Ещё

«Каладзе подарил майку, в которой обыгрывал Хорватию». Он фотографировал Тотти, Малкина и Де Ниро 

Фото: SPORT24.ru
Георгий Кардава — топовый фотограф (работал для GQ, Esquire, Tatler, «РБК Стиль», «Коммерсантъ» и Cosmopolitan), который специализируется на портретной съемке и обожает футбол. В списке селебрити, попадавших в его объектив — Павел Воля, Сергей Шнуров, Михаил Горбачев, Жерар Депардье и Роберт Де Ниро. А также самые статусные звезды мирового футбола, включая Тотти, Дзанетти и Мальдини.
В интервью Sport24 Кардава рассказал, как случайно попал в раздевалку сборной России, почему мечтает поработать с Эдгаром Давидсом и зачем Черчесов подарил Мацуеву футболку «Динамо».
— Самые статусные и одновременно непробиваемые во время съемки — Паоло Мальдини и Франческо Тотти. Но такое поведение — это скорее защитная реакция от постоянного внимания людей на улице и прессы, — рассказывает Кардава. — Обратный пример — Дрогба. Помню, как мы прилетели в Монте-Карло, куда Дидье пригласили на международный благотворительный форум. И прямо на улице его окружили дети-сироты (кажется, из Колумбии) и начали учить каким-то танцевальным движениям. Дидье так увлекся ими, что в итоге натанцевался даже больше, чем сами дети. Было нереально весело! Я смотрел и думал: как же круто, когда человек, пробившийся наверх, не забывает, кем он был раньше и может вот так просто повеселиться с незнакомыми ребятами. Некоторым нашим звездам стоит поучиться.
— Самый неловкий момент во время съемки?— Это было с Христо Стоичковым. Недавно он приезжал на Суперкубок легенд, и во время съемки было интервью. Пришла журналистка. Сначала она очень удивилась, что Стоичков говорит по-русски. А когда Христо рассказал, что учил язык в детстве на родине, то окончательно нас добила вопросом: «Так вы еще и из Болгарии?» Мне стало так стыдно! А Христо рассмеялся: «Кажется, она не в курсе, с кем разговаривает».
— Кто из спортсменов больше всех интересовался процессом?— Евгений Малкин. Он отсматривал фотографии, спрашивал про разные аспекты съемочного процесса. Было видно, что человек полностью погружен в работу.
— Ты снимал Дзанетти. Чем он запомнился?— Характером. Такой невозмутимости и стержня я не встречал ни у кого. От Хавьера исходила просто бешенная уверенность — она передавалась в каждом движении. Невероятно монументальный человек.
— Кто вел себя максимально расслабленно?— Мне понравилось, как работал Федор Смолов. Очень харизматичный и остроумный человек, который каждую ситуацию переводил в шутку и создавал непринужденную обстановку на площадке. Это классно. Еще было очень легко с Владимиром Габуловым. Когда он играл в «Динамо», то жил в соседнем подъезде. Помню, как мой отец ему однажды помогал припарковаться в заставленном машинами дворике. Я на него всегда смотрел как на звезду. Но поработав, понял, насколько он простой в общении.
— Как себя вел Черчесов?— Мы познакомились на дне рождения Дениса Мацуева, где я был фотографом. Черчесов тогда тренировал «Динамо», но подарил Мацуеву футболку с автографами игроков. А еще в шутку пожелал «начать болеть за нормальную команду — хотя бы на время, пока я ее тренирую». Мы немного поговорили. Я рассказал, как в детстве отец показывал мне дом Черчесова в Осетии. Станислав Саламыч удивился, но слушал с интересом.
— Футболист, с которым ты мечтаешь поработать?— В детстве фанател от Эдгара Давидса: как он выглядит, играет. Когда начал снимать, загорелся мечтой сделать его портрет. Недавно даже попросил Франка Де Бура замолвить за меня словечко — Франк пообещал, что все сделает. Надеюсь, все получится.
— Чем еще благодарят за работу, кроме денег?— Самый ценный подарок — футболка сборной Грузии от Кахи Каладзе, в которой он обыграл Хорватию в 2011 году. В моей коллекции она — особенная. Я ведь сам из Грузии, родился в городке Цаленджиха, а рос в Зугдиди. Поэтому для меня, как и для любого грузинского мальчишки того времени, Каха был образцом для подражания. Он — живой пример, как парень из грузинской глубинки за счет усердной работы и трудолюбия стал игроком мирового уровня. И я очень горд, что у меня была возможность дважды поработать и пообщаться с ним.
— Ты и фотографии. Как так получилось?— Фотографией я занялся, когда на третьем курсе меня отчислили из университета (ГУУ — Sport24). Год я был без дела, но мечтал поехать в Мексику и купить барабанную установку. Для этого нужны были деньги, и мой друг посоветовал мне взять у сестры фотоаппарат и начать предлагать всем фотосессии. Чем я собственно и занялся. В Мексику я так пока и не слетал, зато на ударных играю до сих пор.
— Почему полюбил футбол?— В Россию я переехал в 2000 году, жил рядом с «Динамо». Почти каждый вечер мы с отцом играли на «Малой Арене», так что выбор любимой команды был очевиден. Мечтал попасть в футбольную школу и даже прошел отбор в академию «Динамо», но из-за проблем со здоровьем родители решили отказаться от этой идеи. Сейчас отношусь к футболу без детского восторга, и просто болею за своего друга Ираклия Квеквескири. Он играет за СКА-Хабаровск.
— Первый матч, который ты посмотрел на стадионе?— 1998 год. Отец повел меня на «Динамо», где «Спартак» принимал «Аякс» с великим Шотой Арвеладзе. Тогда еще не понимал, на каком историческом матче нахожусь. Но до сих пор помню жуткий холод, который стоял в тот вечер. А еще — как я брал автограф. У Арвеладзе, конечно. Еще один памятный матч — Россия — Швейцария в 2001-м, когда Бесчастных забил три. После матча администратор сборной по ошибке завел меня в раздевалку вместе с детьми футболистов. Видел, как Романцев и наши игроки праздновали выход на чемпионат мира.
— Самая крутая твоя съемка?— Мне сложно оценивать свои работы — лучше, чтобы это делали другие. Могу назвать самую значимую съемку для меня — Роберта Де Ниро для издания «Коммерсантъ. Стиль». Он — первая звезда мирового уровня, с которым я работал.
— Де Ниро, Кассель, Депардье — работа с актерами сильно отличается от съемок спортсменов?— Главное отличие — в уверенности в себе и умении работать перед камерой. Спортсмены в этом плане довольно закрытые — нужно прикладывать больше усилий, чтобы добиться нужно результата. У людей, которые снимаются в кино — особенно на таком уровне — с этим проблем нет.
— Работать со звездами вообще сложно?— Нет. Просто чтобы начать работать с людьми такого масштаба, нужно проделать определенный путь в профессии — это тысячи съемочных часов и огромный труд. Но на съемках никаких проблем нет. Только удовольствие. Нужно понимать, что звезды — такие же люди, как и все мы. И их самих уже достало, когда все смотрят, как на небожителей. Чрезмерное и фанатичное внимание — то, от чего они отстраняются и закрываются. Им точно так же хочется нормального человеческого общения, они такие же люди со своими страхами, комплексами. Интересно пообщаться с ними именно с этого ракурса, узнать их с человеческой, бытовой стороны.
— С футболистами ты так часто говорил?— Я в принципе человек любопытный и всегда общаюсь с людьми, которых фотографирую. А уж если это кумиры детства, точно не упускаю возможности вспомнить их карьеру, обсудить какие-то моменты. Как правило, они идут на контакт, раскрепощаются и раскрываются.
— Звезда, которая тебя удивила?— Павел Воля, которого мы снимали для Cosmopolitan. Человек, на шутки которого просто невозможно обижаться. Даже не могу объяснить, как это происходит. Но, по-моему, это какая-то феноменальная способность и талант, которому невозможно научиться.
— Самое крутое в работе фотографа — это?— Ничто не сравнится с ощущением, когда ты сделал «тот самый кадр». Когда в одной картинке есть все: свет, поза, эмоции. Когда ты понимаешь: черт, вот ради этого мы все здесь и собрались! Ну и, конечно, видеть счастливых героев съемки, работать с ними и слышать благодарность от звезд мирового масштаба, — все это тоже чистый кайф.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео