Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Вопрос жизни и смерти: куда исчезают жизненно важные лекарства

Новосибирский нейрохирург спас жительницу Волгограда — маму мальчика, о котором на этой неделе узнала буквально вся страна. 12-летний Иван обратился к неравнодушным людям и попросил помочь найти редкое лекарство, чтобы спасти свою маму.

Вопрос жизни и смерти: куда исчезают жизненно важные лекарства
Фото: Вести.RuВести.Ru

"Уважаемые жильцы. Спасибо всем, кто не остался равнодушным". Второй раз Иван Шитик клеит объявления у волгоградских подъездов. Первые были с призывом о помощи: неровным детским почерком было написано "Спасите маму". "Я таких объявлений написал примерно 15 штук", — рассказывает мальчик.

Видео дня

после инсульта прописали препарат, который больше не продается в России. Объявления шестиклассника попали в соцсети, упаковки нужного лекарства стали присылать со всей страны. "Я надеялся, что все будет быстро. И все начали помогать. Спасибо им большое!" – говорит Иван.

Препарат устраняет спазмы головного мозга. Могут лопнуть аневризмы, и это — смертельная опасность. "Я его всегда учила, что нельзя бездействовать, нельзя быть равнодушным. Вот он такой", — говорит Светлана Сидорова, мать Ивана Шитика.

Новосибирский нейрохирург прервал отпуск и приехал в Волгоград, чтобы сделать маме Ивана операцию. "Эта операция без разреза на голове. Несмотря на сложность, пациент на следующий день может идти домой", — сообщил руководитель Центра ангионеврологии и нейрохирургии НМИЦ имени академика Е.Н. Мешалкина Кирилл Орлов. Принимать редкое лекарство Светлане больше не надо. Но телефон все звонит, и совершенно незнакомые люди предлагают помощь.

Ситуация, когда нужного лекарства нет в аптеках, опасна для жизни. Последняя громкая история в Петербурге связана с препаратом "Финголимод", который необходим пациентам с рассеянным склерозом. Из-за перебоев с поставками люди на два месяца остались без препарата. Только после обращения в препарат вновь появился в аптеках, а ответственные чиновники получили выговор.

Пациенты с неспецифическим язвенным колитом месяцами не могут дождаться необходимый им "Салофальк", больные легочной недостаточностью вынуждены кататься по аптекам в поисках "Спиривы". Все это препараты из списка жизненно важных. "Куда я за ней только не ездила! И в Кронштадт, и Выборг, и в Зеленогорск. И, к сожалению, не всегда успешно. Бывает так, что пока едешь, все раскупают", — жалуется Лидия Яук.

У Игоря Скворикова из подмосковного Пущина редкая болезнь. Его жизнь напрямую зависит от регулярного приема лекарства, подходящих аналогов которому нет. "Препарат нужно принимать каждые две недели, а однажды его не было, и принял примерно через три с половиной недели, — рассказывает он. — Я подумал, что у меня опять ишемическая атака или инсульт. Поехал в больницу, а оказалось, что никакая это не атака. Просто у меня к этому препарату привязанность уже есть".

Поставки лекарств срываются и по вине фармкомпаний, и из-за особенностей финансирования. Деньги на закупку препаратов выделяются раз в год под конкретное количество пациентов. "В прошлом году их 19, в этом году их 25. И естественно получается, что может формироваться временное несоответствие того препарата, который уже сейчас закуплен тому количеству льготников", — заместитель директора Санкт-Петербургского НИИ скорой помощи имени И.И. Джанелидзе по научной и учебной работе Игорь Вознюк.

По результатам мониторинга , заметных изменений количества препаратов из перечня жизненно важных нет. Но незаметные в пределах большой страны перебои портят жизнь множеству зависимых от лекарств людей. И не каждая такая история подобно волгоградской с хорошим финалом.