Ещё

Дженнифер Гуттенберг: я потеряла веру в Америку (Newsweek, США) 

Фото: ИноСМИ
Меня зовут Дженнифер Гуттенберг. Я жена и мать двух замечательных детей. Точнее, следует сказать, была ею. Теперь у меня есть только один ребенок, живущий здесь со мной, на земле. Видите ли, моя 14-летняя дочь Джейми однажды пошла в школу, но так и не вернулась домой, потому что ее хладнокровно убили. И это отнюдь не станет шоком для всех, кто живет в Америке, потому что теперь это повседневное явление.
Семнадцать учеников и сотрудников школы были убиты во Флориде, в городе, где у детей есть все, что им нужно. В месте, где «эти вещи не происходят». И, тем не менее, это происходит.
В настоящее время мы живем в стране, где это происходит слишком часто, а нашим лидерам просто все равно.
Мы живем в Соединенных Штатах Америки. Позвольте мне дать вам несколько определений, что такое «объединение»:
на родственной основе или для осуществления совместных действий
объединенные политически ради общих целей или связанные общими чувствами
когда люди приходят к единому мнению и действуют вместе.
Теперь я хочу вас спросить, подходят ли какие-либо из этих определений под описание деятельности нашего нынешнего правительства? Америка должна быть лучшим местом в мире. Это демократия, так говорят «они».
Теперь давайте рассмотрим определение демократии:
система управления, в которой принимает участие все население
власть народа
правительство, в котором верховная власть принадлежит народу и осуществляется им непосредственно или косвенно через систему представительства.
Давайте рассмотрим наше нынешнее правительство. Согласно опросу, проведенному 20 февраля, всего через шесть дней после убийства моей дочери, 66% американцев поддерживают более строгое законодательство об оружии. Со времен массовой стрельбы в школе моей дочери подобных опросов было много, и каждый показывает, что большинство американцев выступают за реформу в рамках здравого смысла. Почему большинство наших законодателей не поддерживают тех, кто их избрал? Для вас это звучит как «демократия»?
Итак, перейдем к определению понятия «здравый смысл»:
здравый смысл и здравое суждение по практическим вопросам
здравое и взвешенное суждение, основанное на простом восприятии ситуации.
В этом году, по состоянию на 27 октября, произошло 293 массовых расстрела. Всего два дня назад 11 человек были убиты в месте отправления религиозных обрядов в Питтсбурге. Мы также не должны забывать о ежедневных инцидентах со стрельбой, где могут убить одного человека, о которых, однако, не сообщается.
Когда будет достаточно? Когда безопасность американцев станет приоритетом номер один в этой стране?
Мне жаль говорить, что я потеряла веру в Америку. Нас возглавляет президент, который тратит больше времени на публикацию оскорбительных твитов, чем на выслушивание потребностей людей. Он тратит больше времени на игру в гольф, чем на посещение семей жертв насилия с применением оружия. Он тратит больше времени на беспокойство о своих рейтингах одобрения, чем на принятие решений, которые одобряют американцы. Он проводит время, встречаясь только с американцами, которые поддерживают его мнение, и отказывается слушать о потребностях многих американцев, которые к таковым не относятся. Если меня спросят, то я отвечу, что это больше похоже на диктатуру, чем на демократию.
Как насчет других членов нашего правительства? Какое место они занимают в процессе принятия решений? Верно, что они больше интересуются собой. Многие из них получают деньги от Национальной стрелковой ассоциации (NRA) и больше заинтересованы в том, чтобы сохранить для себя хорошее финансирование, нежели о безопасности людей. Они идут против своих убеждений ради денег. Их защищают вооруженные охранники, но остальные, как они полагают, будут ходить беззащитными и жить в страхе. Эта система нарушена. NRA не должно быть места в наших решениях по общественной безопасности. Когда президент Трамп узнал о незарегистрированном оружии, отпечатанном на 3D-принтере, он сказал, что изучит этот вопрос, поговорив с NRA. Почему он не говорил об этом со своей администрацией?
Много лет назад республиканцы и демократы прилагали усилия для совместной работы. Возможно, у них были разные убеждения, но они объединялись ради блага людей. По крайней мере, этому меня всегда учили в школе. Что мы жили в ЛУЧШЕЙ стране мира. Пока правительство и люди, которые за ними стоят, не смогут снова объединиться, мы не можем это сказать.
Каждый день я надеюсь, что все изменится. Я надеюсь, что услышав голоса отчаявшихся семей, которые потеряли своих детей, супругов, братьев, сестер и родителей, по крайней мере, некоторые из них действительно обратят свое внимание.
Может быть, они слышат крики страха, ужаса, отвращения, но они не слушают. Вместо этого они слушают звон мелочи в своих карманах.
Они не отправляли своего ребенка в школу только для того, чтобы он не вернулся домой, потому что у какого-то безумца есть боевое оружие. Может быть, им повезло в последний раз, когда они пошли в кинотеатр, концерт, церковь или храм, но многим другим не повезло.
Их не волнуют предупреждающие знаки, и они не слушают, когда граждане говорят им, что кто-то кажется опасным. Опасные люди, те, у кого есть история из случаев применения насилия или те, кто угрожал убить других, не должны владеть оружием.
Охрана психического здоровья в этой стране находится на низком уровне и требует внимания. Теперь. Прежде чем некоторые представляющие опасность лица смогут причинить вред, им должны быть доступны услуги по решению проблем психического здоровья.
Почему это так трудно понять?
Дети не должны иметь доступа к оружию в своих домах, а их родители должны нести за них ответственность. Возраст для покупки ствола должен быть повышен до 21 года, когда люди считаются достаточно ответственными, чтобы пить алкоголь.
Прежде чем приобретать оружие или боеприпасы, необходимо пройти эффективную проверку биографических данных. Зачем кому-то вообще спорить с этим? Если вы являетесь законным владельцем оружия, это не повлияет на вас.
Никто не пытается покончить со Второй поправкой. Так что успокойтесь и послушайте. Пожалуйста, послушайте мать, у которой больше нет дочери. Ей всегда будет 14, в то время как ее 20-летний убийца сидит в камере под охраной.
У нас в стране должны произойти перемены. Мы должны объединиться как одно целое. Компромисс — это все. Нам нужно сойтись где-то посередине. Все дети и взрослые, которых я знаю, думают о насилии с применением оружия каждый раз, когда выходят на публику. Это неприемлемо, учитывая, что мы живем в Америке. Земля свободных! Родина храбрых!
Как мы можем чувствовать себя свободными, если должны смотреть через плечо и беспокоиться о том, что снова больше не увидим своих близких, когда те выходят из дома? Как мы можем быть храбрыми, если опасные люди, которые не должны владеть оружием, вооруженные ходят среди нас?
Пожалуйста, помогите мне снова почувствовать гордость за нашу страну. Это все, что у меня осталось с тех пор, как моя прекрасная дочь ушла навсегда. Пожалуйста, сохраните моего сына и остальных членов моей семьи, а также друзей. Проголосуйте в ноябре «оранжевым» в пользу кандидатов, которые поддерживают здравый смысл в вопросе безопасности оружия… Это здравый смысл. Голосуйте так, как будто от этого зависит ваша жизнь — потому что это так.
Дженнифер Гуттенберг — мать Джейми Гуттенберг и основательница «Оранж риббонс фор Джейми» (Orange Ribbons For Jaime)
Мнение, выраженное в этой статье, принадлежит автору
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео