Трагедия культурной жизни: чем российские театры покорили берлинскую публику? 

Трагедия культурной жизни: чем российские театры покорили берлинскую публику?
Фото: RTVI
Немецкая публика надевает наушники и не верит ушам: «Основную часть нашего музея представляет собой архив младшего научного сотрудника Политехнического института имени Кирова ».
Вроде шли в театр, а попали в музей. В «Музей инопланетного вторжения».
Музей инопланетного вторжения, постановка Театра Взаимных Действий Фотография:
кадр из видео «Школа кино и телевидения АУРУМ» / Youtube
Очевидцы рассказывают, что к уникальным экспонатам близко не подпускают: говорят, они небезвредны. Родом из 80-х, это вещественные доказательства не то посещения СССР пришельцами, не то исчезновения самой закрытой страны. «Впрочем, в стране этой, и сегодня вместо гостей из будущего предпочитают вечные границы», — говорят уже при свете создатели этого псевдодокументального театра.
, художник, режиссер: «Когда мы были детьми, прилет инопланетян казался чудесным, невероятным событием. Что они прилетят и будет какой-то огромный праздник, фестиваль и мы будем жать их малые лапки трехпалые. А сейчас в России все ставят металлические двери. И в принципе, ничего не ждут хорошего от чужака».
У зрителя из бывшей ГДР эти фейковые новости из прошлого вызывают знакомые чувства. Вся программа фестиваля «Российская весна» выстроена так, чтобы самое острое на современной московской сцене схватывали налету в лучших берлинских залах.
«Чапаев и Пустота», реж. Фотография:
Театр «Практика»
Стены строгого Deutsches Theater (аналога российского Малого театра) сотрясаются от спектакля-концерта. Пелевинские «Чапаев и Пустота» давно уже стали и европейской классикой. На современное переложение от театра «Практика» собрался полный зал.
Анна Саррэ, куратор фестиваля «Российская весна»: «Искусство должно задавать вопросы, а не отвечать на них. Но вопросы быть должны. Наверно, в балете „Лебединое озеро“ есть вопросы, до сих не разрешенные для кого-то, но мы как-то стараемся идти дальше и говорить о том, что сейчас и сегодня».
В этом году афиши фестиваля покрашены в черный цвет. 2018 год, по зловещей иронии, — год театра в России, для ведущих ее коллективов он стал годом реальных, а не театральных трагедий. Худрука театра «Практика» не стало в августе. Весною, с разницей в полтора месяца, ушли из жизни создатели «Театра.doc» — супруги и . До этого независимый от властей и политически неудобный театр подвергался давлению, гонениям и выселению.
, актер «Театра.doc»: «Все то, что сейчас происходит, наверно, оно, я надеюсь, как то, что не убивает, делает нас сильней. Но очевидно, что в каком-то смысле (я не хочу говорить ничего обвинительного), но это отчасти было и убийство двух конкретных людей. Потому что эта нервозность… Я знаю, что когда произошло первое выселение, то Михаил Юрьевич, он прямо слег, заболел. По нему это ударило психосоматически».
Ни «Золотая маска», ни зарубежные премии не помогли. После показов фильма о Майдане, документальных пьес о Магнитском и Путине, у театра нет ни руководителя, ни помещения. Зато с аншлагом кочуют в Берлине.
«Человек из Подольска», реж. Михаил Угаров Фотография:
Айжан Жакипбековой / Театр.doc Героя пьесы «Человек из Подольска», заурядного редактора районной малотиражки без семьи и видов на МКАД, мучают в отделении полиции. Допрос с пристрастием об истории родного края. И с требованием: полюбить Родину, слившись с нею в экстазе.
, актер: «Судя по реакции зрителей, я просто понимаю и чувствую, что в какой-то момент люди начинают становиться на позицию этих полицейских. И начинают разделять с ними их действия, их поступки».
Гезине Дорнблют, зритель, журналист: «Все это окрашено в забавные тона и кажется таким легким. Но понимаешь, что смех горький. Ведь тот, кто оказывается на таком допросе, лишен всякой помощи перед угрозой этого тотального давления. Я работала в России, мне знакомы там ситуации в повседневной жизни, когда ты просто не понимаешь, что сейчас произойдет».
В зале мало кто знает: чтобы играть почти за бесплатно на этих подмостках, Игорю Стаму одновременно с «Театром.doc» приходится играть в российских сериалах совсем других людей в погонах.
, зритель, директор театральной площадки: «Не каждый, как они, способен на такое. Идти на риск, продолжать заниматься своим делом в то время, как в России убивают журналистов, художников. Можно бросить все это или сбежать за границу, а они не сдаются. Я ими восхищаюсь».
Между сценой и жизнью в современной драме и современной России границ и в самом деле нет. То ли театр на злобу дня, то ли жизнь назло театру. Даже в такой безобидной, казалось бы, постановке «Вижу тебя, знаю тебя» — о связях Москвы и Берлина. Как, вспомнив о Набокове, Кандинском и Мейерхольде, не вспомнить и о тех, кто связывает ныне две столицы?
«Вижу тебя, знаю тебя», реж. Фотография:
Екатерина Краева / ЦИМ (Центр имени Мейерхольда)
Этот спектакль молодая труппа немцев и россиян создала за рекордные 10 дней. Причем первое время потратили, говорят, на то, чтобы просто найти общий язык. Оказалось, однако, что порой это легче, чем докричаться до своих.
Видео дня. Как изменились люди, которым надоело быть полными
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео