прошел самый знаменитый этап сезона Формулы-1. Победителем стал , но для значительной части собравшейся в княжестве публики это не особенно важно, ведь гонки — это прежде всего модная тусовка. «Лента.ру» вспомнила главных модников Формулы-1 в разные эпохи — с первого заезда 1950 года до наших дней.
Гонка в Монако — не только самый престижный, но и самый гламурный этап сезона. В рамках уикенда проходит масса светских мероприятий. Одно из них — Amber Lounge Fashion Show, в рамках которого по подиуму прошли пилоты Формулы-1. Непривычные к такой работе гонщики откровенно смущались и чувствовали себя не в своей тарелке — они вообще не привыкли носить что-то кроме форменной одежды.
Автомобильный спорт — не теннис или фигурное катание, где допустимы эксперименты с внешним видом спортсмена. В гонках главные законодатели моды — это безопасность и спонсорские контракты, поэтому все пилоты выглядят одинаково: несгораемый комбинезон, несгораемое белье, носки и перчатки, несгораемая гоночная обувь, шлем и много-много логотипов спонсоров. Материалом для гоночного комбинезона является номекс — несгораемый материал, изобретенный в начале 1960-х годов и поступивший в продажу в 1967-м. Шлем выполнен из прочного и легкого углепластика.
Фактически из всей экипировки спортсменов именно шлем является единственным полем для экспериментов. Но так было не всегда. До 2000-х пилоты использовали один и тот же дизайн шлемов на протяжении всей карьеры, а цветовая схема его была простой и консервативной.
Все изменилось с приходом нового поколения пилотов вроде четырехкратных чемпионов мира и главных претендентов на титул в 2018 году англичанина и немца . Льюис начал заказывать разработку уникального дизайна шлемов для особых этапов вроде того же Монако или домашнего Гран-при Великобритании, а Себ и вовсе стал появляться в новом шлеме на каждой гонке.
Новую моду подхватили и другие пилоты, что не понравилось чиновникам из международной автомобильной федерации (FIA). Чехарда с дизайном шлемов вела к размыванию идентичности пилотов и путала болельщиков. В итоге зимой 2015 года в регламент соревнований были внесены поправки, которые запретили пилотам менять оформление своих шлемов по ходу сезона. Впрочем, на небольшие корректировки оттенка и добавление блесток чиновники смотрят сквозь пальцы.
На заре Формулы-1 — в 1950-е годы — о безопасности гонщиков и зрителей никто не думал, поэтому пилоты могли позволить себе невероятные для нынешний времен вольности. Например, британец , ставший чемпионом в 1958 году на , всю свою карьеру выступал в бабочке, а поверх комбинезона зачастую надевал стильную зеленую куртку. При этом молния на куртке всегда была немного расстегнута, чтобы бабочка оставалась видна. Французские пилоты даже дали Майку прозвище «Папийон» — «Бабочка». В редких случаях Хоторн изменял бабочке с галстуком.
За пределами гоночной трассы Майк и вовсе был настоящей иконой стиля. Он обожал твидовые пиджаки, жилетки и кепки, которые снимал лишь для того, чтобы надеть шлем. Хоторн был первый плейбоем в истории Формулы-1. Он курил трубку, был всегда окружен женщинами и не скрывал любви к спиртному. Гонщик частенько засиживался в пабах до зари, а его любимой похмельной игрой с утра была охота на велосипедистов. Товарищ и главный соперник Хоторна в сезоне 1958 года сэр Стирлинг Мосс вспоминал, что Хоторн садился на мотоцикл, брал в руки деревяшку и старался на ходу выбить велосипедистов из седла.
Столь разгульный образ жизни был во многом связан с уверенностью Майка в скорой смерти. Помимо того, что с 1956-го по 1958 год четверо его напарников по Ferrari погибли в гонках, а сам он стал причиной страшной аварии на гоне 24 часа Ле-Мана 1955 года, стоившей жизни 80 зрителям, Хоторн страдал от болезни почек. По оценкам врачей, жить ему оставалось всего несколько лет. Став чемпионом и похоронив лучшего друга и напарника по Ferrari Питера Коллинза, Майк повесил шлем на гвоздь. Он хотел прожить последние годы жизни вместе с возлюбленной, но спустя всего несколько месяцев погиб в дорожной аварии.
В конце 60-х — начале 70-х гонщики будто сорвались с цепи. The Beatles, Rolling Stones, Джими Хендрикс, Doors и другие рок-группы звучали из каждого радиоприемника, их концерты собирали стадионы, а внешний вид становился примером для подражания. Не стали исключением и пилоты, из-за недостаточных требований к безопасности все еще игравшие со смертью в кошки-мышки. Пожалуй, никогда еще музыканты и гонщики не были столь похожи друг на друга.
И рокеры, и пилоты Формулы-1 жили быстро, умирали молодыми, отпускали длинные волосы и бакенбарды. Обладателями самых рокерских «луков», пожалуй, можно признать трехкратного чемпиона мира (1969, 1971, 1973 годов) шотландца и двухкратного чемпиона Эмерсона Фитипальди из Бразилии. Стюарт вообще был законодателем моды на рубеже десятилетий.
Джеки происходил из древнего шотландского рода и был потомком королевы Марии Стюарт. Желая подчеркнуть свое происхождение, Джеки нанес на свой шлем родовой тартан — клетку, которая у шотландский кланов играла роль герба. Большое внимание Стюарт уделял своему внешнему виду и вне гоночного автомобиля.
«Я понимал, что мне нужно быть хорошо одетым, чтобы производить на людей правильное впечатление. Поэтому я всегда тщательно подбирал костюм, куртку и брюки. Была еще одна важная деталь — мне нужно было носить что-то на голове, чтобы длинные волосы не путались. Я решил, что гонки требуют чего-то более трендового, чем банальная бейсболка. Я остановил свой выбор на вельветовой кепке в стиле той, что носил в те времена », — вспоминал Стюарт в своей автобиографии Winning is not enough.
Но главным рок-н-ролльщиком за всю историю Формулы-1 был . Отношение пилота к своей жизни отлично показано в фильме «Гонка». Алкоголь, курение, беспорядочная половая жизнь, слухи об употреблении наркотиков — все это не мешало Ханту быть невероятно быстрым на трассе. Джеймс шумно праздновал победы и не менее шумно топил в пучине тусовок горечь поражений.
Будучи настоящим плейбоем, британец большое внимание уделял своей внешности. Джеймс любил брюки-клеш, яркие пиджаки, рубашки с вырезом до середины груди, ботинки на большом каблуке, длинные волосы, бакенбарды — он выглядел как типичный модник 70-х. Уже завершив карьеру, Хант продолжал приезжать на гонки и оставался королем вечеринок.
Моды на усы, а тем более бороды в Формуле-1 никогда не было, и все же несколько гонщиков в истории неотделимы от растительности на их лицах. Одним из первых усачей Формулы был французский пилот Морис Трентиньян, дважды побеждавший в Монако в 1950-е годы. Трентиньян переодически экспериментировал со своими усами, но чаще всего оставлял над верхней губой тонкую коротко стриженную полосу — такой стиль называют усики-«карандаш». «Карандаш» был самым популярным стилем усов в 1940-е, но в следующем десятилетии уже смотрелись вышедшими из моды.
Куда большего успеха достигли и его усы. Британец был чемпионом мира в 1962-м и 1968 годах и является единственным в истории обладателем так называемой «Тройной короны»: на его счету победы в Гран-при Монако Формулы-1, 24-часовом марафоне Ле-Мана, а также в самой престижной гонке Америки Инди 500. Усы же стали визитной карточкой Хилла. Грэм старел, седел, менял прически, но усы оставались неизменными.
В начале 1960-х Хилл носил короткие волосы, в середине десятилетия начал зачесывать их назад, а в 1970-е поддался общей моде — отрастил длинные волосы и отпустил бакенбарды, но усы трогать отказывался. А ведь это был все тот же стиль «карандаш», что и у Трентиньяна! Ни о каком следовании трендам речи не шло — Хилл создал собственный уникальный стиль, который бережно хранил. К сожалению, мы уже не узнаем, какова была бы судьба усов Грэма поcле завершения его карьеры: в 1975 году он разбился в авиакатастрофе. Причем за штурвалом был сам Хилл.
А вот приключения усов другого известного усача — чемпиона мира 1992 года  — регулярно заставляли фанатов поволноваться. Фанаты обожали Мэнселла за то, что он был воплощением типичного британца. У него было едва ли не самое популярное на островах в то время имя, он был прост в общении, носил классическую клетчатую кепку и английские усы и вообще больше походил на водителя грузовика или почтового фургона, чем на топ-пилота Формулы-1.
Каково же было удивление фанатов, когда в 1989 году, после девяти лет в спорте, Найджел сбрил усы! Вопрос зачем он это сделал и просьбы вернуть усы за один сезон настолько надоели Мэнселлу, что уже в 1990 году он их вновь отрастил. В следующий раз избавиться от надоевших усов Биг Найдж смог только в 1996-м, после завершения международной гоночной карьеры. И лишь спустя долгие 18 лет вся Британия вздохнула с облегчением: Мэнселл вновь отрастил усы.
Единственным же известным бородачом в истории Формулы-1 был австриец Харальд Эртль. За пять лет в королеве автоспорта он пробился на старт всего 19 гонок, а главным его достижением стало спасение соотечественника Ники Лауды из объятой пламенем Ferrari во время Гран-при Германии 1976 года. Но приз за лучшие усы и бороду в истории автоспорта Харальд заслужил.
Несмотря на то что во все времена лучшие гонщики Формулы-1 обладали мировой известностью, первым пилотом, ставшим глобальной звездой, имя которого было известно практически каждому, стал . «Красный барон» стал первым гонщиком, рекламные контракты которого заметно превышали зарплату, что позволило Шуми наряду с Тайгером Вудсом стать первым спортсменом-миллиардером. Впрочем, Михаэль все равно использовался рекламодателями как инструмент влияния на автомобильную аудиторию. Первым же пилотом, заявившем о желании создать «глобальный бренд», стал Льюис Хэмильтон.
Помимо того что Льюис является одним из самых талантливых пилотов в истории, он еще и первый в истории Формулы-1 чернокожий гонщик. Естественно, многочисленные победы сделали Хэмильтона настоящей иконой для чернокожей общественности. Для Льюиса открыты двери на тусовку любой звезды хип-хопа, он и сам не скрывает желания попробовать себя в музыке. По слухам, Хэмильтон даже записал альбом, но на суд общественности его не представил.
Среди друзей Льюиса значатся , , J. Cole и семейство Уэст-Кардашьян. В мае 2017 года модель рассказала, что ее тогдашний бойфренд A$AP Rocky и Хэмильтон раздумывают над совместным проектом в музыке или моде. Льюис неоднократно появлялся на модных показах — сначала в компании певицы , с которой долгое время состоял в отношениях, а затем и в одиночестве.
В марте этого года Хэмильтон стал глобальным послом бренда Tommy Hilfiger. «Льюис — суперзвезда мирового масштаба. Он не только один из лучших атлетов в мире, но и, на мой взгляд, икона стиля. Он все время учится, у него врожденное чувство стиля, и он очень настоящий», — охарактеризовал пилота сам . К сожалению, Льюис — скорее исключение. Другие пилоты посещают лишь обязательные спонсорские мероприятия, не уделяют своему стилю никакого внимания, а личную жизнь хранят за семью печатями.
Тем не менее мир больших скоростей продолжает привлекать модные дома и производителей люксовых товаров. У каждой команды есть свой часовой спонсор, а у многих еще и официальный портной. IWC сотрудничает с Mercedes-Benz, Hublot — с Ferrari, TAG Heuer — с Red Bull Racing, Richard Mille — с McLaren, а Oris — с Williams, а Rolex является спонсором всего чемпионата. Наиболее прочные ассоциации со спортом выстроил Hugo Boss. Немецкий дом долгие годы одевал пилотов McLaren, но теперь они делают это сами: спонсором команды стал молодой спортивный бренд Kimoa, созданный лидером коллектива — двукратным чемпионом (2005 и 2006 годов) . Вполне возможно, что вскоре примеру испанца последует и Хэмильтон.
Видео дня. Звезды, которые, возможно, все еще живы
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео