Ещё

Ольга Страда: «Культура — мост, который ведёт к пониманию» 

Ольга Страда: «Культура — мост, который ведёт к пониманию»
Фото: Ревизор.ru
Ольга, вы любите Москву?
Да, очень! Мне здесь очень комфортно, я обожаю этот город. Я знаю Москву с детства, приезжала сюда в 60-ых годах вместе с родителями, когда была совсем маленькой. В моей памяти Москва тех лет — как черно-белая фотография. А сейчас — все по-другому, многое изменилось. Москва стала очень большим красивым городом. Часто сюда приезжают мои друзья из разных стран, совсем недавно был приятель из Нью-Йорка. Он мне признался, что в Нью-Йорке не так чисто и красиво, как в Москве! Все, кто сюда приезжают, остаются в полном восторге. Думаю, во многом этому способствовало и проведение Чемпионата мира по футболу в 2018 году. Люди стали более дружелюбными: реагируют иначе, исчезает угрюмость, которая иногда раньше проскальзывала у москвичей.
Получается так, что всю свою сознательную жизнь вы связаны с русской культурой?
Да, в Италии я занималась продвижением русского кино, а также искусства, литературы. Многие годы работала как переводчик русского языка. После того, как не стало Советского Союза, знание русского языка стало востребованным. Для меня открылись новые возможности. Я переводила книги и многие годы работала переводчиком у . Да, он снимал свои фильмы в России, но его монтажер — итальянец, который не хотел покидать Рим, и вот мы вместе работали над монтажом фильма. Фото: kommersant.ru/Patric La Rouge
Думаете, все-таки, наверно на итальянском?
Да (смеется).
Следующий год в нашей стране объявлен Годом театра. Театр — важная составляющая культурной среды любого государства. Каким предполагается сотрудничество Итальянского института культуры с российским театрами? Будет ли какая-то особенная программа?
Планируем организовать и провести в апреле 2019 года фестиваль итальянского театра. Мы уже много и плодотворно сотрудничаем с Театральным Центром «На Страстном». И зародилась такая идея: привезти в Россию три-четыре труппы, чтобы представить современную часть итальянского театра.
Что касается музыкального театра, собираемся продолжить нашу дружбу с Московским музыкальным театром «Геликон-опера». У меня есть мечта — привезти сюда спектакль «Дон Жуан» В. А. Моцарта. Это проект Барнабы Форназетти, сына знаменитого итальянского художника и дизайнера Пьеро Форназетти. Пьеро Форназетти — архитектор, дизайнер, художник. Он пересекал границы своего творчества, создал очень узнаваемый стиль, на основе которого сейчас делают мебель, элементы дизайна. Барнаба Форназетти, нынешний владелец и главный идеолог марки Fornasetti, создал авторские декорации для новой постановки оперы «Дон Жуан» по архивным рисункам своего отца. Два года тому назад состоялась премьера этой постановки в Милане и во Флоренции. Было бы замечательно привезти эту работу в Москву, чтобы вместе с «Геликон-оперой» создать копродукцию. У меня есть предложение, чтобы дирижером-постановщиком этой оперы стала Беатриче Венеци. Она — молодой дирижер-женщина, что само по себе уже необычно. Такая у меня идея. Еще к премьере «Дон Жуана» мы бы хотели организовать выставку работ Форназетти в Музее архитектуры имени Щусева. Фото: из архива Ольги Страда
А как возникла идея совместного проекта «Севильского цирюльника» Дж. Россини в «Геликон-опере»?
Это был долгий путь. Вообще идея родилась на основе того, что в этом году в ноябре исполняется 150 лет со дня смерти Джоаккино Россини. Россини — один из самых выдающихся итальянских композиторов. Он создал очень своеобразный оперный театр, а опера «Севильский цирюльник» — одна из самых блестящих страниц его творчества.
Известно, что в качестве дирижера приглашен итальянец Франческо Кватрокки (Francesco Quattrocchi), а на роль графа Альмавивы — тенор Эдоардо Миллетти (Edoardo Milletti). Как вы можете представить их нашим зрителям?
Я с ними лично не знакома, но знаю, что Эдоардо Милетти выступал в театрах Комунале в Болонье, в опере Монпелье, в Ла Скала. В Ла Скала, например, он пел как раз в «Севильском цирюльнике», а это означает, что певец знает все нюансы персонажа. Мне кажется, что это будет очень интересно для русской публики, которая любит итальянское бельканто. «Севильский цирюльник» в «Геликон-Опере». Сцена из спектакля. Фото: helikon.ru А дирижер Франческо Кватрокки — приглашенный дирижер театра в Триесте, Софийской оперы, Дубайской оперы, Королевского оперного театра в Маскате (Оман), театра Комунале в Болонье, часто работал и с Арена ди Верона. Надеюсь, что наши итальянские мастера успешно вольются в состав геликоновского спектакля.
