Ещё

«Наши 90-е и есть „Незнайка на Луне“. Внук Николая Носова о своем легендарном дедушке 

«Наши 90-е и есть „Незнайка на Луне“. Внук Николая Носова о своем легендарном дедушке
Фото: ТАСС
Дедушка родился в Киеве в 1908 году. Его отец был эстрадным артистом в квартете «Сибирские бродяги», очень популярном тогда. Это были тяжелые времена для представителей творческих профессий. Чтобы прокормить семью, прадед работал на железной дороге. В Гражданскую войну его ансамбль выступал перед красноармейцами.
Учеба дедушки в гимназии все время прерывалась. Поэтому позднее он много занимался самообразованием: был радиолюбителем, на чердаке у него была оборудована химическая лаборатория. Чтобы поступить в институт, вечером учился на рабфаке, а днем зарабатывал на жизнь тяжелым физическим трудом.
Несмотря на технический склад ума и способности, дед все-таки решил стать кинематографистом, как и его старший брат Петр. После окончания ВГИКа он почти 20 лет работал режиссером и постановщиком в кино. На это время пришлись и годы Великой Отечественной войны, в которые занимался режиссурой учебных фильмов для Красной армии и получил за это боевой орден.
Профессиональным литератором он стал уже после войны, в достаточно зрелом возрасте. Хотя и к работе кинематографиста несколько раз возвращался. В частности, был автором сценария к фильмам «Фантазеры» и «Дружок», снятым по его рассказам.
Забавную историю о съемках рассказывал . Помните улыбчивого мальчика, который сыграл главную роль в фильме «Дружок»? Это был он. Оказывается, съемочная группа очень долго не могла отыскать подходящую собаку на роль Дружка. Нужный типаж чудом отыскался на живодерне.
Дед начинал с детских рассказов, герои которых — Петя и Валя — его сын и племянница. В 1945 году вышел первый сборник его рассказов «Тук-тук-тук!», потом стали появляться и повести. За написание повести «Витя Малеев в школе и дома» в 1952 году Николай Николаевич получил Сталинскую премию. Казалось бы, чего еще желать! Но это было только начало.
Когда в 1954 году из печати вышла книга «Приключения Незнайки и его друзей», многие почувствовали, что появилось что-то особенное, свежее, по-настоящему детское. Не случайно Олеша написал тогда статью в «Комсомольской правде» об этой книге. Называлась она «Вот это для детей!».
Одно из первых изданий «Незнайки и его друзей» вышло с иллюстрациями , написанными пером и с цветными вклейками. Между прочим, эта обложка потом зажила своей жизнью — появилась в Японии в виде спичечных коробков и коробок с печеньем. Она очень хороша и очень запоминается.
Позднее появился «Незнайка на Луне».
Больше всего дед любил покупать книги. С удовольствием посещал концерты, театр и кино, ходил на выставки. Его супруга была талантливым художником, и сам Николай Николаевич хорошо разбирался в живописи, любил Кустодиева, Коровина, Нестерова.
Сейчас я понимаю, что его работа была намного сложнее самого тяжелого труда, потому что от любого труда человек рано или поздно отдыхает. Николай Носов работал без выходных, каждый день и каждую ночь.
Одно время мы жили все вместе, и мама рассказывала мне, что как бы рано она ни встала и как бы поздно ни легла, в любое время в кабинете дедушки мог зажечься или уже гореть свет.
В летнее время дед обычно снимал дачу в Востряково или Голицыно. Своей дачи, как и машины, у него никогда не было. Снимал, чтобы, опять же, спокойно поработать. Ведь в его московской квартире никогда не было тихо — дом стоял напротив Киевского вокзала, так что от грохота паровозов дребезжали стекла.
Позднее дед купил себе квартиру в более спокойном районе. Но и она была далека от роскоши — обычная двухкомнатная 40-метровка, в которой едва могли уместиться все его книги. Даже авторские экземпляры невозможно было достойно расставить на полках, и книги были повсюду, куда ни загляни — и под кроватью, и на лоджии.
Конечно, дедушка читал мне и «Незнайку», и другие вещи. Но я столько раз перечитывал их впоследствии, что не запомнил этого первого знакомства с ними. Хотя мы много времени проводили вместе. Дед учил меня читать и писать, часто со мной гулял, играл, возил в походы. Помню, как мы ловили рыбу в торфяных озерах в Голицыно.
В Москве мы часто бывали в магазине «Лейпциг» — дед покупал мне там маленькие автомобильчики производства ГДР. Ему было со мной интересно — и как дедушке, и как писателю. В 1972 году вышла его «Повесть о моем друге Игоре». Нетрудно догадаться, кто стал прототипом главного героя.
Дед запомнился мне человеком серьезным и постоянно работающим. Даже в праздники не пил спиртного. Питался просто, больше всего любил вареную куриную грудку.
В быту он был основательным, хозяйственным, все делал сам. Был крайне вежливым человеком, спокойным и приветливым в любой ситуации. Однако образ жизни вел затворнический. Его лучшим другом и первым критиком была жена Татьяна Федоровна. Именно ей дедушка посвятил первую часть «Незнайки».
Он писал всегда — дома, на даче, на море. Это была постоянная внутренняя необходимость и его главная радость. И он очень любил детей, относился к ним с большим уважением.
А еще он с огромным интересом читал научно-технические журналы: «Наука и жизнь», «Юный натуралист», «Техника — молодежи», «Знание — сила». Был влюблен в научно-технический прогресс и сам во многом разбирался. Он ведь увлекался в юности химией и физикой. Так, дедушка сам просчитал поведение героев в невесомости для книги «Незнайка на Луне». Описал последствия неосторожного резкого движения.
Вообще, в трилогии о Незнайке есть много такого, что казалось в то время фантастикой, а сейчас окружает нас повсеместно. Это и солнечные батареи, и робот-пылесос, и плоские телевизоры.
Николай Носов работал до последних дней, хотя последние годы тяжело болел. Лечили его от желудка, но оказалось, что это был инфаркт. Он умер во сне от разрыва сердца — сказалось многолетнее напряжение, в котором он себя держал.
За 30 лет творческой деятельности он оставил огромное литературное наследие: пять томов популярных книг, не считая всего остального. Его произведения переведены на сотни языков мира, а их суммарный тираж превышает 300 млн Последнее, что дедушка написал, — автобиографическая повесть «Тайна на дне колодца». Он успел ее отредактировать, но вышла она уже после его смерти.
Когда они с братом были маленькими, им казалось, что у родителей есть какая-то тайна. Они решили, что она спрятана на дне колодца. Их отец бывал в Сибири, и они решили, что он намыл там золотого песка, который и спрятан в колодце.
Когда Николай Носов стал старше, то наконец понял, что эта тайна — любовь.
Видео дня. Как не подцепить COVID-19, заказывая еду на дом
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео