Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Улыбка Гуинплена: издевательства в дельфинариях обернулись серьезной проблемой

«Мамочка, смотри, дельфиненок! Какой маленький!!!» — восторженный детский голосок на фоне жуткого видео. Голубая вода бассейна окрашивается в бордовый цвет крови. Мечутся, не находя покоя, только что родившая самка и ее новорожденный детеныш, пытаясь спрятаться от чужих любопытных глаз хоть куда-нибудь, — но их свобода ограничена размерами бассейна для шоу. Другие напуганные члены стаи сбились в одну кучу на дне

Улыбка Гуинплена: издевательства в дельфинариях обернулись серьезной проблемой
Фото: Карельские вестиКарельские вести

Недавно в знаменитом Одесском дельфинарии продавали билеты на роды дельфинихи. На последнем месяце беременности «артистку» заставили прыгать через обруч, ловить в воздухе рыбу Появление малыша многочисленные зрители тоже восприняли как еще один «веселый» трюк. Под красивую сентиментальную музыку всех присутствующих громко поздравили с этим событием.

Видео дня

Такое вот ми-ми-ми. Жаль только, что нельзя повторить на бис

Кто более добры и разумны — дельфины, которые никак не мешают жить людям, или люди, ради развлечения берущие дельфинов в настоящее рабство, — сегодня, во Всемирный день китов и дельфинов, попытался выяснить «КВ».

«Если бы дельфинам было плохо, разве стали бы те размножаться в неволе? — работники Одесского дельфинария в интервью разгневанным СМИ, когда первая эйфория уже сошла, упирали на то, что подобные роды — в порядке вещей. — Смотрите, дельфины же улыбаются!»

Одумайтесь! Если у дельфина вечная улыбка Гуинплена, это вовсе не значит, что он всем доволен. Просто он таким создан. И даже мертвый (по вине двуногих прямоходящих) будет продолжать «улыбаться».

Девочка вместо мальчика

Маленькие, лет до шести, дети отчего-то чувствуют эту боль и злую энергетику дельфинариев. Проводили психологический опрос, в ходе которого выяснилось, что малышам не нравится туда ходить, так же, как и в цирк на представления с дрессированными животными, но родители ставят галочку в категории «правильных воскресных развлечений». Им кажется, что таким образом они прививают подрастающему поколению любовь к природе. Со временем дети действительно привыкнут (привыкнуть можно ко всему, как дельфины — к неволе) и, повзрослев, потащат в дельфинарий уже собственных упирающихся детей

Спрос рождает предложение. «Если бы проблема решалась так просто! Мне тоже не нравится, как обходятся с этими умнейшими существами, — на одном из тематических интернет-форумов горячится 30-летняя Елена. — Хорошо, давайте закроем дельфинарии и выпустим всех в море, но мы же прекрасно понимаем, что на воле уже прирученные дельфины не выживут, значит, мы совершим еще большее зло».

На Украине хотя бы есть закон, обязывающий дельфинарии использовать только морскую воду. В России, в наших многочисленных передвижных цирках шапито, нередко полуподпольных, работающих с фальшивыми документами (где дельфин-подросток выдается за взрослую, 17-летнюю особь, а самку записывают как самца), как рассказывали волонтеры, настоящая морская вода совсем необязательна — главное, чтобы она была по составу идентична натуральной. То есть добавили соли для ванн и хлорки для очистки — требования формально соблюдены

Обеззараживающие вещества разъедают кожу и слизистые оболочки не только дельфинов, но и сотрудников, за ними ухаживающих. Но у людей рабочий день закончен, и они могут идти домой. Они свободны.

Дельфины же в нечеловеческих условиях медленно теряют рассудок. Матери после родов нередко отказываются кормить собственных детенышей, чего не бывает в дикой природе, некоторые так и вообще не дают всплыть новорожденным на поверхность, чтобы те могли сделать первый вздох, — и дельфинята погибают. «В Крыму содержалась постоянная семейная пара, где мать рожала, а отец семейства тут же топил свое потомство», — рассказывают волонтеры.

Могут дельфины и покончить с собой: просто берут и сознательно перестают дышать.

До недавнего времени права дельфинов отстаивать у нас было некому. Но этой весной в Сочи открылся первый в России Научно-экологический центр спасения дельфинов «Дельфа». Его организаторы и участники делают все, чтобы вернуть дельфина в его естественную среду обитания.

«Наш центр мы назвали в память о погибшей афалине по имени Дельфа, — рассказывает организатор Татьяна Белей. — Ее нелегально выловили в Черном море вместе с другом Зевсом и продали в частный дельфинарий в Москве. Бассейн для них оборудовали в силосной яме. Мелкий, грязный, с ледяной водой. Дельфинов почти не кормили. Дельфа и Зевс тяжело заболели. Волонтеры нашли их в ужасающем состоянии, добились срочной конфискации у хозяина. Перевезли в морской дельфинарий. Но все оказалось бесполезно: у дельфинов настолько упал иммунитет, что антибиотики уже не помогали. Для их спасения требовались условия содержания, максимально приближенные к природным, в том числе и по размерам. Несмотря на все усилия, Зевс и Дельфа погибли Тогда мы и решили, что в память о них должны сделать что-то по-настоящему важное».

Во многих странах действуют службы, которые оказывают необходимую помощь диким дельфинам, попавшим в беду, и обучают основам этого добровольных помощников. Но в России — да и в мире — это первый многофункциональный центр, ставящий перед собой сразу несколько задач: не только помощь пострадавшим дельфинам, но и научно-исследовательские, образовательные программы, а также реабилитация и возвращение на свободу дельфинов после их «заключения» в дельфинариях.

«Что же касается непосредственного возвращения дельфинов на свободу, то этому должен предшествовать процесс реабилитации, — продолжает Татьяна Белей. — Нужно дать им некоторое время, чтобы они вспомнили навыки охоты и в полной мере почувствовали себя дикими и свободными. Для этих целей в акватории порта «Имеретинский» будет установлен просторный морской вольер».

Защита от штормов, чистая вода, достаточная глубина, строгий контроль судоходства, сюда часто приплывают сородичи — все эти факторы очень важны для успешного процесса реабилитации дельфинов. Но самое главное — это люди, готовые им помочь.

Лучше людей

Сочи. Морской порт «Имеретинский». Группа молодых людей толпится на причале возле знаменитой черноморской афалины. Вернее, ее копии — детской надувной игрушки масштаба примерно 1:5, бездыханно лежащей на земле.

— Так, граждане отдыхающие, быстро отошли на 25 шагов! Не загораживаем проход специалистов к пострадавшему дельфину! Кто первый покажет, как нужно его правильно спасать?.. — это начинаются занятия по подготовке волонтеров в первом в России Центре спасения дельфинов «Дельфа». «Наш центр — своеобразный антидельфинарий, шоу и дурацких представлений для увеселения публики тут точно не будет», — уверена организатор этого некоммерческого проекта Татьяна Белей. Все здесь держится на голом энтузиазме.

Жители черноморских городов, готовые тратить свои силы, нервы и свободное время для спасения братьев наших меньших, пришли на тренинг вечером после основной работы. Это уже вторые подобные практические курсы. Первые были в конце весны: организаторы тогда бросили клич через Интернет — народу собралось около ста человек.

«Сейчас уже особо себя не рекламируем. Это мероприятие по сравнению с прошлым довольно камерное. И все равно желающих невероятно много. Разумеется, это и хорошо: чем больше будут знать, что делать для пострадавших дельфинов, тем лучше», — продолжает Татьяна Белей.

Ежегодно на побережье находят трупы мертвых дельфинов и еле живых, больных и раненых, которым нужна срочная помощь. Курортники не знают, что делать в таких случаях, кому звонить, нередко совершают всякие глупости: кто-то заливает дыхало (орган для дыхания) погибающего дельфина водой, кто-то силком тащит страдающее существо в море

В прошлом году, по данным СМИ, на Черном море не удалось спасти около четырехсот дельфинов, выбросившихся из воды и запутавшихся в сетях. На побережье Крыма в том же 2017-м погибли 217 дельфинов. Пик их смертей пришелся аккурат на высокий сезон.

Очередного погибшего дельфина неожиданно обнаружили в сочинском лесу около месяца назад. Никто не знает, как он там оказался: то ли умер при транспортировке из одного дельфинария в другой, то ли привезли браконьеры. Маловероятно только, что он выбросился из моря сам и каким-то неведомым образом дополз до леса. Это сделали люди

В огромном количестве расставлены нынче в море браконьерские сети. Не все, конечно, нацелены именно на ловлю дельфинов. Поимка этих млекопитающих чаще всего — приятный бонус для рыбаков. Дельфины, а также косатки и белухи стоят десятки тысяч долларов. Но все же прекрасно понимают, что ловить и продавать дельфинов в водные цирки целенаправленно — это преступление: те же черноморские афалины занесены в Красную книгу. А вот если дельфин попадется в сеть случайно, то почему бы его выгодно не реализовать? В документах потом напишут, что он был рожден уже в питомнике под аплодисменты публики, а на самом деле — совершенно дикий и был пойман противозаконно.

— Бывало, наши волонтеры вытаскивали из браконьерских сетей застрявших там дельфинов, — рассказывает координатор проекта «Дельфа» Елизавета Яковлева. — Если рыбаки не хотят с вами разговаривать и их отпускать — цитируйте статьи закона о краснокнижных животных, грозитесь немедленно сообщить в погранслужбу и полицию. Чаще всего нарушители пугаются и идут на сотрудничество — себе дороже.

Почти у всех девушек-волонтерок — кулоны с маленькими дельфинчиками на груди. У кого из драгоценного металла, у кого-то — обычные. «Это символ вашей организации?» — интересуюсь я. «Да нет, просто любимые украшения. А то еще напишите, что мы — секта по спасению дельфинов», — отшучиваются участники.

Татьяна Белей — москвичка, но без моря не может. Помимо спасения дельфинов она еще и профессионально занимается фридайвингом, инструктор. Ныряет с задержкой дыхания на несколько минут. «В море лучше, чем на суше, — утверждает девушка. И, немного подумав, добавляет: — А дельфины лучше людей».

33-летняя Алина из Уфы — юрист по профессии. Переехать в Сочи была ее давнишняя мечта. И вот уже два года она здесь. Живет в Хосте. Там же и ее «зона ответственности» за спасение дельфинов. Вообще все волонтеры поделены на бригады, и у каждого свой «ареал обитания» — район, который они должны патрулировать.

— На принтере распечатываю объявления, куда обращаться, если вдруг увидели на берегу раненого дельфина, — рассказывает Алина. — Потому что люди иногда даже не знают, где просить помощи. Начинают что-то придумывать, пытаться сразу перенести дельфина в море, а этого делать ни в коем случае нельзя.

Нельзя, как оказалось, по нескольким причинам. Во-первых, без необходимых знаний и навыков, даже исходя из лучших побуждений, своими действиями дельфину можно причинить серьезный вред. Собственная безопасность тоже важна — находящееся в стрессе животное может запросто ранить своего спасителя, например, ударив тяжелым хвостом, дельфин может быть и опасно болен, а китообразные так похожи на человека, что многие болезни у нас тоже общие, и мы можем друг от друга заразиться. Кстати, чаще всего родители даже не связывают внезапное недомогание ребенка с недавним посещением дельфинария и «терапевтическим» плаванием вместе. И, как выясняется, зря.

Именно поэтому погибших дельфинов положено грамотно утилизировать. А те, кто бросают их трупы в лесу, не просто безжалостные садисты — они реально ставят под угрозу здоровье окружающих. Болезни бывают разные. «Вполне может быть инфекция, опасная для человека», — строго предупреждает ветеринарный врач-микробиолог , научный руководитель «Дельфы».

Она выбирает добровольцев из группы и показывает им, как правильно обрабатывать раны травмированного животного, очистить его дыхало и даже собрать биоматериалы для анализа, чтобы отправить в лабораторию — на предмет поиска причин болезни, заставившей дельфина выброситься на берег.

Все это время над надувной игрушкой волонтеры бережно держат большое пляжное полотенце, чтобы та не сгорела на солнце, и постоянно поливают ее морской водой. Учение максимально приближено к боевому крещению. На месте надувного дельфина я бы уже давно ожила

«Наш друг пришел в себя, и теперь мы можем его отпустить», — внимательно приглядевшись к игрушке, командует Татьяна Денисенко.

Двое добровольцев, будто драгоценную ношу, перекатывают муляж на специальную подстилку-простыню, к ним присоединяются еще четверо спасателей (взрослый дельфин весит несколько сот килограммов — так просто не утащить!) поднимают тушу и осторожно несут в Черное море.

Живые существа, а не вещдоки

«Некоторые специалисты оправдываются тем, что отлавливают дельфинов по квотам для научных целей, чтобы исследовать их. Хоть убейте, но я не могу понять, как можно делать выводы о поведении и физиологии всех дельфинов по тем существам, которые томятся в ненормальном состоянии в неволе, — это все равно, что делать заключения о физиологии, этике и морали всего человечества, изучая поведение арестованных за решеткой», — негодует Татьяна Белей.

Существуют квоты на отлов морских млекопитающих не только в научных и культурно-просветительских, но и в военных целях. Да, дельфинов натаскивают на поиск вражеских объектов, поимку диверсантов или обезвреживание мин — последних, кстати, нередко ценой своей жизни.

«И все же нелегальных отловов очень много», — продолжают волонтеры. То там то здесь обнаруживаются неучтенные особи по подложным документам. Активисты постоянно мониторят и инициируют проверки дельфинариев по всей стране. «Однако даже доказав, что млекопитающее находится в заведении незаконно, нельзя просто так взять и изъять его у владельца. По бумагам дельфин — чужая собственность. Пока идут суды, его конфискуют и оставляют на так называемом ответственном хранении в точно таком же дельфинарии, что часто приводит к гибели — как случилось с Зевсом и Дельфой. Живые существа — не вещдоки. Подобное положение вещей надо менять», — переживают активисты.

« в неволе живет 3–5 лет? Вы в своем уме?! Какая глупость! Дельфины живут больше 50 лет, а в открытой воде погибают — в основном от глистов в мозге. Видели, как они выбрасываются на берег? Именно поэтому они и умирают мучительной смертью. А в дельфинарии их кормят проверенной рыбой, причем такой, на которую вы, журналисты и защитники природы, в жизни не заработаете», — в частной беседе авторитетно заявил один из топ-менеджеров подобного дельфинария «строгого режима».

Увы, на самом деле для того, чтобы приспособить дикого дельфина к жизни в неволе, его психику ломают через колено. Морят голодом. А затем начинают кормить, может быть, и недешевой, но дохлой рыбой, к которой в живой природе ни один дельфин не притронется.

«Ничего другого им есть не дают. Мало-помалу происходят изменения психики, одна маленькая психологическая уступка тянет за собой другую, — рассказывает Татьяна Белей. — Да, дельфинята действительно рождаются в неволе, но тоже не от хорошей жизни — это лишь показатель того, что дельфинам скучно и нечего делать. Они чуть ли не единственные из живых существ, кроме людей, кто занимается сексом ради удовольствия.

Кстати, в естественном состоянии дельфины еще и очень любопытны. У них много игр и занятий, при помощи которых они общаются друг с другом. В день они проплывают свыше ста километров и ныряют на глубину до девяноста метров. Они даже спят в движении, когда одно полушарие мозга отключается, а другое контролирует ситуацию. В дельфинарии же отдыхают ненормально, болезненно — все вместе кучей на дне, шевеля плавниками. Самое сложное для дельфинов — усидеть на месте. На этом их и ловят дрессировщики, заставляя подчиняться себе. Но иногда попадаются особенно свободолюбивые существа, которые все равно отказываются прыгать через кольцо. И — перестают дышать.

Тесные бассейны с фильтруемой якобы морской водой для дельфинов — что камера пыток, наполненная нервно-паразитическим газом. Посадите в такую любого из нас и заставляйте за еду корчить рожи и кувыркаться Из-за отражения эхолокационных сигналов от стенок бассейна дельфины испытывают дичайший стресс. А после представления из тесного бассейна их перетаскивают в еще более тесные и грязные ванны. Шоу должно продолжаться »

Дикие и свободные

Даже маньяки и убийцы, за гуманизацию наказания которых мы ратуем, в XXI веке не заслуживают такой участи. Чем же виноваты дельфины, которые и вовсе ничего плохого не совершили?

Многие страны — например, Бразилия, Коста-Рика, часть штатов США, Хорватия, Индия — запретили у себя дельфинарии как не отвечающие жизненным интересам дельфинов. В Англии эти заведения были закрыты под давлением общественности, вернее, в них были введены такие санитарные нормы содержания, которым не мог соответствовать ни один.

Документальный фильм «Бухта» рассказывает о жестоких нравах японской деревушки Тайдзи, где ловят дельфинов, чтобы часть их употребить в пищу, а часть — продать в развлекательную индустрию. Восемь лет назад эта картина потрясла цивилизованный мир. Ее снимали тайно, камеры были замаскированы под валуны: боялись мести местных жителей, для которых массовое кровавое истребление дельфинов — обыденность и способ прокормить семью. «Бухта» заслужила «Оскара» в 2010 году, а также была номинирована еще на 27 серьезных международных наград и получила 22 из них.

Главный герой, бывший дрессировщик дельфинов для знаменитого сериала «Флиппер» Рик О’Берри видит все трагические последствия, к чему привела популярность этого сериала: расцвет развлекательного бизнеса на дельфинах начался именно после показа «Флиппера» по телевизору. Со слезами на глазах Рик попросил прощения у всех дельфинов, которым он своей работой причинил зло.

«Мы же сняли фильм «Рожденные свободными», можно сказать, что это был наш ответ американцам, — вспоминает Татьяна Белей, автор идеи. — После просмотра фильма «Бухта», который произвел на меня сильнейшее впечатление, пришло осознание того, что в нашей стране происходят такие же вещи, только в отличие от США никто о творящемся геноциде дельфинов не задумывается, большинству просто нет до этого никакого дела. Очень многих наших героев — необычайных живых существ, дельфинов, косаток, которых мы снимали в этом фильме, — несмотря на все усилия, увы, спасти не удалось».

При встрече с дельфинами даже самые большие циники становятся немного детьми. Глядя на их игры и общение друг с другом, многие готовы поверить в то, что дельфины — это параллельная нашему человеческому миру иная цивилизация, которая почему-то пошла совершенно другим путем развития. Потому что все наши дурацкие игрушки — модные шмотки, навороченные гаджеты, деньги — дельфинам вообще не нужны. Они живут единственным моментом. И этим они счастливы. В отличие от людей. Которые рвутся все дальше и выше — на сушу, в небо, к звездам, вместо того, чтобы вернуться туда, откуда мы все пришли. В море.

Сейчас, в процессе создания Центра спасения дельфинов «Дельфа», общественники часто слышат в свой адрес обидные фразы: «Не надо очеловечивать дельфинов!» и «Почему бы вам не заняться более насущными проблемами? Разве их мало?!»

«Нет, мы вовсе не очеловечиваем дельфинов, — убеждены волонтеры. — Но мы пытаемся хоть немного очеловечить самих людей».

Источник