Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Можно ли сожалеть о гибели Николая II, помня убитых им ворон?

«Студенты университета Манчестера стерли со стены здания учебного заведения стихотворение Редьярда Киплинга «Если», обвинив поэта в расизме», – сообщает BBC.

Можно ли сожалеть о гибели Николая II, помня убитых им ворон?
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Сама по себе история не особенно интересна. Молодость – тот возраст, когда много наивности и мало опыта, а эта комбинация сама по себе способствует радикализму – ведь компромиссам учишься, либо поотбив бока и становясь осторожен, либо наблюдая за самим собой и замечая, как меняются собственные взгляды, как то, что некогда казалось очевидным, перестает быть таковым, как то, что было предельно актуальным – оказывается безразличным или во всяком случае не вызывающим прежнего интереса и т.д.

Видео дня

Молодость – это еще и постоянна оглядка на других. Ведь это время, когда простраивается образ собственного я, когда внутренний наблюдатель и внутренняя инстанция оценки еще не сформирована до конца и предельно важно, что говорят о тебе другие, как ты выглядишь в их глазах. И, следовательно, важно обращать на себя внимание. Яркий жест, поступок – позволяют привлечь к себе внимание, заставить говорить о себе, следовательно, придают реальность твоему существованию.

Молодые люди хотели привлечь к себе внимание и добились своего. Стерли стихотворение Киплинга, написали вместо него «стихотворение «Я поднимаюсь» американской поэтессы и гражданской активистки ». Председательница студенческого совета Сара Хан дает комментарии своей акции – и теперь о ней на 15 минут знают даже те, кто ранее не знал и о существовании Майи Энджелоу.

А вот в аргументации Сары Хан интересного и симптоматичного гораздо больше – прежде всего, само стертое стихотворение возражений и возмущения не вызвало. Причиной его уничтожения стали взгляды автора.

Госпожа Хан заявила: «Мы считаем, что Киплинг являет собой все прямо противоположное свободе, освобождению и правам человека. Всему тому, за что мы выступаем как студенческий совет». На взгляд председательницы студенческого совета – человека подобных взглядов недопустимо «рекламировать», а воспроизведение стихотворения его авторства, следовательно, расценивается именно как реклама.

Проблема, которая здесь обнаруживается, заключается в том, что «рекламируемым» в этой оптике выступает Киплинг – как человек и как автор, взятый целиком. Публичное размещение его конкретного стихотворения, не вызывающего никаких претензий со стороны студентов своим содержанием, рекламирует Киплинга. Тот является человеком, по мнению инициативных студентов, разделявшим и выражавшим – в других своих текстах – неприемлемые взгляды.

В этой трактовке автор сливается со своими произведениями в единое и несчленимое целое – так что, восхищаясь или воодушевляясь конкретным стихотворением, мы тем самым до некоторой степени распространяем свое восхищение и на все остальные тексты, и на весь круг идей, на всю личность автора.

Сто лет филологии, разводившей текст и автора и даже успевшей более полусотни лет назад провозгласить «смерть автора» – оказались бесплодны:

текст есть лишь плод души автора и коли последняя дурна, то остается отвергнуть и тот из плодов, который с виду прекрасен.

Не касаясь того, насколько оценка взглядов Киплинга со стороны манчестерских студентов верна, отмечу иное. Киплингу ставится в вину то, что его взгляды – взгляды, принадлежащие давно умершему человеку, жившему в мире, совершенно несхожем с современным – не соответствуют тем, которые ныне считаются надлежащими.

Удивительно, но то же самое можно сказать практически о любом авторе прошлого. Уже в силу того, что он жил в прошлом, когда существовал иные представления о реальности и о том, как надлежит поступать, в силу того, что он разделял предрассудки своего времени или обладал своими собственными.

Так, в своих последних работах высказывался вполне определенно в духе иерархии разных рас и считать многие из социал-дарвинистских суждений лишь извращением идей великого биолога – не получится. Гегель, например, был в едва ли не в ужасе от реформы избирательного права в Британии в 1831 г., расширившей число избирателей – полагая, что повлечет за собой падение существующего порядка.

Представления Толстого или Фета о надлежащем положении женщин в обществе, увы, явно не соответствуют тому, что ныне можно высказать в приличном обществе.

Верещагин прославляет цивилизаторскую миссию Российской империи в Азии – причем делает это как в молодые годы, так и в старости. Вопросы расового подбора и не следует ли по меньшей мере кастрировать и стерилизовать своих «неполноценных», дабы они не наносили биологического урона, вполне обстоятельно дискутируются не только в журналах, но и на научных конгрессах конца XIX столетия.

В этом нет ничего удивительного: взгляды и суждения меняются, причем достаточно быстро. То, что было приемлемо еще несколько десятилетий назад, за это время успело сделаться нетерпимым – и, напротив, недавно неприемлемое стало частью повседневности.

Молодости свойственно представлять современность единственно возможной, актуальная оценка представляется вневременной. И только потом обнаруживается, что актуальность – изменчива.

Но здесь значим и другой вопрос – а кто достоин прославления?

Можно ли, например, ставить или сохранять монумент Черчиллю, зная не только его образ жизни, но и его взгляды что на империализм, что на женское равноправие, что на положение рабочих? Можно ли почитать Пушкина, крепостника, аристократа – презиравшего выбивавшихся вверх «без роду и племени» и смевших считать себя ровней ему, столбовому дворянину?

Можно ли не то что почитать, а хотя бы сожалеть публично о гибели , помня убитых им ворон? А если можно, то в каких именно пределах?

Примеры прошлого демонстрируют, по крайней мере, одно – очень банальное и при этом нередко забываемое обстоятельство: люди, и величайшие здесь не исключение, не только живут в своем времени и несут его черты, но при этом являются людьми, то есть – не идеальны. Они любят и ненавидят – и ненавидят не то, что ныне положено, равно как и любят иногда то, что сейчас представляется странным. Они потакают своим слабостям и обрушиваются на слабости других, они слепы к тому, что нам представляется очевидным. Но при этом могут видеть то, что мы без их помощи увидеть неспособны. Могут научить нас или подарить прекрасным и возвышенным – как тот же Киплинг, а осудить его может любой прохожий – этой ценой купив ощущение собственного морального превосходства.

Кажется, здесь мы возвращаемся к исходному – к радикализму суждений, который естественно пытается проявиться в радикализме поступков. И под каким именно лозунгом он выступает – совершенно второстепенно или, точнее, обусловлено лишь местом и временем. С тем же юношеским задором при других представлениях о дозволенном и желаемом, можно было бы бороться против допущения в стены университетов студентов не с тем цветом кожи или притязаний женщин на высшее образование.