Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Яблоко от яблони: памяти Майкла Джексона

В среду наследники – его дочь Пэрис и сын Принц – были вместе на мероприятии, посвященном 60-летнию со дня рождения певца. Поднявшись на сцену, дети знаменитого певца получили награду «Наследие Элизабет Тейлор» за своего отца, который работал с фондом, созданным этой актрисой для борьбы со СПИДом.
Яблоко от яблони: памяти Майкла Джексона
Фото: Клео.РуКлео.Ру
На Пэрис было розовое платье, а Принц был одет так, что напоминал своего отца – на нем были черные брюки, белая рубашка и красная куртка. Награда была передана им внуком Куинном Тайви и сыном . Тейлор и Дайана Росс были очень близки с Майклом вплоть до его смерти в 2009 году.
«Это большая честь находиться здесь и принимать эту награду за то, чему мой отец посвящал себя и что беспокоило его, - сказал Принц. - Он много работал для того, чтобы этот фонд существовал и выполнял возложенные на него задачи. Мой отец всегда стремился показать пример в том, как следует поступать. Он был королем поп-музыки, одним из величайших шоуменов в мире, но никогда не думал о том, что он слишком велик для того, чтобы общаться с людьми и помогать им. Я думаю, важно быть таким, чтобы мир мог стать лучше, чем он есть».
Пэрис, которая является послом фонда, позволила брату произнести речь, отметив, что у него это получается лучше, пишет издание People. Но на красной дорожке она была более разговорчива. «Мы здесь для того, чтобы отметить жизнь и наследие нашего отца. Это очень волнительно, - сказала она для E!News. - Это выражение нашей любви. Этот многое значит для большинства людей, но мы чествуем нашего отца каждый день. Дело не в дате, а в чувствах, и здесь сегодня так много любви, что это потрясает меня».
Напомним, было время, когда Пэрис находилась в специальном учреждении для трудных подростков, поскольку тяжело переживала смерть отца. «Я была сумасшедшей. Я действительно была безумной. Я прошла через подростковую ненависть ко всему. И я оказалась одна со своей депрессией и своей тревогой. Одна. Беспомощная», — рассказывала как-то Пэрис в одном из интервью.