Халдей и попрошайка. Как ветеран-десантник официантом поработал 

Халдей и попрошайка. Как ветеран-десантник официантом поработал
Фото: Вечерняя Москва
Наши корреспонденты и Сергей Шахиджанян, работающие в ветхом жанре «репортаж двумя перьями», отправились в столичный ресторан. В этот раз Шахиджаняну пришлось уйти на второй план и наблюдать за коллегой вместе с шеф-поваром.
Дополнения: Нужно добавить пользухи в конце: Пять современных правил поведения официанта. Может быть про размеры чаевых.
Былое
Федоров. Воспоминания. Сентябрь 1980 года. Венгрия. Южная группа войск. Закончились учебные прыжки нашей десантно-штурмовой бригады. Сижу с моим напарником Серегой Дубровиным из Куйбышева у костра на краю площадки приземления. Наблюдаю, как наши ребята собирают парашюты после очередного прыжка. Мы свое уже отпрыгали. Через месяц по домам.
— Ты куда первым делом пойдешь, когда дембельнешься? — спрашивает Серега.
— В самый крутой московский кабак. Тот, что он называется «Будапешт». Дядька писал, там теперь варьете. Как на Западе. Ресторан-то интуристовский. Девчонки длинноногие. Чулочки в сеточку. В коротеньких юбочках прыгают. Шампанское в серебряном ведерке со льдом. Икорка черная в вазочке с кусочком сливочного масла. Осетринка холодного копчения. Язык говяжий с хренком. Это только на закуску. Коньяк армянский пять звездочек. Цыпленок табака с чесночным соусом. Зелень, сыр, и так далее, и тому подобное.
— И это все в одном месте? — глотая слюну, завидует мой лучший армейский друг. — А можно, я с тобой?
— Конечно можно! Приезжай…
На том и порешили.
В ноябре, сбросив армейский стресс, Серега приехал в Москву.
У ресторана «Будапешт», что в пяти минутах ходьбы от Кремля, народу — не протолкнуться. Пускают только по брони, каким-то паролям или за бешеные бабки. Для Сереги это оставалось тайной, но у меня была предварительная договоренность. По ней проходим через служебный вход.
Наш столик в ложе. Вся сцена как на ладони. Места, как сейчас бы сказали, для VIP-персон. Официант Володя, улыбаясь голливудской улыбкой, здоровается с нами. Усаживает моего очумевшего от роскоши и полного изобилия друга за свой столик. Открывает пачку «Мальборо». Дает ему прикурить лихо щелкнув газовым «Ротмансом». Серега молчит, напрочь лишившись дара речи.
Все сбылось, как и было обещано два месяца назад, когда мы, уставшие и голодные, обжаривали на автоматном шомполе последнюю горбушку хлеба, запивая ее обычной водой из армейской фляги.
— А, что, официант Володя дружбан твой? — спросил Серега.
— Нет, дядя родной. У нас с ним разница в годах всего 12 лет. Можно сказать, мой старший брат. Мы же на Малой Грузинской выросли в одной коммуналке. Он после службы на флоте закончил курсы официантов. Теперь старший своей смены.
— А ты не хочешь к нему пойти в ученики?
— Просился. Послал куда подальше. В институт, говорит, поступай на журналиста или писателя. А в их системе меня, да и тебя с нашими характерами либо через пару месяцев по «собственному желанию» уволят, либо вообще посадят.
— Это точно! — заметил Серега, и мы выпили. За купол, что над головой. За то, что с неба — сразу в бой. За тех, кто не тонет. За тех, кто не горит. За запах девичьих волос…
Наши дни Прошло 38 лет. И все же юношеская мечта Федорова сбылась. Он стал официантом. Правда, всего на одну смену. В торговом центре «Атриум», что у Курского вокзала. В ресторане с забавным названием «Мама Карло» (У папы Карло ведь была мама!).
Нас встретили управляющая Катерина Арапова и шеф-повар Сергей Волконенков. Для начала познакомились и сели за общий стол. Катерина, глядя на Федорова, сразу сказала, что его бы на работу не взяла. А вот Шахиджаняна можно было бы попробовать. Лицо поинтеллигентнее. А вообще ныне эта работа для молодых. Мы же оба — пенсионеры по ресторанным меркам.
— Староват для официанта, — заметила управляющая, критично окидывая взглядом Федорова, — у нас средний возраст официантов 25–30 лет. А вам — за сорок!
Последнее было скорее комплиментом. Катя легко могла бы и отправить нас в когорту «за пятьдесят».
— Ну да ладно, не на все же время, а только на одну смену его берем.
Шахиджанян в зале предпочел не работать, а заняться ресторанной кухней. Посмотреть, что называется «изнутри». И отправился беседовать с шеф-поваром заведения.
Федоров. Переодеваюсь в «халдейскую» униформу. Так в середине 80-х прошлого века в Москве называли всех официантов: серая рубашка и фартук с логотипом ресторана.
— Основные наши посетители — гости столицы, — вводит меня в курс предстоящей работы профессиональный официант , — поэтому мы вроде визитной карточки Москвы.
Спокойный и доброжелательный Роман вселяет уверенность. Но сначала все же хожу вместе с ним, вникая в нюансы работы современного официанта. Все просто и понятно.
— Нужно обязательно спросить, понравилась ли еда, и нужно быстро все приносить и стараться быть как бы незаметным, — пояснил шеф. — А он слишком уж расположен — клиента это ныне всегда настораживает. Да и двигаться надо быстро и бесшумно. А Андрей — штопор. Будто пистолет из кобуры достает после выброски в тыл врага. Резковат!
Узнав, что Андрей — настоящий десантник, еще «маргеловский», шеф вздыхает: увы, ни по каким признакам работа не для Федорова.
— Но мы же вежливые: видите, мои ребята на его ошибки не указывают, а ведут себя, как с клиентом — максимально предусмотрительно и доброжелательно.
Видимо, прав был дядя Федорова, когда посоветовал после армии податься в журналисты или писатели… Какой из десантника официант?
__________________________________________________________
НА ЗАМЕТКУ
Пять главных правил официанта:
— Меню нужно выучить наизусть и знать полностью, с мельчайшими подробностями — Опрятный внешний вид — Никогда не говорить «Здравствуйте», а только добрый день — Всегда внимательно сделить за гостем и всячески давать ему понять, что его видят и сейчас подойдут — Никогда не спорить, даже если гость и не прав — Всегда улыбаться
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео