Истории нижегородцев, которые стали счастливыми, несмотря на ВИЧ 

Истории нижегородцев, которые стали счастливыми, несмотря на ВИЧ
Фото: Нижегородская правда
Истории нижегородцев, которые стали счастливыми, несмотря на ВИЧ1 декабря весь мир отметил День борьбы со СПИДом. О смертельно опасной болезни стало известно в 80-х. А спустя десятилетие вирус стал распространяться по городам страны с бешеной скоростью.
С самого начала к людям, зараженным ВИЧ-инфекцией, относились с подозрением и страхом. Их считали изгоями, травили на работе, от них отворачивались даже близкие люди. Однако сейчас ситуация изменилась. Большинство знают, что опасный вирус не передаётся бытовым путём и подхватить его от больного где-нибудь в автобусе просто невозможно. А сами ВИЧ-инфицированные создают семьи и рожают детей. Очень часто — здоровых.
Что ещё изменилось в жизни нижегородцев, заражённых ВИЧ-инфекцией? Об этом мы узнали от них самих.
, 41 год, мама 3-летней дочки:
— В конце 90-х в наш маленький городок потоком хлынули наркотики. Героин в то время попробовал, наверное, каждый второй старшеклассник. Кто-то это пережил, а меня затянуло аж на целых три года. Вспоминать об этом я не люблю: денег требовалось всё больше, я воровала у родителей, друзей, продавала вещи из дома — всё ради дозы. В какой-то момент мои родители решили развестись. Продали квартиру, поделили деньги на троих. Тем же вечером я напоила отца, а когда он уснул, украла у него его долю и уехала из дома. Проколола огромную сумму за неделю. А с отцом с тех пор я не общалась. Два года назад он умер…
В какой-то момент поняла: если не остановлюсь — дальше только смерть. Тогда я обратилась в один из реабилитационных центров, которые тогда только-только открывались. Молодые люди, все бывшие наркоманы, жили одной общиной — работали, общались. Правила жёсткие: нельзя курить, выпивать и даже ругаться матом. Все деньги — в общий котёл. Ну, наверное, с нами по-другому и нельзя.
В центре я познакомилась со своим будущим мужем. Он уже жил там несколько лет и был своеобразным «смотрящим». Миша сразу же меня огорошил, что болен ВИЧ. Но я к тому моменту так хотела жить нормально, как все, в общем, что просто закрыла на это глаза. К тому же среди знакомых было много ВИЧ-инфицированных: о безопасности мало кто думал, целая компашка могла уколоться одним шприцем, просто промыв его под краном.
Стали вместе жить, и через два года я узнала, что жду ребёнка! Радовались оба! А вместе с радостью после сдачи анализов услышала страшную новость: оказывается, у меня ВИЧ-инфекция. То ли я болела до свадьбы, то ли заразилась от мужа — уже не важно…
К своему диагнозу я отношусь спокойно. Да, есть неадекватная реакция. Однажды я приезжала в родной город и договорилась встретиться с подругой детства. Так она с порога совершенно серьёзно спросила: тебя хоть в щёку-то поцеловать можно или заразишься? Люди, поймите, мы такие же, как все! От обычных людей отличаемся тем, что у нас очень слабый иммунитет. Чтобы его поддерживать, мы должны принимать таблетки, — это так называемая иммунотерапия. Если иммунитет упадёт, а в это время вы подхватите, к примеру, ОРВИ или грипп, дело может закончиться смертью. Организм просто не справится с болезнью.
В результате я родила совершенно здоровую дочку. И это для меня и моей семьи — самое главное. , 44 года:
— О своём диагнозе я узнал давно, тогда мне было 25 лет. Понятия не имею, как я заразился: я пробовал наркотики, но старался использовать одноразовые шприцы и, как это принято говорить, жил беспорядочной половой жизнью. Так что мог подхватить ВИЧ от одной из своих многочисленных подружек.
О своём диагнозе я не особо распространялся. Поначалу об этой болезни мало кто знал — люди путали ВИЧ и СПИД (а это абсолютно разные болезни, ну, как, к примеру, гепатит и цирроз печени, когда уже шансов на спасение нет. С ВИЧ-инфекцией при правильном лечении можно прожить хоть до 100 лет). Люди относились ко мне подозрительно. Помню, как на своей первой работе — это один из нижегородских заводов — я честно признался, что болен ВИЧ. Медик не стал держать язык за зубами, и через неделю я заметил, как люди от меня в прямом смысле шарахаются. Дошло до того, что в столовой мне хотели выдать персональный набор посуды, представляете? Но у меня же не чума была, а ВИЧ, который бытовым путём, через все эти ложки-миски не передаётся. Пришлось оттуда уволиться.
На всех своих последующих местах работы я просто не сообщал свой диагноз. Да и отношение людей к болезни сейчас изменилось. На моей нынешней работе у нас была акция по сдаче крови в День донора. Я подошёл к руководителю и спокойно сообщил, что у меня ВИЧ. И кровь сдавать я не могу. Он удивился, конечно, но его отношение ко мне не поменялось. Просто он — адекватный человек.
Свою жену Олесю я встретил десять лет назад. Мы сразу понравились друг другу, стали встречаться. Когда понял, что всё серьёзно, признался, что болен ВИЧ. Ну и немного рассказал ей об этой болезни. Олеся тогда попросила время, чтобы подумать. А уже на следующий день позвонила и сказала: Олег, мне всё равно, чем ты болен. Я просто хочу быть рядом. Я от счастья чуть не расплакался!
Кстати, Олеся регулярно сдаёт анализы. Можете себе представить: результаты все отрицательные, она не заразилась и совершенно здорова. Я слышал, что такое бывает.
Пока у нас не получается родить ребёнка. Мы даже думаем о том, чтобы взять малыша из детдома. Но думаю, что с моим диагнозом это будет непросто. Ирина, 35 лет, мама двоих детей:
— ВИЧ-инфекций я заразилась через иглу — два года плотно сидела на героине. Я росла в небольшом городе, поэтому когда в местной больнице у меня обнаружили ВИЧ, эта новость тут же стала известной всем. Никакой врачебной тайны никто и не пытался сохранить.
Ко мне относились, как к изгою. Бывшая наркоманка, которая может заразить смертельно опасной болезнью! Многие друзья отвернулись, бывший парень сказал, что видеть меня не хочет (слаба богу, он не заразился).
Я переехала жить в Нижний Новгород, устроилась на работу в один из супермаркетов бытовой техники. На работе познакомилась со своим первым мужем Павлом. О диагнозе рассказала на первом же свидании, на что он мне сказал: мне всё равно! Через год мы поженились, родилась дочка. Позднее Павла осудили по тяжкой статье, и он сел пожизненно. Мы развелись.
Со вторым мужем Сашей мы познакомились случайно. Не спрашивайте, почему я не сказала ему, что больна. Наверное, потому, что боялась его реакции — он человек обеспеченный и с непростым характером. Боялась потерять… Недавно у нас родился сын, в котором муж души не чает. Я знаю, что в моих медицинских картах мой диагноз стоит, но до сих пор не могу набраться смелости, чтобы рассказать об этом мужу. Не представляю, что будет…
У обоих моих детей нет ВИЧ-инфекции, они родились здоровыми. И это для меня главное, так как вселяет надежду, что у них будет лучшее будущее, чем у меня…
(Фамилии героев по их просьбе изменены)
Мнение специалиста
Заместитель главного врача ГБУЗ НО «Нижегородский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» Стелла МИНАЕВА:
— Здоровые дети у ВИЧ-инфицированной мамочки — это прекрасно и вполне может быть. Также нередка ситуация, когда в семье один партнёр ВИЧ-положителен, а другой здоров. Речь идёт о так называемых дискордантных парах. У этих людей высок шанс оставаться здоровыми, если придерживаться определённых профилактических мероприятий. Конечно, возникнут вопросы с деторождением, но из этого тоже есть выход: назначаются специальные лекарственные препараты, чтобы снизить вирусную нагрузку и т.д. У нас были случаи, когда у таких пар рождались здоровые дети. Надо над этим работать и верить, что это случится.
КСТАТИ. В Нижегородской области за всё время эпидемии, с 1991 года, зарегистрировано почти 25,5 тысячи случаев ВИЧ-инфекции. Сейчас в регионе проживают 18 тысяч 600 больных ВИЧ-инфекцией.
«Новое дело»
Видео дня. Ситуации, когда родители пожалели, что завели ребенка
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео