Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Список Сендлеровой: как польская активистка спасла тысячи детей из Варшавского гетто

Такие люди, как , возглавивший восстание в концлагере Собибор, ломали страшную нацистскую машину. Еще один пример – Ирена Сендлерова, польская активистка. Из Варшавского гетто, рискуя своей жизнью, она тайно вывела тысячи еврейских детей. О подвиге Сендлеровой корреспондент телеканала «МИР 24» Родион Мариничев.
Список Сендлеровой: как польская активистка спасла тысячи детей из Варшавского гетто
Фото: Мир24Мир24
«Тут был сборный пункт. Сюда сгоняли людей. А вот там, с той стороны, были железнодорожные пути. И людей сажали в товарные вагоны для отправки в лагеря», – вспоминает узница варшавского гетто Кристина Будницкая.
Коренная варшавянка Кристина Будницкая идет по улице, на которой родилась и пережила войну и Холокост. В 1940 году ей было восемь. Как раз тогда нацисты возвели вокруг центральных кварталов Варшавы кирпичную стену.
«Это стена гетто. Она сохранилась почти такой, как была. Вот сейчас мы подойдем поближе, и вы увидите остатки колючей проволоки. Здесь все кругом было огорожено этой стеной», – пояснила Будницкая.
Из огромной семьи пани Кристины, в которой было восемь детей, спаслась лишь она одна, самая младшая. Побег на свободу устроили люди из организации «Жегота». Подпольный Совет помощи евреям действовал почти до конца войны. Узники гетто, пожалуй, лучше всего знали в лицо вот эту женщину. Она работала под псевдонимом Йоланта. Ее настоящее имя – Ирена Сендлерова.
«Однажды я видела, как гестаповец манит конфетой еврейского ребенка. Голодный ребенок, конечно, идет к этой конфете, подходит к гестаповцу, тот дает ему конфету, а когда ребенок отходит, гестаповец стреляет ему в спину», – рассказывала Ирена Сендлерова.
Это одно из последних интервью Ирены Сендлеровой. Ее не стало в 2008 году. Из Варшавского гетто она спасла две с половиной тысячи еврейских детей. Эльжбета Фицовская одна из таких. Из гетто ее вывезли, когда ей было всего шесть месяцев. По рассказам она знает: мама ходила на работу и носила грудную дочь в заплечном рюкзаке. Это было опасно: таких женщин и младенцев немцы часто стегали кнутами.
«Я так никогда и не увидела своих родных маму и папу. И вообще никого из родственников. Когда меня перевезли на арийскую сторону, я попала к своей польской маме. Она меня вырастила и никогда ни в чем не обделяла», – говорит узница Варшавского гетто Эльжбета Фицовская.
Своим детям Сендлерова ничего не рассказывала много лет.
«Она не хотела все это вспоминать. Но воспоминания постоянно ее преследовали. Ей снились немцы, снились аресты, снился весь этот кошмар войны», – рассказывает дочь Ирены Сендлеровой Янина Згжембская.
Будучи членом «Жеготы», пани Ирена работала в варшавском управлении здравоохранения. В отличие от других поляков, она могла легально проходить в гетто. В ее официальные обязанности входило наблюдение за больными детьми и поддержание чистоту, чтобы по городу не распространялись инфекции.
Это место, конечно, изменилось до неузнаваемости, но именно здесь во время войны находился один из главных входов в Варшавское гетто. Узники называли его «воротами свободы.» Вот тут, за моей спиной, как и сегодня, располагался окружной суд. Через него можно было как войти в гетто, так и выйти назад. Именно этой дорогой чаще всего пользовалась Ирена Сендлерова.
Как раз здесь она выводила на свободу детей. «Жегота» помогала деньгами.
«За выход нужно было платить. Тут дежурили подкупленные немцы. Ну а Сендлерова часто надевала на рукав повязку – это был такой опознавательный знак о том, что все устроено», – указала научный сотрудник Музея истории польских евреев Катажина Янковская.
Грудничков Ирена вывозила на грузовике со стиральным порошком. Младенцам делали укол снотворного, чтобы они не кричали, и клали в мешки с мусором, коробки с окровавленными бинтами, рядом с трупами. А на тот случай, если ребенок все же проснется и заплачет, водитель держал при себе дрессированную собаку. Лай помогал заглушить плач. Детей постарше можно было вывести через подвалы и канализацию.
«Мама считала, что герой – это тот, кто носит оружие и сидит в окопах. Она очень не любила, когда ее называли героем. И всегда подчеркивала, что все делала только по зову сердца. Ведь если люди погибали, им нужно было помочь», – отметила дочь Ирены Сендлеровой Янина Згжембская.
Это кадры из художественного фильма «Храброе сердце Ирены Сендлер» – в англоязычных странах ее фамилию принято произносить так. Картина с в главной роли вышла уже после смерти Сендлеровой в 2009 году.
«Только представьте, что чувствовала эта женщина! Она должна была объяснить людям, что они обречены, но можно попытаться спасти их детей. Правда, они будут воспитаны в католической семье. Для многих евреев это непозволительно. К тому же, они не знали, могут верить ей или нет», – сказал режиссер фильма «Храброе сердце Ирены Сендлер» Джон Кент Харриссон.
Ирена Сендлерова старалась сохранить сведения о каждом спасенном ребенке. Она все записывала на маленькие листочки и складывала их в бутылку, которую прятала вот здесь, во дворе у своей подруги Ядвиги Пиотровской. Здесь же часто укрывали и самих детей.
«У Сендлеровой была очень маленькая квартира, а у нас-то целый дом. Вот они и решили прятать еврейских детей у нас. И я с ними играла», – вспоминает дочь Пиотровской Ханна Рехович.
Дочь Пиотровской Ханна говорит: во время оккупации здесь было довольно надежное место. Ревизоров в квартале видели только раз, но до этого дома они так и не дошли.
В 1943 году Сендлерову арестовали по доносу, пытали и приговорили к казни. Но карателей удалось подкупить, и ее тайно выкрали из тюрьмы.
Лишь через много лет пани Ирена получила Орден Белого орла – высшую государственную награду Польши, звание Праведника народов мира. Была номинирована и на Нобелевскую премию. А решением сейма нынешний 2018 год объявлен в Польше годом Ирены Сендлеровой.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