Ещё

Был бежевым, стал алым: отчего покраснел дом Пастернака 

Пролетарский красный вместо теплого бежевого. Дом биржевого маклера Никифорова на Сивцевом Вражке, где в течение нескольких лет жил Пастернак, в результате капитального ремонта лишился своего неповторимого облика. Почему старинные здания в исторической части Москвы уже не первый раз радикально меняют имидж? И есть ли способ сохранить архитектурное наследие Москвы?
Столетний дом на Сивцевом Вражке внезапно покраснел. А вслед за ним покраснели от возмущения и жители района. «Я просто остолбенела, когда увидела родной для моих глаз дом! Часть его стен была безумного красного цвета», — говорит художник Сона Адалян.
Каким здание было задумано, доподлинно неизвестно, но последние 70 лет стены носили спокойный бежевый оттенок. «Мне он просто чужой, это уже не наш дом», — говорит местная жительница.
В цвет алого стяга его покрасили с подачи старшей по дому. Именно она в ходе капремонта затеяла колористическую революцию. «Он стоял много лет покрашенный в такой грязный цвет. И вот так сразу поменять цвет, это может быть сразу неприлично, — случайно оговаривается Ольга Дерябина, и тут же поправляется, — ой, непривычно. А так нам в принципе нравится».
Споры о вкусах тут неуместны. Здание считается ценным градообразующим объектом. Его покраску необходимо согласовывать со специалистами, но их мнением пренебрегли. «Окружающий городской ландшафт не позволяет делать здание в каких-то вызывающих ярких тонах, — подчеркивает искусствовед, историк московской архитектуры Кирилл Алексеев. — Все выкрашено латексными красками XXI века, поэтому сейчас это задние смотрится неестественно, как смотрелась бы пластиковая рамка на дорогой картине».
Дом на Сивцевом Вражке был построен в 1914 году в стиле позднего модерна для биржевого маклера Никифорова. Архитектор Дубовский. У дома интереснейшая история. «В не убиравшуюся месяцами столовую с Сивцева Вражка смотрели зимние сумерки, террор, крыши и деревья Приарбатья», — писал Борис Пастернак. В этом доме он прожил почти два года — с 1917-го по 1919-го. Самое сложное время в жизни поэта, время разрухи и голода.
Внук поэта, московский архитектор Борис Пастернак сейчас в отъезде, но и по телефону не скрывает негодования: «Реставраторы, наверное, поскоблили бы и нашли первоначальный цвет. Все это нужно было делать в установленном порядке и не заниматься самодеятельностью».
Несмотря на протесты общественности, вернуть зданию прежний облик будет непросто. Это отлично знают жители сталинки в Филях. Во время капремонта подрядчик вместо того, чтобы просто отмыть, начал закрашивать рустированную керамическую плитку, которой было облицовано здание. «Плитка красится, конечно, не должна. Проект был написан не достаточно четко, и подрядчик начал трактовать удобным для себя способом», — говорит активист Ольга Мостинская.
Жители написали десятки жалоб. Подрядчика обязали краску смыть. Рабочие сначала взялись за дело, но поняв, что это надолго, просто исчезли с объекта. Вот уже полгода здание так и стоит — наполовину крашенное. Бежево-алым рискует остаться и дом в Сивцевом Вражке.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео