Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

«Очередь расписана на месяц»: челябинка наладила пошив люксовой обуви, вложив в дело 15 тысяч рублей

В обувном бизнесе Алина уже порядка 10 лет

«Очередь расписана на месяц»: челябинка наладила пошив люксовой обуви, вложив в дело 15 тысяч рублей
Фото: 74.ru74.ru

26 ноября сапожники всего мира отмечают профессиональный праздник. Челябинск — не Италия, но и у нас есть мастера, чью обувь знают далеко за пределами города. Сегодня мы расскажем о молодой девушке Алине Платоновой, сумевшей наладить пошив люксовых босоножек и сапог с минимальным вложением — всего 15 тысяч рублей. Она летает за границу за материалами, конструирует изделия, сама их рекламирует и продаёт. Алина рассказала 74.ru, что представляет собой профессия современного обувщика, и как добиться того, чтобы клиенты сами выстраивались в очередь.

Видео дня

Алина всегда любила особенную обувь. За её покупкой она готова была ехать даже в другой город.

— Я ездила в Екатеринбург в магазин Maria Tucci. А потом захотела открыть такой у нас в Челябинске, — рассказывает девушка. — Тогда мне было 22 года, и я занялась этим бизнесом самостоятельно. Мои родители — инженеры, они далеки от этой отрасли.

Пять лет девушка занимается пошивом обуви собственной марки

Алина открыла три магазина, которые просуществовали восемь лет. За два года до того, как их закрыть, девушка всерьёз задумалась о создании собственного производства. Идея казалась сложной, но всё-таки она на неё решилась.

— Я летала на выставки и завидовала тем, кто продаёт свою обувь. Мне хотелось быть на их месте. Но даже не могла понять, как подступиться к этому производству. Держала босоножки в руках и не представляла, как их собирают, в какой последовательности, — вспоминает наша героиня. — Тогда я пошла к знакомому мастеру, показала модели. Он сказал, что если я привезу ему все необходимые материалы, то он, как конструктор, их соберёт. Я заручилась поддержкой, села в самолёт и полетела в Италию. Купила разные компоненты, привезла их в Челябинск, и мы начали шить.

Девушка изучила производство и сейчас сама конструирует модели

Посмотреть эту публикацию в Instagram Раз... Публикация от PARANERA (@paranera) 2 Ноя 2016 в 11:14 PDT

В основном вся обувь Алины на высоком каблуке

Начинающему обувщику помогал мастер, который больше 20 лет проработал в экспериментальном цехе челябинской обувной фабрики. На тот момент у него уже была своя мастерская.

— В Челябинске очень сложно найти хорошего сапожника. Во-первых, люди не хотят быть ремесленниками, всем хочется быть бизнесменами. А, во-вторых, у нас нет заведений, в которых этому делу бы обучали. Насколько я знаю, наша обувная фабрика берёт людей без образования и обучает у себя, — разводит руками Алина. — На фабрике конвейер, и у каждого работника своя небольшая зона ответственности. Как правило, полностью шить заготовку обуви могут только те, кто проработал по 20 лет и посидел на всех операциях. Но такие люди уже прикипели к предприятию, не так-то легко найти свободных специалистов. И всё-таки две такие швеи у меня были. И у обеих золотые руки. Одна из них и сейчас со мной работает.

Цена на летнюю обувь — от 10 до 15 тысяч

Пока всю обувь отшивают в Челябинске

В команде Алины пока три человека: закройщица, швея, мастер. Плюс она работает со специалистами из Москвы и Санкт-Петербурга, которые делают для её производства колодки.

— Я не сижу сама на колодку кожу не затягиваю, гвоздями не приколачиваю, но при этом участвую в каждом процессе, — уточняет она. — Конструирую модели на основе колодок, подошв, каблуков, летаю за материалами, контактирую с поставщиками.

По словам Алины, её сапоги уже подделывают нечистые на руку конкуренты

Первой обувью Алины были кроссовки. Она признаётся, что произвести их было безумно сложно. Изделия состояли из 50 деталей.

— Из всей обуви, что мы шьём, это были самые сложные, — улыбается девушка. — Сейчас мы делаем не только кроссовки, но и модельную обувь для молодых девушек — босоножки, сапоги, ботинки. Но и на их создание затрачивается немало времени и сил.

Посмотреть эту публикацию в Instagram Наблюдаю за новостной лентой @sashazvereva ... и на 1000% настроение мое улучшается, когда вижу, что кеды #paranera не только нравятся, но и носятся и даже в Калифорнии. #la #sz #california #sneakers Публикация от PARANERA (@paranera) 9 Дек 2014 в 6:19 PST

Сначала создаётся модель: обклеивается колодка, прорисовываются линии, а потом делают лекало. Алина говорит, что длительность этой стадии зависит от вдохновения и наличия свободного времени.

— Я могу за один вечер всё сделать, а иногда колодка неделями стоит. У меня много разных идей, но не всегда есть возможность их реализовать, — вздыхает она.

Все компоненты Алина привозит в Челябинск либо из других российских городов, либо из-за границы. Недавно она посчитала, что для создания одних только ботинок задействованы 19 поставщиков, и все они не из Челябинска.

— Ну а чтобы наладить пошив определённой модели, два-три дня я провожу вместе с мастерами. Чтобы был хороший результат, надо над ними стоять, — говорит обувщик.

Посмотреть эту публикацию в Instagram Еще один тренд - квадратный носок. Причем формы настолько красивые Публикация от PARANERA (@paranera) 25 Фев 2016 в 11:30 PST

Девушка говорит, что она сапожник без сапог. В очереди на пошив Алина всегда пропускает клиентов вперёд

Обувь Алины стоит от 10 тысяч до 25 тысяч рублей. Но, по её словам, высокая цена не отпугивает клиентов, а даже наоборот. Сегодня очередь на производстве расписана до декабря. При этом челябинских покупателей только 10 процентов. Треть обуви отправляют в Москву, 15 процентов — в Санкт-Петербург, остальное — в другие города России, Казахстана, Белоруссии, Киргизии.

Посмотреть эту публикацию в Instagram Публикация от PARANERA (@paranera) 19 Авг 2017 в 8:25 PDT

Посмотреть эту публикацию в Instagram Мои идеальные ботинки ️ ️ #ботинкичелябинск #монки #обувьручнойработы #пошивобуви Публикация от PARANERA (@paranera) 14 Дек 2017 в 9:24 PST

— Я хотела делать обувь как итальянцы, шить по индивидуальным меркам. Среди российских производителей конкуренции в этом сегменте нет, — считает героиня. — Сейчас в месяц мы своими силами производим до 20 пар. Этого недостаточно, люди в очереди стоят. Хочу увеличить объёмы, но расширяться в рамках Челябинска, к сожалению, нереально. Будем наращивать производство силами других фабрик. Попробуем поработать с предприятиями Санкт-Петербурга, Казани и одной зарубежной компанией.

Девушка продаёт свои изделия по всей России

В основном помогает в продвижении Instagram

Производить обувь в России и продавать её здесь гораздо прибыльнее, чем заниматься продажами заграничного товара, говорит Алина.

— Когда занялась производством обуви, у меня не было большого денежного фонда. Я не бросалась в омут с головой. Первые компоненты купила всего на 15 тысяч рублей. Попробовала, получилось — пошла дальше, — рассказывает она. — Прошло пять лет, я до сих пор большую часть прибыли вкладываю в производство. Мне это интересно, я этим живу. Как говорит мой знакомый мастер, я — не сапожник, а обувщик — производитель обуви. Сапожник — это непосредственно тот, кто сидит и затягивает на колодку заготовку, отшитую швеёй. Но в шутку друзьям я всё равно говорю, что я сапожник.

Алина уверенно смотрит в будущее и надеется увеличить объёмы за счёт фабричного производства

В понимании Алины современный обувщик — это предприниматель, который выполняет всю работу — от производства до продажи.

— К сожалению, у нас это направление плохо развито в России. В Италии в каждом втором подъезде сидит современный сапожник, который тебе за три дня может сшить ботинки. Они полукустарного производства, но имеют некий шик, — рассказывает девушка. В России же это только-только зарождается. И я считаю, что до нас дойдут технологии. Если у меня удалось приблизиться к итальянским мастерам, то и другие, наверное, смогут.

Хотите почитать другие истории челябинцев с необычной судьбой? У нас такие есть!

Рентгенолог из Челябинска Екатерина Марковна Сумная работает врачом уже 63 года. В свои 87 она трудится в одном из хирургических отделений горбольницы № 8. Возрастной врач работает наравне с остальными и не требует никаких поблажек.

Южноуралец уже почти год живёт с чужим сердцем, после операции по пересадке он вернулся к нормальной жизни, но стал слишком сентиментальным.

Суррогатная мама Надежда рассказала 74.ru, как выносила четверых чужих детей, и как к этому отнёсся её муж.

28-летние сиамские близнецы Аня и Таня Коркины поделились историей их разделения, которая стала сенсацией для всего мира.

А учёный Игорь Вишев заморозил мозг своей умершей жены, ожидая, что в будущем её клонируют.