«Это тяжелая болезнь, которую надо лечить»: психологическую экспертизу перед пластикой могут ввести в России 

«Это тяжелая болезнь, которую надо лечить»: психологическую экспертизу перед пластикой могут ввести в России
Фото: 360tv.ru
Член объявила войну силиконовым куклам. Политик выступила с инициативой подвергать психологической экспертизе всех, кто решился на пластическую операцию.
Источник фото: телеканал «360»
«Легче купить куклу резиновую. Платить не надо, одевать не надо, кормить не надо», — так известный сенатор Валентина Петренко отзывается о жертвах пластики. Когда желание меняться затмевает все разумные пределы, нужно вмешательство не хирурга, а психолога, уверена политик.
«Это болезнь. Это правда болезнь, это правда некрасиво. Это не гармонично. И они действительно психологически заболели. Потому что что они увидели? Это как некоторые хотят себя увидеть кошкой или другим зверем, похожим на него. Это тяжелая болезнь, это уже лечить нужно», — заявила Валентина Петренко.
Сенатор считает правильным ввести обязательную консультацию психолога. После большого количества пластики девушки меняются не только внешне. Гораздо больше изменений внутри — и не в лучшую сторону. Такой вывод член Совета Федерации сделала, изучив фотографии до и после операций.
Источник фото: телеканал «360»
«Посмотрите, насколько она красива, когда ей дано природой. И здесь — здесь манекен. Простите меня, пожалуйста, но человек выглядит очень неординарно», — прокомментировала снимки Екатерины Валентина Петренко.
Под нож хирурга Екатерина Колисниченко ложилась не один раз. Только нос девушка переделывала дважды. Теперь она уже не провинциалка, а светская львица. Как менялась ее внешность, Екатерина делится со своими подписчиками. Многие пишут, что девушка и без пластики была симпатичной. Она согласна — будь тогда рядом психолог, может, и отговорил бы от ненужных операций.
Источник фото: телеканал «360»
«Я бы хотела, чтобы сел какой-нибудь психолог и сказал: «Кать, ты не делай нос». Я сейчас кайфую, мне нравится этот нос. Но я перенесла две ринопластики, я ходила 8 месяцев с непонятно чем на лице после хирурга-рукожопа», — поделилась Екатерина Колисниченко.
Пластический хирург Левон Арамян категорически против привлечения психологов. Во-первых, нарушаются права пациента, считает Левон, а во-вторых, хороший врач сам не возьмется уродовать клиента.
«Я считаю, что отговаривать — это часть нашей работы. Мы вовсе не обязаны уговаривать, это не сфера услуг в традиционном понимании. В первую очередь я отношусь к человеку, который ко мне пришел, не как к клиенту, а как к пациенту. Моя задача ему помочь и не навредить, как гласит кодекс доктора. Удалить ребра, увеличить грудь до 12 размера, я могу утрировать, но примерный смысл понятен. Конечно, таким людям мы отказываем, но стараемся им помочь. Посоветовать психолога в этом случае имеет смысл», — отметил Левон Арамян.
Пока неизвестно, поддержат ли инициативу Валентины Петренко коллеги. А вот Екатерина Колиснеченко сама — без советов психолога — решила больше к пластике не прибегать. Теперь девушка будет корректировать свою внешность только макияжем и стрижкой.
Видео дня. Можно ли верить сонникам
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео