Тверской резчик по дереву рассказал о бюсте Путину с конями, резном потолке певицы Зары и почему Тверь лучше моря 

Тверской резчик по дереву рассказал о бюсте Путину с конями, резном потолке певицы Зары и почему Тверь лучше моря
Фото: tvernews.ru
В мастерской резчика пахнет свежей стружкой и дымом из трубы асфальтового завода под окном. На стенах — две маленькие покупные иконки, вырезанные из дерева образа и наброски будущего иконостаса. Владельцу мастерской —  — 28 лет, но работы мастера можно увидеть в храмах города и воинских захоронениях. О том, можно ли в век дешевого пластика заработать на резьбе по дереву, почему Тверь лучше моря, о бюсте Путина с конями, резном потолке певицы Зары и львиных диванных тверских ножках для Дубая — в интервью ТИА. Записала .
Мастерская резчика расположена в самой глубине промзоны на Коминтерна. Даже навигатор плутает. «Здесь дешевле, чем на Индустриальной, и барабанщиков поблизости нет», — объясняет Артур. Из соседей — тихие художники и обивщики мебели.
Собственная мастерская Артура работает всего несколько месяцев. Но работ, выполненных мастером, уже не счесть. Среди крупных тверских проектов — Смоленское захоронение, иконостасы в Белой Троице, Кафедральном соборе и монастыре в Николо-Малице.
Тверь лучше моря
Сам Артур родом из Абхазии. То, что его жизнь будет связана с творчеством, было понятно с детства. Воспитательница в детском саду советовала родителям отдать ребенка в художественную школу. Но вот после ее окончания учиться в Абхазии было негде, поэтому на семейном совете Артура решили отправить к родственникам в Тверь — поступать в Венециановку. С ней не срослось, зато Артур поступил в 12-й лицей: — Мне показали лицейский музей, и я понял, что хочу быть резчиком по дереву. Музей там удивительный. Если не были — обязательно сходите. Я был учеником крутого скульптора — Александра Сергеевича Пшерацкого. Он во многом повлиял на мой стиль. Пшерацкий мне постоянно твердил: «Резать и копировать может любой, видеть форму и создавать новое — единицы». Одна из лицейских работ Артура, сделанная под чутким руководством Пшерацкого — венок у вечного огня на Смоленском захоронением. На скульптуре выгравированы инициалы мастера.
После учебы в лицее Артур решил не возвращаться в теплую Абхазию: «Я очень проникся Тверью, ее историей. И иногда иду с тверскими друзьями и спрашиваю: „А вы знаете, что это за место, какая история у этого дома?“ Они ответить не могут. Хотя так часто бывает, когда ты живешь в городе и не очень интересуешься его историей».
Бюст , потолок Зары и меблировка квартиры депутата Шишкина
Потом Артур устроился в конаковскую компанию, которая занимается декором. Среди заказов — бюст Владимира Путина с бегущими лошадьми, потолок в квартире певицы Зары, большие заказы от депутата Шишкина.
Например, потолок в квартире певицы Зары:
Самое простое, что мы делали для Шишкина — это маленький пуфик в стиле французского барокко. Цена его — около 50 тысяч рублей. Добавьте кучу посредников, и окончательная стоимость будет, конечно, гораздо выше. В общем, компания крутая. Мне было, чему поучиться у мастеров.
К слову, основатели этой фирмы отделывали ресторан «Турандот» в Москве.
Несколько лет Артур учился, оттачивал навыки резьбы и свой собственный стиль. Последний он называет «основанным на французском барокко и рококо». И в итоге решил уйти в самостоятельное плавание.
"Церковные заказы для меня особенные. Печально, что приходится брать за них деньги"
Основные заказы Артура — из церкви, или так или иначе связанные с церковной атрибутикой. Так, в Белой Троице стоят три киота с резьбой, которую выполнил мастер. Часть работ по дереву Артур выполнял в Кафедральном соборе, в монастыре Николо-Малицы. Из нетверских церковных заказов — в Зарайском районе Московской области, в селе Протекино, стоит иконостас и стасидии (деревянное кресло в храме с откидным сидением, высокой спинкой и подлокотниками) руки Артура, иконостасы в Кашире Московской области, в Свято-Троицком храме в городе Балаково Саратовской области.
Иконостас в Калязине:
Прямо сейчас Артур работает над большим иконостасом для частного дома в Москве. Каким он будет — понятно на рисунках, развешанных по всей мастерской.
Отдельные части иконостаса уже готовы:
— Такие заказы для меня особенные. Я всегда очень сильно стараюсь сделать все идеально и не грешить хотя бы в это время. Печально, что мне приходится брать за это деньги. Но ничего не сделаешь — мне надо платить за ипотеку, за мастерскую и как-то жить. Процесс организован следующим образом: Артуру приносят эскиз работы на бумаге. Он дорабатывает рисунок под свой стиль, вырезает и наносит на дерево. Дальше — выпиливание, фрезерование, работа стамесками и прочее.
Стамесок у мастера — целый стол. К слову, стоимость одного хорошего инструмента — порядка 10 000 рублей.
Заказ из Дубая и мирские работы
"Мирских" работ мастера тоже много — от мини-панды до дубовых листьев в знаменитых Сандуновских банях в Москве.
Логотип татуировщика:
Панда — одна из сложных работ, потому что выполнена сразу из двух пород дерева.
Резные панно
Рамки под зеркала
Входные столбы под лестницы
Полки под зеркало — одна из самых сложных работ мастера. Их Артур делал по уже вылепленному образцу.
Один из заказов тверского мастера уехал за границу — в Дубай. Это диванные ножки в форме львиной лапы. Чтобы изделия получились одинакового размера, Артур их «копировал» на специальном станке копире. А история самого заказа получилась курьезная:
"Заказчик из Дубая долго добивался своего заказа. Он мне сначала писал, а я как-то не верил, что кому-то в Дубае понадобились ножки моего исполнения, и отфутболивал его. Потом он мне позвонил оттуда и попытался со мной по-английски поговорить, а не в зуб ногой. И только когда наша переписка переместилась в вотсапп, я с помощью гугл-переводчика все-таки нашел с ним общий язык. Заказ я сделал, деньги получил. Он мне долго «спасибо» говорил и ещё заказы сулил. Я его все спрашивал: «Почему я?», он отвечал, что ему очень полюбилась моя резьба и всё". Почему я ему не сразу поверил? Потому что в жизни обманывали много. Брали работу и не платили. Или платили очень мало. Таких печальных историй у резчиков очень много".
Но чаще всего мастера почему-то просят сделать нарды: «Я, конечно, их могу сделать, но я резчик-художник, а в нардах больше мастерства чем творчества».
Быть или не быть?
— Я себе всегда задаю вопрос — нужна ли моя работа людям, когда вокруг столько дешевого пластика и станков ЧПУ, которые сделают почти любую вещь из дерева? И я думаю, что нужны. Потому что самые дорогие и надежные машины в мире собираются вручную. И ручной, неповторимый срез никогда и ничто не заменит.
В ближайших планах Артура — организовать курсы резьбы по дереву в школе Art School:
— У меня накопился большой опыт в резьбе. Я работал с самыми разными техниками и стилями резьбы. Я знаю, как правильно, а значит легко создавать сложные вещи в резьбе. И мне очень хочется передать желающим частичку моего опыта и мастерства.
Работы резчика можно посмотреть здесь.
Видео дня. 10 российских звезд, выросших в бедности
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео