Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Financial Times: (США): Элизабет Шимпфесль: «Богатые русские: от олигархов к буржуазии»

Двое «новых русских» заходят в лифт и вдруг понимают, что у них одинаковые дизайнерские галстуки. «О! — начинает хвастаться первый. — Я заплатил на свой галстук 500 баксов.» Второй начинает хохотать над ним: «Дурак! Я свой купил за тысячу баксов!»

Financial Times: (США): Элизабет Шимпфесль: «Богатые русские: от олигархов к буржуазии»
Фото: ИноСМИИноСМИ

Когда-то этого анекдота было достаточно, чтобы понять все про российское поколение олигархов — этих алчных, ненасытных и осыпаемых бранью магнатов, которые разбогатели в 1990-е годы на приватизации огромных российских ресурсов. Во время роста нефтяных цен, который способствовал укреплению власти президента в 2000-х годах, Москва регулярно занимала ведущие места в списках городов с наибольшим количеством миллиардеров. Богатства России распределены настолько неравномерно, что компания «Кредит Суисс» (Credit Suisse) в своем отчете за 2014 год задумалась о создании отдельной категории для этой страны.

Видео дня

Сейчас эти карикатурные фигуры ушли в прошлое, утверждает социолог из Астонского университета Элизабет Шимпфесль (Elisabeth Schimpfössl), подготовившая первое полное исследование олигархов как класса.

Основываясь на материалах интервью с 80 представителями российской элиты, Шимпфесль утверждает, что олигархи прогрессировали и превратились в полноценную буржуазию со своими собственными вкусами и ценностями. В этом они во многом похожи на своих французских коллег, о которых в 1979 году написал Пьер Бурдье (Pierre Bourdieu). Показное хвастовство присутствует у них как и прежде (один собеседник время от времени демонстрировал Шимпфесль свой золотой смартфон), но все чаще ему на смену приходит стремление к признанию.

Один бизнесмен сказал ей: « коллекционирует яхты. Я коллекционирую картины».

Результатом этого исследования стала увлекательная новая книга, рассказ о том, как российская элита сама себя оценивает. Наиболее сознательных собеседников Шимпфесль преследует чувство стыда за то, что они использовали политические связи для скупки по дешевке ценной государственной собственности. Архитектор приватизации и олигарх жалуется на то, что 70 процентов россиян по-прежнему отрицательно оценивают приватизацию.

«Пройдет много лет, прежде чем частную собственность в России будут считать законной», — говорит он. Другие стараются принизить значение дипломов престижных вузов и родительских связей, которые помогли им подняться.

«Никто из нас не получил в наследство ничего, кроме образования», — говорит , являющийся приятелем бывшего коллеги Авена по Кремлю .

Шимпфесль утверждает, что многие из них не вполне соответствуют тому образу, который рисуют. Еврейские олигархи, такие как партнер Авена по бизнесу и когда-то самый богатый человек в России , обладали нужными связями с элитой, которые помогли им с самого начала, несмотря на существовавший в советское время антисемитизм, который помешал им взбираться наверх по партийной лестнице.

Но самое глубокое откровение Шимпфесль заключается в том, что нынешние олигархи относят себя к категории советской и даже царской интеллигенции. Главным элементом здесь является советская идея культурности, согласно которой для продвижения в обществе требовалось знакомство с творчеством Пушкина и Чайковского. Возникшее в результате почтение к высокой культуре привело к тому, что эти ценности живы до сих пор в среде олигархов.

31-летний сын одного магната рассказал Шимпфесль, что российские олигархи «ближе к народу и больше заботятся о нем», чем их западные собратья. Такая концепция хорошо знакома читателям Толстого. В Советском Союзе предпочтение отдавали нематериальным ценностям, и такое отношение сохранилось среди олигархов, хотя они гораздо меньше интересуются советской облагораживающей миссией гуманизма. Когда банкира и миллиардера спросили, кто для него является примером для подражания, он назвал .

Шимпфесль приходит к выводу, что российские культурные маркеры для олигархов имеют большее значение, чем западные символы статуса, с которыми их часто ассоциируют: итальянские бренды дизайнерской одежды, немецкие внедорожники и дома на Лазурном побережье. Отчасти это объясняется тем, что присутствие олигархов в России очень важно для них, так как это позволяет им сохранять благорасположение Кремля.

Без ответа остался вопрос о том, как долго этот новый класс останется на вершине. При Путине эти люди утратили свое политическое влияние, так как государство предъявило свои права на власть и богатство. Да и место наверху может оказаться недолговечным. В этом году в Лондон бежал Минц, когда обанкротился пенсионный фонд, которым он руководил. А миллиардер ждет суда по обвинению в вымогательстве, которое он отрицает. В таких обстоятельствах нет особых противоречий между шикарным образом жизни и заявлениями олигархов о том, что они выше материального.