Ещё

Разговаривать запрещено: свадебные традиции малых народов России 

Разговаривать запрещено: свадебные традиции малых народов России
Фото: Мир24
Абазины: разговаривать запрещено! Сегодня абазины почти самый многочисленный среди малых народов России. Их чуть больше 43 тысяч, и они уступают по величине только ненцам. Все они проживают в Карачаево-Черкесии и Адыгее. Для горных народов традиции всегда были жизненно важны, и сегодня жители небольших абазинских аулов чтут и соблюдают многие ритуалы и обычаи, доставшиеся им от предков. Современные свадьбы абазинов очень похожи на те, что игрались сотни лет назад. Правда, сегодня оповещают односельчан о свадьбе не глашатаи на конях, а мобильные телефоны. А современная сноха вполне может называть мужа по имени при его старших родственниках (чего раньше было сделать нельзя). Фото: Википедия/общественное достояние Но, несмотря на то, что обряды стали менее строгими, свадебная обрядность абазин сохранила сложившиеся веками элементы. Например, ни у кого в наши дни не вызовет удивления картина, когда по оживленной трассе перед свадебным кортежем скачут на лошадях всадники в национальной одежде. Или что невеста выходит замуж в расшитом по старому обычаю платье, а не в современном наряде. У абазин было два варианта заключения брака: по сговору или по умыканию. Последнее практиковалось нечасто. Родители могли сговориться о том, что их дети поженятся, еще когда те лежат в колыбели. Это явление так и называлось, «колыбельный сговор». Но в основном оно встречалось у зажиточных семей. В простых деревнях парень и девушка обычно знакомились через братьев и сестер и предварительно сами договаривались быть вместе. Затем нужно было выполнить «официальный» обряд. Жених в назначенный час вместе со своими родственниками подъезжали к дому невесты. Там их встречали, немного угощали, и, когда семья жениха выражала свое желание уехать обратно с девушкой, ее родственники требовали выкуп. После того, как они его получали, девушка ехала к родственникам будущего мужа. Селили ее в промежуточном доме (адгалырта). Там она проводила около месяца перед свадьбой. Все это время его родители готовились к торжеству. Именно они брали на себя все расходы, ведь роль родителей невесты была минимальной, и они даже не должны были присутствовать. Когда определялся день торжества, на крыше дома вывешивали флаг, и по всей деревне рассылали вестников, чтобы пригласить гостей. В день свадьбы из дома жениха отправлялась большая компания. Ехали за невестой. Молодежь сидела на лошадях, девушки пели песни, парни стреляли из ружей. Невеста выходила, наряженная подружками в свадебное платье. На ней были туфли на каблуках, ведь она должна быть выше всех девушек. Когда ее привозили в ее новый дом, она, переходя через порог, обязана была забыть все, что у нее было до этого — ведь у нее начинается новая жизнь. На пороге ее осыпали просом (символом плодовитости), сладостями и монетами. Под ноги бросали шкуры. Смысл этого был в том, что невесте желали, чтобы ее жизнь была богатой, изобильной, сладкой и мягкой. А чтобы также был мягок ее характер и речи, ей смазывали губы смесью меда и топленого масла (цхахвша). Одна из родственниц жениха — желательно, та, у которой много детей и отменное здоровье — могла подойти к невесте и ослабить ее пояс. Это означало пожелание невесте быть многодетной. Затем ее ставили в круг танцующих, и начинались танцы, после которых — застолье. Фото: Википедия/общественное достояние На другой день невеста знакомилась со свекровью. Этот обряд назывался «квнадылра». Сначала невестку вводили в комнату, где перед ее визитом раскидывали вещи и мелкие предметы, создавая беспорядок. И смотрели: заметит ли она его и уберет, или попросит, чтобы убрали, или нет. Если нет, считалось, что невеста будет ленивой и неряшливой. Следующий этап обряда: невесту ставили в угол комнаты и к ней по старшинству подходили женщины из рода жениха, знакомились с ней, трижды обнимали, поздравляли и говорили добрые напутствия. Удивительно, но после свадьбы жена не должна была разговаривать со свекровью несколько недель. Затем запрет снимался, и это называлось «рчважвара». Со свекром дело обстояло сложнее. С ним невестка не имела права разговаривать 5-10 лет, а в некоторых семьях запрет длился всю жизнь! Ненцы: чумовая свадьба Фото: Губский С. /ТАСС Ненцы самая большая по численности малая народность. Их в России более 44 с половиной тысяч, и живут они, в основном, в Тюменской области, Ямало-Ненецком автономном округе, Ханты-Мансийском округе. Этот народ занимается оленеводством и ведет кочевой образ жизни. Для ненцев издревле одними из самых важных в жизни понятий являлись: стойбище, чум (жилище, или «мя») и олень, который не только является кормильцем ненцев, но играет сакральную роль, участвуя в качестве жертвы в обрядах и жертвоприношениях. Современные ненцы все больше ездят по тундре не на оленях, а на снегоходах, селятся в домах, а знакомятся с невестами по интернету. Но что касается свадебной традиции, то они стараются ее не забывать. Женятся обязательно в чуме. Для ненцев чум — это центр жизни семьи. Вокруг него крутится вся семья. Посередине жилища стоит большой шест — симзы, на него вешают головы семейных и родовых духов. В чуме есть неприкосновенные для женщин и детей места (место «си», где хранятся орудия труда, семейные сбережения и реликвии). Дети спят рядом с родителями, чуть дальше старшие сыновья, далее старики и гости. Об уединении мужа и жены речи нет, и эмоции ненецкая жена должна была прятать или подавлять. Такое терпение вырабатывалось годами, а возможно и доставалось ненецкой девочке с генами. Рождение новой семьи начиналось с выяснения, не являются ли жених и невеста родственниками. Если они из одного рода, им нельзя было жениться. Если нет, то дальше начинался процесс сватовства. В дом невесты шел сват и начинал торговаться за размер выкупа. Брали посох, и каждая из сторон делала засечки, которые обозначили размер платы. Когда договоренности достигались, посох этот раскалывали пополам, и одна его часть навсегда оставалась в доме дочери, а вторая — в доме жениха. В день свадьбы жених и невеста должны были пройти в чум через огонь. Это был обязательный обряд очищения, после которого невеста сама должна была развести в чуме огонь. Когда гости усаживались пировать, им подносили главное блюдо праздника — шурпу, суп из оленины. Его готовят без специй и овощей: только вода, мясо, соль. Но поскольку оленя убивают непосредственно перед приготовлением, и мясо свежее, то этот суп можно было назвать деликатесом. Спиртное на свадьбе раньше не употреблялось совсем. Затем следовали игры и соревнования: стрельба из лука, прыжки через нарты (их ставили в ряд), бросание палки «кто дальше». Главные состязания: метание аркана (тынзея) на хорей (палку, вставленную в землю). Когда все наиграются, жених и невеста могут возвращаться в чум. С этого момента они живут в нем как муж и жена. Шорцы и телеуты: рай в шалаше Фото: /ТАСС Говорят, что в старые времена влюбились друг в друга дочь богатого телеута и бедный охотник. Но отец девушки не дал согласия на брак. Тогда молодые сбежали, и отец невесты послал за ними погоню. Чтобы спасти влюблённых, Бог превратил их в двух животных: красное и белое. С тех пор этот орнамент считается свадебным и украшает покрывала, которые набрасывают на жениха и невесту в знак верности. Шорцы и телеуты — жители Кемеровской области, Хакасии и Республики Алтай. В прошлом шорцы считались православными, но в основе их свадеб лежали обряды предков, связанные с особым мировоззрением. Свадьба была не просто праздником, но целым процессом метаморфозы двух семей, которые не только давали согласие на брак молодых, но и непосредственно участвовали в их новом экономическом положении, помогая материально: платили выкуп (калым), строили им новое жилье, организовывали свадьбу. Считалось удачей иметь в семье сына, ведь только им выделяли землю и имущество. Девочкам же доставалось немного: мешочек для швейных принадлежностей, который она берегла всю жизнь, и с которым входила в новый дом. Если у родителей жениха не хватало денег на сватовство («уду»), ее могли украсть. Это умыкание называлось «кыс аларга». Если девушка провела в чужом доме хотя бы одну ночь, то она считалась «испорченной» и ее родителям приходилось признавать ее новое положение и новый дом. При этом, чтобы высказать свое уважение родителям девушки, представители жениха приезжали к ним через 5-10 дней после умыкания и устраивали небольшую пирушку — «малую байгу», на которой договаривались о калыме. Вторая байга, которую называли «табачной», случалась через месяц после первой, и на ней родители жениха дарили своим новым родственникам табакерки. Третья байга отмечалась через год, и называлась «мясной». Во время уды, сватовства, представители жениха приезжали в гости в дом девушки. Об этом было, как правило, известно заранее. И если гости обнаруживали закрытую дверь с замком или постеленную на крыльце солому, то они понимали, что им тут отказывают. Ну а если родителям удавалось договориться, то дальше обряд был похож на русский. Невеста, одетая в атласное или шелковое красное платье и разноцветный платок с шапкой из соболя, вместе со свадебной процессией отправлялась в дом к жениху. Для привлечения удачи по дороге разбрасывали кусочки жертвенной пищи, разбрызгивали вино. После обязательного выкупа гости садились за столы. Самая старшая родственница усаживалась во главе, справа от нее располагались мужчины, а слева — женщины. Было принято уставлять столы большим количеством еды и алкоголя. После свадьбы молодых было принято отправлять на три дня в специально сделанный шалаш — одаг. Его еще называли «зеленым шалашом». Делали они его из священной березы, связывая ветки веревками. Одаг помогали строить родственники и друзья молодых, и за это невеста одаривала каждого медными кольцами, которые она собирала с детства. Все эти три дня муж и жена принимали подарки и праздновали со своими друзьями. После свадьбы для новоиспеченной жены в доме мужа существовали различные запреты: например, нельзя было ходить с непокрытой головой в присутствии свёкра и деверя. Ханты, манси: ожидание длиною в год Фото: Сенцов Александр, Сапожков И. /ТАСС Хантыйская свадьба похожа на спектакль, где каждый играет определенную роль, и сцены должны идти одна за другой. У хантов принимают решение о выборе пары родители. Если девушка нравится родителям сына — а ценились такие качества, как умение вести хозяйство и быть скромной — то они засылали сватов. Причем, сам жених тоже мог поехать вместе с родителями. На пороге они, как правило, отдавали отцу девушки шкурку лисы, в которой, по поверьям, живут духи ее рода. На переговоры несли посох с зарубками: они обозначали размер число оленей, отдававшихся в калым. Хорошая невеста стоила 40 оленей, а снегоход — от 10 до 15 оленей. Если посох не возвращали, то предложение было почти принято. Впрочем, поспешно решения не принимались. Сваты могли ходить в дом невесты и по два, и по три, и по 20 раз. В этих переговорах все состязались в остроумии, и сами такие встречи были проверкой, слюбятся ли две семьи. Когда переговоры завершались, сваты дарили невесте серьги, бусы, платок, ткань на халат, а ее родителям чайник, чашки, ткань, котел, платок и рубашку. Главное, чтобы это все было не черного цвета. Когда стороны приходят к согласию и всех устраивает размер калыма, то назначают день свадьбы — она должна состояться через год! За это время молодые являются официально женихом и невестой, и должны показать, готовы ли они создать семью. Невеста весь год шьет себе свадебный наряд: платья с лентами и кружевами, а также платки, расшитые кистями. Одно из главных качеств наряда — звон, который он издает. Поэтому на него девушки нашивали разные бусы, монетки, серьги, бисер и колокольчики. На невесте должно быть три платья. Не четыре и не два, потому что в четное количество платьев одевают только на похоронах. На голову надевают три или пять платков. Когда придет время, и невеста во все это начнет облачаться, она должна плакать и причитать — ведь она прощается со своей свободной жизнью. С собой в мужнин дом она возьмет свой «тучан» — небольшую сумочку из ткани, где хранятся принадлежности для шитья и вышивки. В тучане еще хранятся две куклы: одна — женского пола, вторая — мужского. Эти куклы являются символом семейного счастья и гармонии между мужем и женой. Тучан обычно девушка прячет от родителей, чтобы можно было незаметно взять его в нужный момент. Когда год проходит и наступает время свадьбы, к стойбищу невесты подъезжают жених, его родители и родственники. Их встречают закрытой дверью — и чтобы она открылась, хозяевам нужно дать выкуп. Когда гости попадают в дом, обе стороны осматривают выкуп и готовятся к праздничному обеду. Невеста не участвует во всех приготовлениях, а сидит в своей комнате с покрытой головой. Она не должна видеть ни жениха, ни тестя. В комнате присутствуют ее подруги, с которыми она в последний раз веселится и вспоминает свою прошлую жизнь. Важным обрядом свадьбы у хантов является поклонение огню. Его проводит отец дочери. Он сжигает в пламени красную ткань — приносит жертву богине огня Нан. В огонь бросают кусочки жира, капают вино и кровь — эти гости «подкармливают» огонь. Также в традиционной свадьбе было принято поклоняться животным, например, священной медведице. Для этого в специальный угол дома укладывали медвежью шкуру. К обеду забивают двух жертвенных оленей: одного — для невесты, второго — для жениха. Предсмертные судороги животных предвещают хорошую и изобильную жизнь молодым. Кровью оленей окропляют священные символы духов и садятся за стол. Под угощение и выпивку происходит обряд «породнения» двух семей. После невеста собирается, и ее увозят в новый дом. Для того, чтобы уберечь молодых от сглаза, всем гостям перед выходом раздают тесьмы, чтобы повязать их на березе, священном дереве для хантов и манси. Впоследствии эта традиция заменилась на загадывание желаний. На подъезде к новому дому, невесту ждало испытание. Ханты верили, что если невеста упадет при объезде дома, то она станет изменницей, а если удержится в нарте — будет верной женой. Поэтому нарты иногда — особенно летом — специально раскачивали, чтобы проверить девушку, будет ли она кричать и смеяться или попытается удержаться. В первый свой день на незнакомом месте жена должна сидеть на пологе, а на второй она разжигает первый огонь в новом семейном гнезде. Молодая жена должна была накормить родственников мужа своими продуктами. Ее продовольственного запаса должно было хватить на несколько дней. А то, что приносит муж, он делит между членами своей семьи. Чум разделен на две части, и молодая семья живет на одной из них. Никаких перегородок — вся жизни на виду у родственников. Здесь хантыйской женщине пригодится умение услужить старшим и вовремя пригласить свекровь к чаю. {ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ}
Видео дня. Неприглядные тайны звезд, о которые узнали все
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео