Ещё

Валерий Целищев: «Ведущему солисту всегда есть к чему стремиться» 

Валерий Целищев: «Ведущему солисту всегда есть к чему стремиться»
Фото: Уральский меридиан
«Я точно в Челябинске?» — именно эта мысль пришла в голову, когда первый раз увидела танец Валерия Целищева. В тот момент твердо решила узнать, откуда в нашей провинции берутся такие отменные кадры. И объяснять «на пальцах» все достоинства танца артиста бесполезно, надо прийти и увидеть! А пока балетная труппа на гастролях в Израиле, можете чуть больше узнать о ведущем солисте Челябинского театра оперы и балета из интервью.
— Валерий, сегодня Вы — ведущий солист балетной труппы. Любой путь к признанию начинается с маленького шага. Какими были ваши «первые шаги» в профессии? Классический танец выбрали сознательно?
— Знакомство с танцем началось, когда мы с семьей жили еще в Казахстане. Почти всех ребят в детстве отдают в какие-то развивающие секции, вот и меня родители направили в кружок народного танца. Совпадало ли это с моими собственными желаниями? Думаю, было 50 на 50: сначала занимался в кружке, подчиняясь решению родителей, а потом и самому понравилось танцевать.
— Да, обычно ребята занимаются в секциях, музыкальных и художественных школах. Но далеко не всегда продолжают свое обучение на более серьезном уровне. Когда пришла идея поступать в хореографическое училище?
— Эта идея пришла в голову педагогу нашего кружка. Должно быть, она видела, что у меня есть способности для занятий классическим танцем, была довольна результатами работы, поэтому и предложила попробовать поступить в училище. Вообще-то, мы опоздали с этим решением лет на пять и, в итоге, я поступал не в первый, а сразу в пятый класс Новосибирского хореографического колледжа. Мы с семьей действительно долго думали: стоит ли рисковать, ехать в другой город, если время упущено. И выбор был сделан в пользу поездки лишь потому, что на тот момент в Новосибирске жила моя бабушка. Договорились так: я и педагогам училища покажусь, и бабушку проведаю.
— В училище Вас приняли, это уже очевидно. Но Вы оказались в более суровых условиях, нежели остальные сверстники…
— Да, поначалу было очень тяжело. Понимаете, когда я появился в колледже, то не знал даже азов классического танца. Ведь детей несколько лет обучают тому, как правильно стоять у станка. Они постепенно знакомятся со стандартными движениями, различными позициями рук и ног. Я всего этого не знал и понятия не имел, что такое, например, «battement tendu» (упражнение, выполняемое во время балетного класса–прим. авт.). Поэтому мне пришлось не сладко! Каждый вечер брал дополнительные занятия у педагога, который учил меня практически «с нуля». А на третьем курсе к нам в училище приехал  — на тот момент, художественный руководитель балетной труппы Челябинского театра. Он посмотрел студентов и некоторых танцовщиков пригласил к себе в труппу. По-моему, с нашего курса в Челябинск приехали работать шесть человек, я был в их числе.
— Когда стали частью челябинской труппы, педагоги доверили Вам сольный репертуар практически сразу. И сейчас танцуете ведущие партии уже во всех балетах, которые идут на сцене театра. Нет ощущения, что достигли максимума?
— Я бы не сказал, что такое чувство появляется часто, но иногда это происходит. На работе мы очень устаем и морально, и физически. В каком-то смысле, каждый день похож на предыдущий. И, тем не менее, даже ведущим солистам всегда есть к чему стремиться! Любовь к балету помогает мне собираться, не раскисать, работать с удвоенной силой. Я действительно получаю от танца огромное удовольствие, а иначе, так бы и стоял 55 зайчиком в последней линии.
Валерий Целищев и Диана Косарева. Постановка «Пахита» Челябинского театра оперы и балета.
— Когда артист заслужил определенный статус, сложнее оценивать и замечать новые достижения самому. Кому, в этом смысле, Вы доверяете?
— Больше всего доверяю оценкам родных людей. Потому что они всегда скажут правду, вне зависимости от того, как ты станцевал. Даже если на сцене что-то не удалось, я предпочту об этом знать. Любое мнение, конечно, субъективно, потому что все люди разные. Но я считаю, что оценка зрителей очень важна! Ведь мы выступаем не для руководства труппы, не для педагога, а именно для людей, которые приходят на спектакль.
— Мне кажется, любая постановка — результат совместной работы. Артист балета должен не только сам танцевать отлично, но найти подход к партнерше, чтобы дуэт состоялся, и зрители поверили в историю героев. Вы работаете и с балеринами челябинской труппы, и с приглашенными солистками Большого театра. Есть какие-то приемы, помогающие быстрее найти общий язык с партнершей?
— Не могу сказать, что есть какие-то специальные приемы. Я репетирую с разными балеринами, в зависимости от того, к какому спектаклю идет подготовка. «Неприкосновенных» пар, которые никогда не разбиваются, в труппе нет. С солистками нашего театра работать, конечно, проще: ты уже знаешь особенности каждой балерины, ее сильные и слабые стороны. Когда танцуешь вместе с партнершей какое-то продолжительное время, запоминаешь каждую мелочь: как лучше сделать поддержку, как подать руку танцовщице и так далее. А если приезжает артистка другого театра, вы не сразу понимаете, чего ждать друг от друга. Это сложно, но мы привыкаем, деваться-то некуда. В прошлом году на гала-концерте фестиваля «В честь » мы выступали вместе с Дианой Косаревой, танцевали па-де-де из балета «Пламя Парижа». Так вот, в Челябинск она приехала прямо в день выступления. Мы должны были состыковаться и привыкнуть друг к другу за время утренней репетиции. Но вообще-то, это обычная практика.
— Читала интервью с отдельными артистками, которые танцуют на челябинской сцене. По-моему, они признают ваш профессионализм, довольны совместными выступлениями. В этом году и жюри балетного конкурса «Арабеск» высоко оценило умение работать в команде. Вы удостоились диплома, как лучший партнер, не участвовавший в конкурсе. Расскажите немного об этом опыте.
— На самом деле, меня больше порадовал не полученный диплом, а то, что партнерша — Виктория Дедюлькина — заняла второе место. Я ведь поехал туда, чтобы представить балерину, за нее больше и переживал. Руководители труппы, буквально, так и говорили: «Сам упади, но девочку держи!». И я хотел сделать все, чтобы Виктория смогла выиграть, показать себя. А диплом — это просто хороший бонус. Думаю, мне было легче, чем остальным танцовщикам, так как официально в конкурсе я участия не принимал. Многие артисты на репетиции хорошо проходили номера, а вот на сцене что-то не получалось. Это не удивительно: они стояли за кулисами и нервничали так, что даже руки тряслись от волнения. А я, можно сказать, ходил на расслабоне (смеется).
— Знаю, что на третьем туре конкурса Вы с Викторией исполняли номер современной хореографии. Как в целом относитесь к «не классическим» постановкам?
— Мне очень нравится современная хореография. Я столкнулся с ней уже в училище, так как у нас были отдельные занятия, посвященные модерну и другим направлениям танца. Сейчас такое время, что на классическом балете далеко не уедешь, артист должен быть готов танцевать все, что угодно. Например, в прошлом сезоне у нас в театре состоялась премьера балета-кантаты «Кармина Бурана» и эта как раз не классическая постановка. Там партию главного героя всегда танцую с душой. Это не значит, что классический репертуар исполняю без воодушевления, но современный балет дает какие-то новые эмоции. Постановщик «Кармина Бурана» —  — «собрала» спектакль за рекордно короткий срок. На все про все у нее был лишь месяц. А это очень мало, для такой большой премьеры, где учувствует и хор, и балет, и оркестр. Что говорить, на общих репетициях все психовали… Кто-то не попадал в ноты, артистам балета было неудобно танцевать в нужном темпе, оркестрантам было тяжело синхронизироваться одновременно с танцовщиками и хором. Спектакль получился технически сложный, мы выходили со сцены, как из бани. Зато балет вышел зрелищный, на премьере все артисты собрались и выдали хороший результат.
Валерий Целищев и Екатерина Хомкина-Сафронова. Балет-кантата «Кармина Бурана»
— Раз уж мы заговорили о contemporary, воспользуюсь случаем и спрошу о Екатеринбургском театре — Ural Opera Ballet, как сейчас его называют. Наша труппа привозила в Челябинск постановку «Ромео и Джульетта». Вам удалось посмотреть этот спектакль?
— Да и мне очень понравилось, честно. Хореография немножко странная, но она по-своему интересна. Декорации тоже необычные: эта громадная конструкция на сцене, окна, которые открывались и закрывались, артисты спускались со второго этажа… А если говорить о танцовщиках, то особенно заполнился . Он исполнял роль Меркуцио и показал хорошую актерскую игру. Было видно, что человек кайфует на сцене, живет этой партией!
— А у Вас есть роли, от которых по-настоящему кайфуете?
— Еще во времена училища я мечтал станцевать Базиля в балете «». И когда желание осуществилось, осознал, насколько роль мне подходит. Конечно, эта партия очень сложна, но, танцуя Базиля просто вхожу в раж, могу быть на сцене самим собой. А если с утра еще и хорошее настроение, то вечером танцевать «Дон Кихот» — как бальзам на душу. Вообще, в жизни я очень похож на главного героя этого балета и, наверное, партия Базиля — самая любимая.
— А нечто любимое вне профессии есть? Чем занимаетесь помимо работы, как восстанавливаетесь? Существует какой-то «допинг» для балетного артиста?
— Как такового, допинга нет… Когда я был на гастролях в Америке, то покупал там L-карнитин. Этот препарат восстанавливает солевой баланс и мышцы не так сильно устают. Его часто используют люди, которые активно занимаются спортом. Если выходишь после отпуска и сразу начинаешь энергично включаться в работу, то чувствуешь боль в мышцах, крепатуру. Но когда репетируешь изо дня в день, тело привыкает к режиму и особых проблем не возникает. А вообще, восстанавливаемся просто: отдыхаем после рабочего дня. Когда приходишь в театр рано утром, а домой возвращаешься под ночь, думаешь только о том, как покушать, дойти до кровати и лечь спать. В другие театры я не ходил давно, а отвлечься могу на хороший поучительный фильм или посмотреть сериал вместе с женой. Этим летом проходил еще и Чемпионат мира по футболу. В нашей труппе очень много болельщиков, поэтому собирались вместе, не высыпались, но смотрели матчи! Отключаться от балета, конечно, получается, но не часто.
Валерий Целищев и Екатерина Хомкина-Сафронова. Балет «Дон Кихот».
Фото предоставлены пресс-службой Челябинского театра оперы и балета
Видео дня. Неприглядные тайны звезд, о которые узнали все
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео