Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Юлия Матвиенко: «Петербург непростой, но я его хорошо чувствую. Серый — один из моих любимых цветов»

Дизайнер JM Studio проверила здания социалистического модернизма и брутализма на наличие призрака коммунизма, подтвердила его полное отсутствие, и теперь у нас только два вопроса: откроются ли в этих памятниках архитектуры музеи современного искусства? и будет ли ветер перемен в петербургской моде? Как экономист стала идеологом петербургского стиля, Юлию расспросила главный редактор Милорадовская. Каждый раз, когда я встречаю тебя или вижу твою фотографию в инстаграме, я восхищаюсь — и по-другому не скажешь — не только твоей безупречной красотой, но и умением всегда выглядеть уместно и гармонично.
Юлия Матвиенко: «Петербург непростой, но я его хорошо чувствую. Серый — один из моих любимых цветов»
Фото: Собака.ruСобака.ru
Во-первых, спасибо! А что касается второго — я абсолютный визуал, все воспринимаю картинками, зрительными образами. И да, мне действительно важно, чтобы эта картинка была гармоничной. Причем так было с самого детства, я всегда четко понимала: вот это красиво, а это — нет. Недавно мама нашла мое сочинение за второй класс на тему, кем я хочу стать, когда вырасту. Так вот, точно определиться я не могла, но зато слово «красиво» встречалось раз двадцать минимум. Тем более удивительно, что образование ты решила получить экономическое, еще и в Горном институте.
Это не было взвешенным решением или мечтой всей жизни. Скорее, случай и обстоятельства. Я с отличием окончила физмат и собиралась даже поступать в ЛГУ на матмех, но тут неожиданно случилась модельная карьера, которая внесла серьезные коррективы в мои планы.
Твой папа — полковник артиллерийских войск. Как он отнесся к этим коррективам?
Спокойно. Папа добрый, прекрасный и совсем не строгий: все стереотипы о военных — совсем не о нем. Но, когда меня, еще старшеклассницу, остановили на улице скауты модельного агентства и предложили лететь в Париж, родители впервые заняли жесткую позицию, сказав решительное «нет»: «Ни в какие Парижи, пока не получишь аттестат, ты не поедешь». Знаю девушек, которые не интересовались мнением родителей, лететь ли им в Париж.
Могла, конечно, хлопнуть дверью, но осталась, о чем сейчас не жалею. Да и в целом сожаление о том, что могло бы быть, я считаю бессмысленной тратой времени. Наша жизнь — это всегда череда выборов, в результате которых мы формируем и свою жизнь, и самих себя. Тем более я не могу сказать, что модельная карьера для меня была важна. Мне просто нравился этот совсем другой мир — красивый. Ну вот. Я опять сказала это слово. Я извиняюсь за стереотипы, которые мы сегодня упомянем не один раз, но слово «экономист» с тобой не рифмуется. Я бы скорее предположила, что ты классическая девушка с филфака.
Действительно, как бы то ни было, мы все живем во власти стереотипов, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Знаешь, как удивляются мужчины, если проигрывают мне, допустим, в нарды: они не понимают, как такое вообще возможно. А если серьезно, каждый человек рождается уже с заложенными у него способностями. У меня просто математический склад ума, люблю все точное, четкое, логичное. Поэтому и математика с ее формулами, да и физика тоже, мне давалась легко. Но ты пошла дальше — на политологию!
А вот это решение как раз было обдуманным и осознанным. Поскольку раньше вся моя жизнь была связана исключительно с интегралами и законами Ома, я решила, что мне не хватает гуманитарного образования. Так я пошла на второе высшее в СПбГУ.
Ты собиралась в политику?
Нет, не конкретно в политику, но мне была интересна эта сфера общества, власть, политические процессы, как это все функционирует. Еще не вечер?
Да, я этого не исключаю. Сейчас в моей жизни один период, но это не значит, что все не поменяется. Есть одно прекрасное выражение: хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Поэтому я просто ставлю цели и планомерно их достигаю. Эволюционно, а не революционно.
И как бы хотела эволюционировать в данный момент?
В первую очередь я бы хотела развивать свой бренд. И сейчас есть один коммуникационный проект в сфере моды и дизайна, но подробностями делиться не готова, пока еще рано об этом говорить.
С тех пор как наше правительство решило, что Петербург должен стать столицей моды, ничего не произошло. Может, ты изменишь ситуацию?
Как интересно! А кто решил? Год назад к нам в студию действительно пришла делегация со словами: «Есть задача сделать из Петербурга второй Милан». Звучало это более чем абстрактно, и мы заняли выжидательную позицию. Ну что ж, Петербург пока все еще Петербург. И как бы то ни было, коммуникации мне интересны, думаю в эту сторону.
Как тебе кажется, Петербург вообще меняется к лучшему?
В годы, когда губернатором Петербурга была Валентина Ивановна, произошел невероятный скачок в его развитии. Потом все стало намного спокойнее — возможно, что-то где-то и развивалось, но мы об этом не знали. Бывает, приезжают знакомые и говорят: «Раньше у вас был Санкт-Петербург. А сейчас опять Ленинград». Хотелось бы, чтобы Санкт-Петербург вернулся! Ты веришь в программу «Петербург — модная столица России»?
Все решит человеческий фактор — кто будет заниматься этой программой. Я вижу массу возможностей развития модной индустрии в Петербурге, в том числе и в области образования: например, многие, кто думает о создании своего бренда, даже не догадываются, что такое бизнес-модель. В результате в моде остается мало талантливых людей, ведь в России это далеко не самый прибыльный бизнес. Но в любом случае без помощи города и правительства реализовать такую программу невозможно.
Ты думала о том, чтобы работать с молодежью?
Когда я была в жюри вашего конкурса «Новые имена в моде», я отсмотрела сотни работ начинающих дизайнеров с мыслью о том, чтобы пригласить кого-то на стажировку, а потом и на работу. Но опыт сотрудничества с одной юной девушкой-модельером не сложился: слишком разное видение. Может, когда-нибудь я запущу молодежную, более демократичную линию JM Studio и тогда обязательно вернусь к этой идее.
Ты довольна JM Studio сейчас?
Знаешь, мне претит делать вещи, которые мне не нравятся. Но я перфекционист, и мне всегда кажется, что можно сделать лучше. Поэтому всегда есть к чему стремиться. Мы с Валентиной (совладелицей JM Studio) очень трепетно относимся к нашей работе: сами ездим на закупку тканей в Италию, сами подбираем фурнитуру, следим за качеством изделий. Три месяца уходит на создание коллекции — мы отшиваем ее сезон в сезон, и, кстати, многие дизайнеры перешли именно на такой график. Сначала мы делаем эскизы пятнадцати вещей, которые составляют ядро коллекции, и добавляем к ним еще двадцать, чтобы пазл сложился. Отдаем эскизы конструктору и тщательно прорабатываем каждую модель. Параллельно приглашаем графического дизайнера, которая вместе с нами рисует принты, — и ткани с этими принтами производят на итальянской фабрике специально для нас. Что пользуется спросом? Платья. И еще раз платья. А в прошлом году мы сделали новогоднюю «капсулу» для и ДЛТ, и продажи были весьма успешны.
Можно ли посмотреть фотографии этой коллекции?
Мы ее молниеносно продали, даже не успели снять лукбук. Надо бы уже выйти на более профессиональный уровень — по-питерски работаем, по-питерски! (Смеется.)
Но мудборды ты собираешь?
Разумеется, в «Пинтересте»! Но никогда не знаешь, что может вдохновить, навести на мысль — фрагмент пейзажа или здания, рассвет или закат. Я много фотографирую и люблю пересматривать снимки, изучая фрагменты. Во время поездки в Токио нам повезло совпасть с цветением сакуры, и в осенне-зимней коллекции этого года появилось мое любимое пальто с японским принтом.
В Петербурге мне достаточно выйти на набережную — и все, я счастлива
Ты бываешь на всех гастролях, вернисажах и премьерах.
Мне интересно все, что происходит в культуре: выставки, драматические спектакли, опера, балет. Слукавлю, если скажу, что и читаю каждый день, но на отдых всегда еду с чемоданом книг — это обязательная программа. А благодаря клубу «418» мне довелось познакомиться с немыслимыми, захватывающими людьми. — человек-космос. — целая вселенная. — невероятно красивая женщина, чьи лекции можно слушать бесконечно. Когда разговариваешь с человеком, талантливым от Бога, попадаешь в другую реальность. В 1990-е в русском мире возникло понятие новой роскоши: малиновые пиджаки, золотые цепи, «Версасе». Что для тебя роскошь сейчас?
1990-е с их стрессом прошли мимо меня — в силу возраста. Вот ты сейчас спрашиваешь, и я понимаю, что мне очень повезло в жизни. У меня есть возможность общаться с теми, кто мне интересен, с кем мне просто и хорошо. Без притворства и лицемерия. Я нашла любимое дело и могу им заниматься. И за это я очень благодарна. Это и есть роскошь.
Чувствуешь ли ты разницу социальных слоев: интеллигенция, буржуазия?
Я не разделяю людей на социальные слои или по любым иным критериям. Есть люди твои и не твои, и они могут быть из разных, как ты это называешь, слоев. И кстати, по поводу стереотипов. Я встречала и чиновников, и бизнесменов, чьи поступки разбивают все стереотипы, которые общество привыкло им навязывать. Ты производишь впечатление человека, который всегда хорошо себя слышал!
Да, резких перепадов в моей психике и в судьбе не было. И выдумывать их не буду — все спокойно, без Достоевского. Я слышу себя, свой организм — точнее, нахожусь с ним в диалоге. Пребываю на интуитивной диете. Я стопроцентный интроверт, мне хорошо наедине с собой. Чтобы отдохнуть, мне не нужна большая компания. Лучше я побуду одна в комнате с хорошей книгой или фильмом.
Но ты все время в окружении людей. И если решишь посвятить себя коммуникациям, придется общаться еще больше.
Я понимаю. Но я умею абстрагироваться, не пропускать через себя. Поэтому многие, кто меня не знает, воспринимают меня как такого, скажем, холодного человека. Хотя ты просто себя бережешь.
Нужно уметь себя любить. Действительно, все проблемы, комплексы, болезненные паттерны идут из детства. Когда человек вырастает, он должен это понять, принять и проработать. Если этого не сделать, движение вперед невозможно. Мне повезло: наверное, только одно воспоминание из детства могу назвать неприятным, и то сейчас уже смешно. Как-то в детском саду был выпускной, и должен был прийти фотограф, чтобы запечатлеть нас по торжественному поводу. Мама с огромным трудом достала французский голубой спортивный костюм и торжествующе сказала: «Вот! Это тебе для фотосессии!» Я дико сопротивлялась: как же так, все будут в красивых платьях, а я! Помню эти фотографии: на каждой стою заплаканная во французском голубом спортивном костюме. Но мама, разумеется, хотела как лучше. Она максимально осознанно подошла к моему воспитанию, посвятила мне все свободное время — и несвободное тоже. Ты воспитываешь дочь, опираясь на опыт родителей?
Арине скоро десять, и это удивительный, искренний человек. Я и дружу с ней, и учусь у нее. Предлагаю: «Арина, давай ты так делать не будешь?» — «Ты же так делаешь! Почему мне нельзя?» Что тут ответишь? «Я взрослая, а ты маленькая»? Не аргумент! Учусь быть для своего ребенка примером, а не воспитывать ее словами «я так сказала» — недолюбливаю эту фразу из советского прошлого! Учусь у Арины непосредственности, радости жизни. Кстати, недавно крестный подарил ей английского бульдога — и теперь это самый обожаемый член нашей семьи, невозможно забавная собака, смешная и лапочка! Когда ты говоришь о Валентине Ивановне, ты не скрываешь восхищения. И то же самое, когда говоришь о своем муже.
Меня всегда удивляло отношение Сергея к людям — вот уж полное несоответствие картинки и настоящего человека. Отзывчивый, готовый всем помогать, никому никогда не откажет в просьбе. Да, я могу быть с ним не согласна в каких-то ситуациях, но это все неважно — его доброта, любознательное отношение к жизни вызывают бесконечное уважение. И еще с Сергеем очень интересно разговаривать — в том числе и о том, как устроен мир, он этими вопросами интересуется, ходит в экспедиции в Киргизию, на Тибет. С путешествиями столько историй связано! Поподробнее, пожалуйста!
Каппадокия, Мачу-Пикчу — невероятные места! И в Японию предложил съездить именно Сергей, чтобы встретиться с мастером из старинного рода оружейников, который делает особенные мечи. Стараемся хотя бы два раза в год посещать новые места — там всегда происходят чудеса. Недавно впервые побывали в Довиле — и там тоже произошло чудо. Когда мы подошли к пляжу с его знаменитыми кабинками и зонтиками, увидели съемочную бригаду и 1984 года. Я вспомнила: «Это же машина из „Мужчины и женщины“»! А потом увидела человека, чье лицо мне показалось знакомым, и поняла: это . А рядом Анук Эме. И они снимаются в продолжении «Мужчины и женщины» — и опять у . Красивое совпадение. 30 ноября у вас десять лет свадьбы?
Да, с ума сойти, уже пошли какие-то юбилейные даты! Хотя познакомились мы еще раньше, когда мне было двадцать, а Сергею тридцать.
И ты сразу поняла, что выйдешь за него замуж?
Я сразу поняла, что у нас что-то будет и просто так все не закончится. Потом у нас были отношения, затем их не было, а после все вернулось — и была свадьба. Кстати, в детстве я никогда не мечтала о том, чтобы выйти замуж. В твоем инстаграме люди пишут тебе миллион добрых и приятных комментариев — опять же вопреки стереотипам.
Действительно, негативных комментариев нет — и я очень ценю и это, и все теплые сообщения, которые мне приходят. Но, что касается инстаграма, я совсем не активный пользователь и не могу сказать, что я публичный человек — все-таки я не из шоу-бизнеса.
Твоя фамилия автоматически делает тебя публичным человеком.
В инстаграме я сознательно не использую фамилию. И публикую фотографии, которые транслируют мое видение мира, и только. Совершенно точно я не готова делиться личным, да и не по-петербургски это как-то. Представляешь, ты бы начала учить людей жизни?
Это было бы странно! Мой инстаграм не личный дневник. И завела я его случайно: мне нравилось обрабатывать фильтрами картинки, а потом я сама не заметила, как начала их выкладывать, а люди — комментировать. Смотрю: неужели на меня кто-то подписался?
Ты используешь инстаграм как платформу для продвижения своего бренда?
И да и нет. Во всяком случае я точно это так не формулирую, не превращаю инстаграм в работу. Кстати, мне кажется, скоро появится какая-то новая платформа: слишком много сейчас в инстаграме лишних картинок, рекламы, он теряет свою индивидуальность. А мы этого в Петербурге не любим. В твоих рассказах Петербург — отдельный, живой персонаж.
И я очень его люблю! Но должна признать, город у нас непростой. И не только из-за климата, но и из-за событий, которые в нем происходили.
Петербург — требовательный город.
А вот это хорошо, я считаю! Я всегда чувствую его настроение — оно точно не депрессивное, но и ни разу не легкое и всегда на меня влияет — как, думаю, влияет на всех.
Ты обращала внимание, что Петербургу не идут люди? Особенно плохо одетые?
Конечно, поэтому серый — один из моих любимых цветов. Я чаще ношу сдержанные оттенки — так я чувствую себя гармоничнее, и город здесь играет не последнюю роль. Кстати, на Сене и на Тибре я скорее решусь на красный, чем на Неве. Но что там красный! В Петербурге мне достаточно выйти на набережную — и все, я счастлива. Выражаем благодарность театру «ЛДМ. Новая сцена» и лично Сергею Верстову за помощь в проведении съемки. Выражаем благодарность СПбГЭТУ «ЛЭТИ» и лично Алине Акимовой за помощь в проведении съемки фото: Данил Ярощук креативный директор: продюсеры: Ксения Желудова, Александра Афанасьевастиль: Эльмира Тулебаева визаж и прическа: Алена Кондратьева ассистенты стилиста: Цыцык Цыденжапова, Милана Перлова постпродакшен: Жанна Галай