Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Поколение путников и чудаков: В гостях у художника Юрия Булычева

C мы встретились спустя несколько дней после открытия, которое совпало еще с одним — в соседнем зале члены Калининградского отделения союза художников представляли работы на традиционной отчетной выставке. В отличие от коллег-реалистов, Юрий в своих работах совершенно не претендует на достоверность, в подтверждение этому он не раз по-доброму назовет себя обманщиком и намекнет, что его «Дали» гораздо дальше от правды, чем может показаться., Вначале с этим хочется поспорить. Войдя в зал, видишь два пейзажа: на одном изображено широкое поле, где с колесом в руках гуляет маленький мальчик — автопортрет мастера, на другом — дорога, петляющая между деревьями. Когда мы впервые проходим мимо этих холстов, художник говорит, что они полны воспоминаний о его родине. В Калининград в конце восьмидесятых Юрий переехал из небольшого поселка под Рязанью, поэтому в пейзажах встречаются характерные для тех мест простор и палитра — равнины и растения Булычев пишет светлыми оттенками зеленого, какими к концу лета становятся листья из-за палящего солнца., — В кармане было 25 рублей, военный билет и диплом Рязанского художественного училища — места с традициями и хорошей школой., Чтобы получить жилье, устроился руководителем бюро эстетики на вагоностроительный завод. А потом началась перестройка, — делает паузу Булычев. — Потом работал в историко-художественном музее, в двухтысячные вступил в союз. Глядя на «рязанские» пейзажи, запросто представляешь себе их продолжение за рамой — кажется, что за поворотом дороги начнется лес, а за ним наверняка покажутся треугольники крыш деревенских домов. Посмотрев все «Дали» и вернувшись к «Пейзажу с дорогой», обращаю внимание: на его горизонте виден край водоема. Спрашиваю у художника, как называется река. Он улыбается и говорит, что никакой реки нет.,
Поколение путников и чудаков: В гостях у художника Юрия Булычева
Фото: Tvoybro.comTvoybro.com
— Изначально я задумал эту работу как один из прибалтийских пейзажей, написал берег моря. Приехал на следующий день в мастерскую, заварил чай, посмотрел на холст и сказал сам себе: «Юр, ну и что? Очередной прибалтийский пейзаж». Тогда намешал своего любимого зеленого цвета, и пошло-поехало. Так берег превратился в поле, а песок — в дорогу. А краешек воды оставил для самых внимательных, — рассказывает мастер, — Теперь вы понимаете, что этот пейзаж никакой не реалистичный, это мои воспоминания, которые я долго хранил. Я всегда пишу не столько сюжеты, сколько чувства. Даже узнаваемые вещи, например, дорогу к морю, в первую очередь пропускаю через себя.
, На центральной работе выставки тоже есть дорога — на этот раз «От горизонта». Художник рассказывает, что с нее и начался цикл. Булычевская «Даль» насчитывает порядка ста работ, в этом году он начал показывать их частями — сначала в драмтеатре, затем в Доме художника, теперь в музее. Говорит, интересно посмотреть на холсты в разном выставочном пространстве, а не в собственной мастерской. Мастерская Юрия — одна из самых организованных из тех, что я видела. Здесь, в просторном помещении Дома художника, все подчинено художественному порядку: керамические статуэтки и всевозможные сосуды с кистями — на отдельной полке, книги — в шкафу, найденные во время раскопок кованые изделия — вдоль лестницы, ведущей на верхний ярус, чистые тюбики с красками — на специальной этажерке. Булычев объясняет такой уклад не только привычкой, но и соседством с кошкой Дуськой. Обсуждать (и гладить) пушистую помощницу мы будем еще час, пока ее внимание не отвлечет фотограф. Пока он делает снимки, замечаю, что картин на стенах немного., — Не люблю, когда в мастерской до потолка развешивают свои картины, мне кажется это самолюбованием, — отвечает Булычев. — Хочешь показать картины — делай выставку. В работах, представленных на выставке, нередко встречаются изображения кораблей, птиц, котов и, конечно, людей — музыкантов, путников, птицеловов и чудаков, которые, по словам Юрия, всюду нас окружают. Их присутствие художник объясняет тем, что человек — часть мироздания, и с помощью его фигуры можно показать взаимодействие людей с бытием. При этом герои некоторых картин, например, «Три полудня» и «Мои акварели», имеют реальный прототип: — Это мы с мамой, это дочери, а это — предчувствие, что скоро наша семья станет больше, — Юрий показывает на четыре фигуры, написанные нежными розовыми и желтыми красками, и на птицу, предвещающую рождение внучки., Птицы живут почти на всех автобиографичных работах художника, олицетворяя счастье и оберегая его близких., Работы цикла «Даль манящая» также напоминают еще об одном проекте Булычева — «Пространство и звуки», для которого художник делал объемные деревянные модели. Как и на картинах, среди них встречались птицы и летающие корабли. Тема полета, так же как и нежные цветовые переходы, помогает нагляднее передать легкость воспоминаний и чувств, которыми пронизаны картины.
— Земное — это земное. Мы все окружены бытом, заботами, и, думаю, всем нам иногда хочется освободиться от этих повседневных мелочей, ощутить ту легкость, какую испытываем, летая во сне, — рассуждает Булычев, а после просит обратить внимание на то, как нарисованы крылья — множество штрихов создает впечатление, будто они сотканы из разных материалов. — В этом стремлении каждый из нас сам мастерит себе «крылья» из тех мелочей, которые его окружают. Кто-то — из белого «мерседеса», а кто-то — из каких-то таких штук, найденных на берегу моря.
, Булычев опускает руку в карман брюк, легко достает оттуда парочку камней «обязательно с дырочкой», несколько секунд держит их на ладони, быстро убирает обратно и продолжает говорить, не обращая внимания на мое удивление: — Интересно, как человек строит свою жизнь, и еще интереснее, что из этого получится, — крылья, решетка или что-то иное. Переводя взгляд на картины с людьми-ангелами и кораблями, летящими, как по волшебству, ловлю себя на мысли: нет ничего удивительного в том, что человек, придумавший эти миры, носит в карманах дырявые камешки., Рекомендуем вам продолжить арт-прогулку и побывать в мастерских других калининградских художников:
У Коли и Лины Шаповаловых;
У Виктории Шворень;
У Евгения Печерского;
У Андрея Ренского;
У Ксении Шереметовой-Благовестной;
У Льва Шерстяного;
У«кёнигсбергского »;
У Евгения Машковского;
У Бориса Булгакова.
, Фото: Бока Су