Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Битое старичье: правда о семейном насилии над пожилыми в России

Насилие в отношении стариков – тема табуированная. Кто вступится за пожилых, над которыми издеваются в их же семьях?

Битое старичье: правда о семейном насилии над пожилыми в России
Фото: ИД "Собеседник"ИД "Собеседник"

В СМИ попадают только шокирующие истории со смертельным исходом. А за закрытыми дверями квартир ручьями льются невидимые миру слезы тех, кто пока жив, но в силу возраста защитить себя не в состоянии.

Видео дня

Убежища не для всех

В Москве 29-летний наркоман зарезал отчима и родную мать. Незадолго до этого мужчина избил женщину и, угрожая ножом, заставил занять ему 5 тысяч рублей у соседей на очередную дозу. Мать Руднева, пенсионерка, обратилась в полицию, и суд поместил хронического наркомана, который уже сидел за нанесение тяжких телесных, под домашний арест. Иван вернулся в родительскую квартиру и свел счеты с «обидчиками»: сначала убил отчима, а потом и мать, которая была свидетелем. Судью, которая выбрала для Руднева мягкую меру пресечения, уволили, но пожилую пару уже не вернешь. Сам же Иван на суде заявил, что не хочет вспоминать о произошедшем.

Таких историй много. На днях в Находке суд вынес приговор мужчине, избившему и зарезавшему престарелую мать на глазах у малолетней дочки. Пожилая женщина сделала сыну замечание за то, что тот был сильно пьян. , юрист, руководитель проекта «Насилию.нет», говорит, что трагическим финалам предшествует цикл домашнего насилия, когда изверг бьет, оскорбляет и всячески унижает пожилого родственника.

Правоохранительная система в России не работает в отношении всех слабых жертв – пожилых, женщин, детей. Закон о декриминализации домашних побоев перевел их из уголовного преступления в административное правонарушение. При этом наказание за синяки и ссадины от родственника – как правило, штраф. Но главная проблема стариков в том, что они не знают, куда еще можно обратиться за помощью, кроме полиции и суда. В крупных российских городах есть кризисные центры для переживших семейное насилие, убежища и горячие телефонные линии. Но это для тех, кто пользуется компьютером и может сориентироваться. Не все престарелые даже мобильный телефон освоили.

– Всего лишь восемь процентов от общего количества звонков поступает к нам от людей старше 60 лет, – говорит Ирина Матвиенко, координатор Всероссийского телефона доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию. – 50 процентов обращений поступает не от самих пострадавших, а от свидетелей. Например, пожилую женщину нашли избитую на улице и позвонили нам. Но статистика не говорит о том, что пожилые меньше страдают от семейного насилия, они просто плохо информированы.

Домой – только ночевать

Ксения Боженкова из Томска занимается исследованием геронтологического насилия. При кризисном центре для женщин Муниципального автономного учреждения г. Томска «Центр профилактики и социальной адаптации «Семья» она организовала группу самопомощи для пожилых, где они делятся друг с другом своими историями.

– 70-летняя Любовь Петровна (имя изменено. – Авт.) живет с дочерью в одной квартире, – рассказывает Ксения. – На ее теле постоянно замечаю синяки. Дочь оскорбляет, унижает, может подойти ударить или пнуть.

Поводом для скандала может стать что угодно. Как-то мама примеряла платье перед зеркалом, взрослая дочка объяснила ей доходчиво – словами и руками, – что в ее возрасте видеть свое отражение вовсе не обязательно.

– Любовь Петровна приходит домой только ночевать, чтобы не встречаться с дочерью, – рассказывает Ксения. – Она приняла решение уйти в дом престарелых, чтобы только не видеться с ней. Сейчас дело находится на стадии оформления документов.

Престарелая мама во всем винит себя: она слишком много опекала дочь и та не смогла состояться в жизни – ни семью не создала, ни карьеру не сделала. Боженкова говорит, что престарелые родители, которые подвергаются насилию со стороны детей, часто их жалеют и делают «стрелочниками» себя. Стыд перед чужими и любовь к родному ребенку – преграда, через которую многие не в силах перейти годами и систематически подвергаются побоям.

В редких случаях правозащитникам и психологам удается убедить пожилых родителей привлекать к ответственности детей. Так было и с пожилым инвалидом, которым занималась юрист проекта «Насилию.нет» . Мужчина винил себя в том, что много работал и мало внимания уделял дочери, не сумел с ней построить отношения.

– Дочь издевалась и била его, – рассказывает Давтян. – Нам удалось ее привлечь еще по старому законодательству за побои. В результате она съехала из квартиры сама.

По словам Давтян, представление о том, что на стариков поднимают руку только в семьях пьющих и наркоманов, – миф. Хотя, конечно, алкоголь и дурь подстегивают домашнего тирана. Так же как и представление о том, что бьют родителей только те, кто сам «получал» от них в детстве, – тоже стереотип. Психологи говорят, что скорее всего сын, который избивает пожилую мать, в детстве видел, как ее бьет отец. Это не насильники, а, увы, дважды жертвы.

Заперли в страшной комнате

– Психологическое насилие бывает тоже очень серьезным, – рассказывает Мари Давтян. – К нам обратилась пожилая женщина, у нее были такие угрозы от сына, он так кричал, что она каждый раз отдавала ему пенсию. Сын нигде не работал и пил, причем хорошие вино и коньяк.

Ситуации, когда взрослые дети отбирают у родителей-пенсионеров пенсии или пособия, встречаются сплошь и рядом. В психологии это называется экономическим насилием. Психолог Александра Имашева отмечает, что в последние годы набирает обороты социальная валидизация, когда работоспособные молодые люди не работают и живут за счет дохода состарившихся родственников.

– Ко мне обратилась 66-летняя женщина, у которой 25-летний сын не хочет ни учиться, ни работать. Играет в компьютерные игры и размышляет о том, чем бы ему заняться в жизни, как найти себя. Мама сдает 2-комнатную квартиру и получает пенсию. Тем и кормятся. Как его заставить что-то делать, она не знает.

Имашева вспоминает клиентку из обеспеченной московской семьи, которая отправила 70-летнюю мать на дачу, чтобы та им не мешала. Но пожилой женщине было некомфортно за городом в одиночестве, она хотела жить с семьей, нянчиться с внуками и постоянно напоминала об этом дочери, которая раздражалась и психовала.

– Ее мнения никто не спросил, ее просто отправили подальше. И это тоже насилие, – говорит Имашева. – Сегодня отправили на дачу, завтра отправят без согласия в дом престарелых.

И если кому-то может показаться, что столичная бабушка бесится с жиру, то Имашева приводит в пример другую историю – более жесткой изоляции. 80-летнюю старушку, когда у той началась деменция – она стала забывать и путаться, – ее родная дочь заперла в комнате. Приносила еду и лекарства, но не разговаривала. Бабушку забрала к себе в семью 30-летняя и хорошо зарабатывающая внучка, которая возмутилась увиденным.

– Пожилые люди сильно переживают оскорбления и унижения от близких, – рассказывает Ксения Боженкова. – Знаете, как они описывают в опросниках свои чувства? Что быть постоянно унижаемым – это как если бы тебя заперли в комнате с трупом или как если над твоей головой постоянно звонит колокол.

Но кого интересуют эти переживания? Детей, которые издеваются над беспомощными стариками? Или государство, которое домашние побои не считает преступлением и оставляет в беде самых беспомощных? Пожили – и хватит.

Где могут помочь

1. На горячей линии психологической помощи жертвам семейного насилия. Там работают специально обученные психологи, которые подскажут, как действовать дальше. Например, можно позвонить на номер 8-800-7000-600. Это Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию (при поддержке центра «АННА»).

2. В кризисном центре для пострадавших от семейного насилия. В России существуют центры не только для женщин и детей, но и для мужчин.

3. При некоторых территориальных органах социальной защиты населения есть кризисные комнаты, в которых работают психологи и юристы.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №30-2018 под заголовком «Битое старичье».