Одессит в Костроме. Часть 9: на работу берут «своих да наших»?

В конце минувшего года в Кострому переселился одессит. Это наш коллега, журналист . В Одессе он известен также как краевед, публицист и писатель, автор ряда книг об истории России и «Южной Пальмиры». А еще Олег Де-Рибас является представителем и биографом одесской ветви древнего испано-итальянского рода. Наиболее известной личностью, принадлежащей к этой фамилии, был российский адмирал И.М. де-Рибас – основатель Одессы.
Одессит в Костроме. Часть 9: на работу берут «своих да наших»?
Фото: k1news.ruk1news.ru
На этой неделе мы начали цикл публикаций «Одессит в Костроме».
Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвертая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть
Восьмая часть
У меня был троюродный брат. Не то, чтобы его теперь нет совсем, но он, во-первых, остался в Одессе, а во-вторых, в нем – бывшем члене и парторге крупного научно-исследовательского института пробудилось, спавшее глубоким летаргическим сном, национальное самосознание. И теперь, на примере нашей былой дружбы стал я, господа-товарищи, лучше понимать логику Гражданской войны. Это когда один брат воевал за «красных», второй – за «белых», а остальной, например, за «зеленых», благо, что не за всяких других разноцветных. Тем не менее, дай Бог моему родственнику здравомыслия, ведь злым и упертым он был не всегда, надеюсь также, что остался он человеком остроумным. Всегда у него был в запасе найденный где-то (это в «безынтернетную», между прочим, эпоху) свежий смешной анекдот или пара-тройка поговорок собственного, по-видимому, сочинения. Таких как: «Не любишь кататься – не будешь надрываться!» или «Сколько волка не корми, а все равно в чужой колодец плюнуть хочется!». А ведь только сейчас вдумался и понял, как это характерно для одной из наших братских наций!..
Ничего не возьму из этой относительно недавней истории, кроме пословицы про «Серого», да и ту применю, пожалуй, в несколько неожиданном ключе. В Костроме я, между прочим, довольно-таки давно. Первый месяц вместе со своими открывал «терра инкогнита», а второй, также третий и четвертый искал ту самую, которая «в лес не убежит». В журналистике я уже четверть века, и захотелось мне почему-то на новом месте, как в молодости, вернуться, понимаешь, к «железу».
Вот зарисовки, характерные для того периода. Вакансия – инженер-конструктор. «Что, что? Авто как? Ах, «Автокад». Дома открыл, посмотрел как «на новые ворота», закрыл, уверен, что навсегда. Одним словом – Автогад Неделю простоял учеником токаря у станка с ЧПУ, научился – хвалили за то, что очень качественно очищаю картер от стружки, другие достижения были выражены менее ярко Скоро стану я, ура, оператором котельной, в простонародье – истопником, и зарплата у меня будет хорошая, но маленькая. «Какая такая «корочка»? «Сколькомесячные» курсы? А то, что четыре года четвертым механиком на четырех судах, это не в счет? А «4-го» на борту, знаете, как зовут? «Король воды, г а (фекалий) и пара», между прочим В контролеры (ОТК) я б пошел, пусть меня научат. «Не потяну? Вот оно как! Конечно, куда мне с моим высшим политехническим рылом!..»
«Да! – говорил Маяковский. – Будь я и негром преклонных годов скорее нашел бы работу». Кажется, точно процитировал? Но я – не «парень чернокожий», да и русский моя «мала-мала-понимай». Что касаемо годов, то все мои, а если пол не подходит, то так и скажи. Работопредоставлятель, констатирую, нынче пошел балованный
Мои новые друзья-костромичи иронично улыбаются. «Понимаешь, – говорят, – здесь на работу берут по знакомству. Отвечаю: «Готов познакомиться!». «Ты не понял – в Костроме принимают «по звонку». Так диктуйте номер, позвоню
Одно время хотелось завыть и в лес, но теперь уже не убегу!
18+