Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Spectator (Великобритания): Хорошие новости — теперь каждый может быть жертвой

Здесь в «Спектейтор» мы крайне нерадиво освещаем женский спорт, что я и решил исправить, обратив ваше внимание на прошедший на прошлой неделе Чемпионат мира по трековому велоспорту — в особенности на категорию женщин-спринтеров в возрасте от 35 до 44. Золотую медаль по-геракловски завоевала канадка Рэйчел Маккиннон (Rachel McKinnon).
Spectator (Великобритания): Хорошие новости — теперь каждый может быть жертвой
Фото: ИноСМИИноСМИ
Когда она взошла на пьедестал, это спровоцировало множество споров, вызванных не только тем, что Рэйчел совершенно очевидно была мужчиной, но и тем, что она не предприняла сколько-то значимых усилий, чтобы это скрыть. Обычно, когда мужчины меняют пол, они делают это более старательно — подкачивают губы, приделывают себе искусственную грудь и так далее. Обычно выходит не слишком убедительно, но они хотя бы пытаются. Другое дело Рэйч. Она выглядела, как обыкновенный здоровяк в очках. Интересно, что бы вы нашли, покопавшись у нее в штанах — вероятно, обычную сосиску с помидорами, выражаясь образно. Рэйч заявляет, что считает себя женщиной, что позволило ей принять участие в гонке (и разумеется одержать в ней победу, к вящему раздражению бронзовой медалистки Дженнифер Вагнер (Jennifer Wagner), которая назвала произошедшее «нечестным»).
Посмотреть эту публикацию в Instagram
Here's a small portion of my interview with @cbcnews My message: "We have to support inclusive sport. Everyone has a right to compete." https://www.cbc.ca/player/play/1345985603553/ #rainbowfoxracing #rainbowfox #worldchampion #herthighness #quaddess #quadzilla #quadgoals #thefutureisfoxy #wtfsracebikes #sprinter #trackcycling #cycling #racing #sportisahumanright #inclusivesport #lgbtq #lgbtqsport #transathlete #transrightsnow #transinclusivesport #girlslikeus #socialchange #socialjustice #transvisibilty #olympichopeful #transgender #inspiration #everydayislegday * * * °@fujibikes Bike* °@fsa_road Chainrings, stem* °@vision_tech_usa Crankset, chainrings, wheels* °@lazersportusa Helmet, sunglasses* °@vie13_kustom_apparel Speedsuit* * Coaches: @empiricalcycling and @nathanrogut
Публикация от Rachel McKinnon, PhD (@rachelvmckinnon) 17 Окт 2018 в 2:59 PDT
Кроме того, Рэйчел Маккинон считает себя «доктором» — у Рэйчел есть докторский диплом в области лицемерной мути из какого-то нелепого канадского колледжа. На его — прости, Рэйч, но я больше не готов продолжать этот цирк — странице в Твиттере перечислины другие категории, к которым он себя относит: «публичная мыслительница, женщина-тренссексуалка, гомосексуалистка, убежденная феминистка, спортсменка, веган». Да, разумеется он еще и веган. Думаю, мы бы отлично сдружились. Говорить, что он — женщина, он начал с 29 лет — позднее он решил, что он еще и лесбиянка, что кажется мне попыткой усидеть на двух стульях. Маккинон признает, что в большинстве областей спорта у мужчин есть преимущество перед женщинами, но утверждает, что высокие или крепко сложенные люди тоже обладают преимуществом перед низкими или хрупкими, а потому половая принадлежность не имеет никакого значения.
Разумеется, это абсурд. Однако власти пошли навстречу фантазиям этого самовлюбленного придурка, чем привели в ярость его конкуренток и выставили на посмешище спорт. Как мы дошли до такого положения дел, когда шумная, но микроскопически крохотная часть населения может подминать под себя всех остальных?
В области спорта между мужчинами и женщинами пролегает пропасть: к примеру, как австралийская, так и американская женские футбольные команды — одни из лучших в мире — проиграли командам 15-летних мальчиков. Команда из обыкновенного паба смогла бы разгромить женскую футбольную команду Англии — если только на стороне последней не будут выступать (Raheem Sterling), (Harry Kane), (Jordan Pickford) и прочие, внезапно решившие считать себя женщинами на протяжении вечера.
Власти пытаются урегулировать вопрос, основываясь на уровне тестостерона, однако это поверхностная мера, которая не учитывает иных преимуществ, которыми обладают мужчины — роста, веса, ориентации в пространстве, скорости, мускульной массы и отсутствия подскакивающих вверх-вниз молочных желез. Есть только один адекватный критерий — то, какие у вас хромосомы. Все остальное игнорирует принципиальные вопросы и вредит женщинам, которые долго и упорно тренировались в своей области только для того, чтобы проиграть бородатому дядьке, который решил назваться Лореттой.
Само собой, уже говоря это, я совершаю преступление на почве ненависти. Однако это — безусловная истина. И меня беспокоит, сколько таких безусловных истин ныне считаются за преступления на почве ненависти. Это — признак общества, которое отчаянно стремится сбежать от неудобной реальности.
Тем временем, власти размышляют над расширением определения «преступлений на почве ненависти» так, чтобы в число их жертв могли входить любые члены общества, даже гетеросексуальные белые мужчины. Иными словами, все преступления станут преступлениями на почве ненависти, и таким образом этот термин лишится последних остатков смысла.
С одной стороны, это хорошо — с людьми больше не будут обращаться так, будто у них есть качества, заслуживающие особой защиты; ведь теперь такие качества будут у всех. С другой, это означает расширение прибыльного бизнеса борьбы с ненавистью, который занимается тем же, чем и любой другой бизнес — охватить весь мир, так чтобы жертвами себя считали вообще все.
Возможно, вы еще помните те времена, когда благотворительные организации боролись за права инвалидов — крохотной части населения, которая подвергалась дискриминации и, само собой, обладала физическими изъянами. Однако по мере успехов, в борьбе за деньги и в силу неимоверной гордыни, управляющие этими организациями люди начали доказывать нам, что каждого пятого — а потом и каждого третьего — можно счесть инвалидом. И под инвалидностью подразумевалось уже не отсутствие ног, или глаз, а, к примеру, боли в спине. Точно так же и лоббисты ЛГБТ — некогда выступавшие в защиту крохотного и уязвимого меньшинства — сегодня заявляют, что каждый третий из нас — либо гей, либо бисексуал, либо еще кто-то из тех, кого не слишком любил .
Иными словами, все мы можем быть жертвами. Однако если все мы — жертвы, напрашивается вывод, что жертв нет вообще. Это просто жизнь со всеми ее трудностями и болезненными событиями, ее полнейшей несправедливостью. Кто-нибудь, скажите об этом Рэйчел Маккинон.