Да, «Севильский цирюльник» в постановке пользуется огромной популярностью у московской публики. Этот спектакль и правда необычный, искрится россиниевским юмором. Хохочешь беспрерывно. Восторг!
Сам Россини был яркой и многогранной личностью. Кстати, есть много анекдотов, связанных с его кулинарными талантами. Как вы, наверно, знаете, он очень любил вкусно поесть.
И готовил прекрасно.
Да, я недавно прочитала о нем, что как-то раз к нему в гости, когда он жил во Франции, пришел Вагнер. В течение беседы Россини несколько раз вставал и выходил в другую комнату. В итоге Вагнер спросил, почему он все время выходит. А Россини ответил, что, когда «готовишь жаркое, его надо часто поливать вином».
В этом он весь — отдаваться делу целиком. Кстати, а что вы любите больше всего у Россини?
Пожалуй, это и есть «Севильский цирюльник». Там столько изумительных арий, которые стали популярными! Их сразу узнаешь. Фото: scigeek.ru В одном из интервью вы сказали, что мечтаете создать свою премию, которая будет поддерживать молодые таланты. Как идет движение в этом направлении?
В этом году мы учредили стипендию для молодых кураторов, которые работают в области современного искусства и архитектуры, она называется «Premio Mosca», то есть «Премия Москва». Скоро к нам из Италии приедут две стипендиантки, которые будут сотрудничать с Фондом V-A-C Foundation Леонида Михельсона (этот Фонд поддерживает современное искусство, директор — Тереза Мавика). Проект грандиозный — известный архитектор Ренцо Пьяно перестраивает огромное здание бывшей электростанции в центре Москвы. Там будет новый «Бобург», «фабрика света». Сейчас там идет строительство.
У меня к вам вопрос о современной итальянской опере. Как она живет и развивается? Мы знаем великие имена прошлого, но, начиная с конца XX века, увы…
Думаю, это связано с появлением кино. Кино перебило оперу. Были, конечно, в первой половине XX века итальянские композиторы, которые писали оперы, даже в послевоенные годы. Из современных итальянских композиторов могу назвать имя Николы Кампогранде (он, кстати — художественный директор фестиваля MITO). Никола Кампогранде — довольно известен, пишет камерные оперы. Мне кажется, большие оперы в наше время вообще никто не создает…И не только в Италии, во всем мире. Да, есть мюзикл, есть кино, а современной оперы как таковой нет. Бывает очень хорошие современные постановки к старым классическим операм.
Ох, боюсь, с вами бы не согласились поклонники современных композиторов. Есть же в России, к примеру, такие композиторы, как , (его опера «Чаадский» была поставлена в «Геликон-опере»), ,
В России — да, а в Европе — скорее, нет. Существует малая форма, а большая грандиозная, как раньше писали Россини, Верди, Пуччини — нет. В России, например, в Академии художеств сохранилась традиция, как писать с натуры, рисовать натурщика. Во многих Академиях искусств Италии это все, увы, потеряно. У нас после реформы 1968 года традиции исчезли. Не везде, конечно. А в России это все еще существует. Поэтому очень часто именно из России привлекают педагогов, которые могли бы это преподавать. Думаю, что и традиции классической музыки, оперы здесь очень сильны. Кого вы знаете из современных оперных русских режиссеров?
Дмитрия Бертмана, конечно же (улыбается). Кирилла Серебренникова, .
Давно знакомы с Дмитрием Бертманом?
Мы познакомилась в 2015 году, и сразу появилась эмпатия. У Димы очень положительная и заражающая энергия — мы почувствовали себя на одной волне. В 2015 году я ему предложила один очень сложный проект, но он взялся. Несмотря на препятствия, нам удалось его успешно довести до конца. Тогда «Геликон-опера» только открылась после реконструкции, и впервые на новой потрясающей по технологическим возможностям сцене в зале «Стравинский» был представлен балет «Трилогия» — проект итальянской группы NoGravity Dance Company под руководством Эмильяно Пеллисари. Тогда весь мир отмечал 750-летие со дня рождения великого итальянского поэта и мыслителя , и постановка была посвящена его «Божественной комедии». Таким оригинальным способом я решила отметить его юбилей. Дмитрий Бертман. Фото: wpolitics.ru Замечательный проект. И после этого вы подружились с «Геликоном»? Да, у нас было много задумок и идей, и вот в этом году у нас получился совместный «Севильский цирюльник».
В «Геликоне» бываете? Не так часто, как хотелось бы. К сожалению, из-за загруженности и работы совершенно нет времени. Не всегда получается.
Наверно, каждый раз, когда вы гуляете по Москве, у вас всплывают воспоминания? Есть любимые места в Москве, где вы любите просто отдыхать душой?
Да, я очень люблю гулять по старой Москве! То, что мне ближе — это район улиц Остоженка, Пречистенка, Сивцев Вражек, Филипповский переулок, Гагаринский переулок, Афанасьевские…
В Малом Власьевском, говорят, тот самый дом Маргариты с балкончиком стоит.
Да-да! Вот такие места мне очень по душе. Весь район Чистых прудов обожаю. Конечно же, Патриаршие пруды. Хотя сейчас эта часть города, мне кажется, стала слишком туристической, тусовочной. Слишком много кафе. А я помню Патриаршие в конце девяностых, нулевых, когда не было того освещения, которое есть сейчас, и была некая булгаковская аура. Сейчас она уже другая. «Дом Маргариты» в Малом Власьевском переулке. Фото: mirty.livejournal.com А квартира 50 на Садовом? Успели там побывать?
Тогда была, а сейчас давно не заходила, даже не знаю, что там сейчас.
Мне кажется, русские и итальянцы похожи в чем-то друг на друга.
Точно (смеется). И в положительных, и в отрицательных чертах.
Ну да, широта души, отзывчивость. И некоторое разгильдяйство тоже.
Русское разгильдяйство отличается от итальянского (смеется). В России все очень радикально. И в положительную, и в отрицательную сторону. А в Италии — нет. Все более сглажено.
А нынешнее поколение итальянцев знает русскую культуру? Кто такие Чайковский, Чехов, Пушкин?
Все зависит от культурного уровня, возможностей обучения, от интересов. Культурная молодежь — да, знает.
Даже у нас растет такое поколение, которое не очень-то интересуется классической культурой.
Сейчас в мире идет некая унификация, молодежь теряет те особенности, которые были ей присущи, скажем, 30 лет назад. В каждой стране всегда существовала своя культура, сейчас же благодаря интернету, социальным сетям произошла, как мне кажется, антропологическая модификация сознания людей. Социальные сети сильно унифицируют.
К сожалению, в наше время большинство событий происходит именно в соцсетях. И это ужасно. Лучше бы люди шли в театры, в кино, на выставки.
Кстати, Итальянский институт культуры недавно организовал очень интересную выставку в Мультимедиа Арт Музей. Это выставка работ арт-дуэта MASBEDO «Искусство памяти». MASBEDO — дуэт молодых итальянских художников Николо Массацци и Якопо Бедоньи. Они из Милана. Их творчество уже высоко ценится — работы Николо и Якопо выставляются в крупных музеях. В этом году я увидела их проект, который был представлен внутри здания исторического архива города Палермо (да и сам архив уже впечатлял — столько там было старинных книг и фолиантов!). Они создали некую видео-историю, инсталляцию, которая как будто вела диалог с пространством. И, так как 13 октября мы отмечали Международный день современного искусства, и впервые институты культуры разных государств принимали участие в этой программе, я решила пригласить именно их. с радостью приняла предложение организовать такую выставку. На выставке с символичным названием «Искусство памяти» представлены шесть видеоработ. Каждая из них — очень разная по состоянию, но то, что их связывает — это рефлексия об искусстве, рефлексия о времени и о реставрации памятников искусства. Итальянский институт культуры в Москве. Фото: galik_123.livejournal.com И в наше время мы сталкиваемся с тем, то каждая эпоха создает свою собственную эстетику, рождает свою точку зрения и восприятия на искусство предыдущих эпох. Часто бывает, что на старых картинах скапливается слой времени. Даже — не только времени, сколько следов, оставленных реставраторами, самими хозяевами картин, которые вдруг решили что-то подправить…Это физические следы присутствия людей. А современное сознание хочет показать то, что художник действительно хотел нарисовать. И реставраторы задают себе вопрос: а правильно ли это, или наоборот, нужно, чтобы эти слои времени оставались?
Вы говорите про картины, а я мысленно спроецировала это на музыку. На оперу. Режиссер, который берет в руки клавир, скажем, оперы Пуччини «Турандот», задумается, а что с ним сделать? Представить так, как в оригинале написал композитор, или представить с теми самыми «наслоениями времени» — дописанным финалом Альфано или Берио… И что будет правильно?
Это, кстати, касается той постановки «Дон Джованни» Моцарта, о которой я вам говорила. Создатели спектакля как раз следовали принципу — «как хотел Моцарт». То есть это очень аутентичная работа.
В завершение нашего разговора задам такой вопрос. Насколько важно в наше время поддержание культурного диалога Россия — Италия?
Я очень рада, что этот путь — путь диалога, с каждым годом развивается все больше и больше. В этом году в Италии проходят «Русские сезоны», грандиозный проект, который был создан . Уже состоялись и до конца 2018 года пройдет огромное количество культурных мероприятий, связанных с изобразительным искусством, театром, кино, музыкой, литературой. Культура — это тот мост, который ведет к пониманию. Это и есть «мягкая дипломатия». И благодаря культурным кодам, связям мы можем говорить обо всем. Границы размываются, исчезают, нет этих границ, и все становится проще, интереснее и ближе.
Видео дня. Вещи, которых не должно быть в квартире у женщины
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео