Ещё
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Колин Ферт разводится после 22 лет брака
Звёзды
5 секретов укладки от француженок
5 секретов укладки от француженок
Красота
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Какие русские блюда считают деликатесом за рубежом
Еда
Почему не стоит дышать ртом
Почему не стоит дышать ртом
Здоровье

Борис Мелкоедов о власти Башкирии, «Игре в бисер» и усредненных чувствах 

Борис Мелкоедов о власти Башкирии, «Игре в бисер» и усредненных чувствах
Фото: ГОРОБЗОР.РУ
Гость Интервью на ГорОбзор.ру — глава Агентства по печати и средствам массовой информации РБ .
— Согласны ли Вы с фразой «Знание, информация равносильны опасности»?
— Нет.
— Почему?
— Знание — это, скорее, возможности, а опасность — это, скорее, от незнания.
— Вы человек, который не только отвечает в Башкирии за состояние СМИ, но и сам является ценным источником информации. Знаете ли Вы, кто следующий будет отправлен в отставку из правительства региона?
— Я бы, во-первых, уточнил то, за что я отвечаю. Как сказал Владимир Владимирович (, президент РФ, — прим. ред.) — «я оказываю услуги населению». Так вот я, наверное, стараюсь создать условия для работы журналистов.
— В чем заключаются условия?
— На мой взгляд, — обеспечивать инфраструктурой. Недостаточно же написать что-то, нужно это суметь распространить. Есть полиграфические предприятия, есть спутниковые телекоммуникации, есть процесс обработки — какие программы использовать, какие шрифты — в случае если с башкирским языком — то есть есть огромное количество необходимых вещей, которые, на мой взгляд, создают условия. В том числе и распространение в интернет. Конечно, в том числе и знания журналистские, те, которые касаются содержательной стороны журналистики. Вот, на мой взгляд, в этой части нужно оказывать помощь.
— Какие задачи стоят сегодня перед Вами в этой части?
— Передо мной стоит основная задача — повышение эффективности средств массовой информации как инструмента взаимодействия населения граждан и государства.
— Борис Николаевич, предлагаю вернуться к этому вопросу чуть попозже, а сейчас — о политических процессах. Так, чью отставку из правительства Башкирии можно ожидать в ближайшее время?
— У меня есть «золотое правило»: я не берусь обсуждать те решения, которые принимают другие люди. В данном случае я один из членов правительства, а решение по составу правительства определяет глава республики. Гадать о том, кто будет или не будет, — не в моих правилах.
— 11 октября в Башкирии сменилась власть. В течение двух недель после этого 8 членов кабмина и на тот момент премьер-министр заявили о своем желании уйти в отставку. Как это происходило внутри и как созревало решение? Можете рассказать?
— Вы у меня спрашиваете то, о чем надо, как мне кажется, спросить у них.
— Вы не знали о таких процессах?
— Ну, конечно… Я принимаю решение за себя. А о чем думали они, как они приходили к этому решению, думаю, будет достовернее, если вы узнаете у них.
— Вам поступало предложение присоединиться к ним?
— Нет, как и не поступало предложения, чтобы я как-то поменял свой статус. То есть я работаю так же, как и работал.
— Стал ли для Вас неожиданностью уход с поста руководителя региона?
— Я думаю, да.
— Почему?
— Потому что решение принимал не я. Поэтому. (смеется)
— А от кого Вы узнали о том, что состоялась отставка Главы Башкирии?
— Предварительно, до того, как это появилось в СМИ, я узнал об этом от одного человека, имя которого я бы не хотел называть (смеется). Я был на тот момент в Сочи, человек сказал, что очень велика вероятность и соответственно, эта вероятность подтвердилась в скором времени уже из официальных источников.
— Обладая такой информацией, что Вы предприняли?
— Первым делом мы с коллегами постарались проинформировать людей об изменениях. Я не привык обдумывать какие-то действия для себя лично. Я привык работать на решение тех задач, которые мне поручены. Как сказал Радий Фаритович (Радий Хабиров, врио Главы Башкирии, — прим. ред.), важно доверие и эффективность. То есть если я сам почувствую, что я не эффективен, соответственно, я сам напишу заявление, а если, например, я потеряю доверие, то соответственно Радий Фаритович, наверное, предложит мне заняться чем-нибудь более эффективным.
— Как Вы оцениваете предыдущие 8 лет в Башкирии, когда у власти был Рустэм Хамитов?
— Я оцениваю их достаточно позитивными, прежде всего, с точки зрения открытости республики, тех международных мероприятий, которые были проведены и дали толчок, по сути, для узнаваемости республики. Причем, не только в России, но и в мире. Саммиты и , на мой взгляд, очень хорошее мероприятие, которое было проведено в республике и, безусловно, Рустэм Закиевич — один из тех людей, кто этому способствовал.
Апимондия — это тоже хороший задел, дающий нашей медовой республике смотреть в будущее с оптимизмом.
— Вас называют единственным чиновником уровня министра в Башкирии, который работал предыдущие 8 лет и, скорее всего, сохранит свой пост и в новой команде во главе с Радием Хабировым.
— Кто называет? (смеется)
— Есть такое мнение. Как Вы сами оцениваете свое положение?
— Я оцениваю свое положение с точки зрения тех проектов, которые имеет смысл реализовать. Соответственно, если проект хороший, то не обязательно занимать пост в правительстве.
— Вы сейчас про новую систему «Инцидент менеджмент»? Про новую структуру «Башинформа»?
— Нет. Это все инструменты уже достаточно эффективно работающие. Если говорить о глобальном, на мой взгляд, республика богата, прежде всего, национальной журналистикой. Такого многообразия языков нет ни в одной республике и в регионах Российской Федерации. Это богатство наше с точки зрения содержательного создает условия, чтобы мы стали лучшим регионом России с самой современной системой коммуникаций. Для меня это интересный проект.
— В чем это выражается в конечном итоге?
— Вы же спросили «Как я оцениваю свое положение?». На мой взгляд, положение человека оценивается его пониманием процессов. Я вижу потенциал нашей журналистики в создании продуктов по-настоящему уникальных, как содержательно, так и технологически.
— Но Вы влияете на процессы?
— Я стараюсь.
— Как давно Вы в дружеских отношениях с Ростиславом Мурзагуловым?
— Мы познакомились, когда он приезжал в республику, будучи корреспондентом Первого канала. Я его сопровождал в одной из поездок. Мы готовили сюжет в интересах республики. После того как сюжет вышел на Первом у Ростислава были определенные проблемы на работе. Он знал об этом заранее, но все равно его сделал.
— Какая была тема?
— Я не хотел бы сейчас говорить. Потому что кому надо знают, а других и беспокоить не надо (смеется). Если что, то можно у него, наверное, спросить. Мы тогда познакомились и обменивались мнениями о том, что нужно было бы сделать, чтобы средства массовой информации республики развивались эффективнее и динамичнее. С тех пор мы и дружим. Это было перед выборами 2003 года. В дальнейшем у меня также не было поводов разочароваться в Ростиславе.
— Считаете ли Вы верным тот момент, что эффективность власти теперь во многом оценивается по лайкам?
— В реальности способов оценить эффективность власти, конечно, много. Я думаю, лайки — это то, что легко считается. А с учетом того количества людей, которые используют социальные сети для коммуникаций, с учетом оперативности получения обратной связи, считаю, что это достаточно эффективный способ, но не единственный.
— Почему Вас нет в Фейсбуке? Точнее, есть аккаунт с Вашим именем, но профиль не активный, так что можно сказать, что Вас нет в Фейсбуке.
— Я не персонифицирован там непосредственно как я. Я там скрываюсь за аватаром, который известен моим друзьям. Иногда сложно сохранить целенаправленность бесед в социальных сетях, не обидев человека.
— Это Ваша окончательная позиция?
— Нет, окончательная позиция уже сформирована за меня. Нам дано поручение, чтобы мы там были персонифицированы. Соответственно, я это сделаю. Сейчас думаю, на какой же площадке это правильнее сделать, где проще, наверное, выражать мысли и, в то же время, чтобы не скатиться в какие-то бесплодные дискуссии.
— Вы родом из Зилаирского района Башкирии. Как часто Вы бываете на малой Родине?
— Где-то в среднем, наверное, в месяца полтора раз.
— Что Вы чувствуете, приезжая туда? Может быть, есть какие-то особые воспоминания?
— Есть одно яркое воспоминание. Когда искупаешься, лежишь греешься на солнце, смотришь, как плывут облака. И в определенный момент ты сливаешься со всем, что тебя окружает. И ты понимаешь, что тебе никуда не надо и ничего не надо. Время в этот момент как будто замирает. Ты понимаешь, что мгновение и вечность — одно и то же. Иногда, когда чувствуешь усталость, достаточно вспомнить эти ощущения и чувствуешь себя отдохнувшим.
— У Вас было счастливое детство?
— Безусловно.
— Почему?
— Потому что оно было счастливое (смеется). Эти ощущения не передать.
— Верите ли Вы в то, что начальники в районах должны больше времени проводить за компьютерами, чем на земле? Если большинство чиновников будет мониторить жизнь из социальных сетей, то кто будет нас кормить?
— Думаю, что чиновники должны предоставлять услуги населению и тот, кто это понимает и делает, к тому будет очень мало вопросов в социальных сетях. Зачем? Он занимается делом, он уверен в том, что делает это, во-первых, от души, во-вторых, с пониманием сути процессов. Тогда зачем ему задавать лишние вопросы? За ним можно просто наблюдать и радоваться, а если что-то не делается, то да — безусловно, будет много вопросов и от людей и ему придется общаться и объяснять.
— Возвращаемся к вопросам о журналистике. Как республика оценивает эффективность государственных СМИ? Если коротко, то каковы критерии?
— Республика — это, наверное, слишком широкое понятие. Если говорить обо мне в отношении других регионов, то я могу коротко пройтись. С точки зрения телевидения у нас очень хорошие телеканалы региональные, что подтверждается рейтингами. Если говорить о печатных СМИ, то с точки зрения тиражей и с точки зрения содержательного национальной журналистики, то думаю, мы лучший регион Российской Федерации. Такой палитры языков нет ни в одной республике. Если говорить про интернет-СМИ, то, безусловно, «Башинформ» — одно из успешных агентств государственных. Это тоже, на мой взгляд, хорошо, потому что у него, во-первых, очень большая аудитория, во-вторых, очень высокий рейтинг доверия. То есть цитируемости, если мы говорим о каких-то измеряемых вещах. Очень часто тем, кто гоняется за большой аудиторией, перестают доверять. В силу того, что да, много постов, но достоверность информации оставляет желать лучшего. Что касается радио, те же «Спутник FM», «Юлдаш» — это хорошие, добротные каналы, вещающие по всей территории республики. И люди их любят, и рейтинги есть, и это тоже хорошо. Это мы говорим о государственных СМИ.
В то же время у нас за последнее время развился сегмент негосударственных СМИ. При этом частными многие из них назвал бы условно, потому что владельцами часто являются частные корпорации, которые очень близко связаны тем или иным способом с государством. Тем не менее, качество журналистики, присутствие разных мнений, толкований, интерпретаций, на мой взгляд, присутствует. В результате у людей в республике есть возможность сравнивать разные точки зрения на разные процессы в разных СМИ. Безусловно, это обогащает людей и, соответственно, информационное поле в целом можно оценивать как развитое и достаточно эффективное.
— Если по пятибалльной шкале, то какую оценку Вы бы поставили башкирской журналистике?
— Думаю, 4 с половиной.
— Хотела поделиться с Вами собственными наблюдениями. В соседнем Екатеринбурге ТОП-3 сайта по LIVEINTERNET имеют ежесуточное количество уникальных посетителей в 1 млн и выше. В Башкирии — в среднем около 100-150 тысяч. Конечно, при резонансных инцидентах этот показатель выше. Но все-таки стабильно таких значений, как в Екатеринбурге, в Башкирии нет. Как Вы понимаете причины такой разницы?
— Наверное, все-таки вот эти 40% населения в сельской местности в том числе влияют на такую динамику. Дело в том, что в сельской местности есть бесплатный фитнес, который называется «личное подворье» и которому также нужно уделять время. Я не считаю, что это зло в данном случае. Плюс, конечно, у республики заключается в том, что конкуренции башкирской и татарской журналистики меньше. Мы изучали трафики региональных сайтов. Екатеринбург является, прежде всего, еще и федеральным центром округа. У сайта «Татинформ» значительный трафик, приходящий из-за пределов Татарстана, ну и корреспондентская сеть у них в разных регионах. «Башинформ» в первую очередь работает на обеспечение информацией жителей республики. Мы не сильно стремились к трафику с Челябинском или Екатеринбургом, например. Недавно татары приезжали, мы проговаривали с ними о том, что мы будем обмениваться с ними трафиком, потому что, наверное, есть зона совместных интересов, где этот трафик мог бы помочь развиваться и взаимодействовать.
— Борис Николаевич, как руководитель регионального Агентства по печати и массовым коммуникациям, признайтесь, пожалуйста, поставили бы Вы себе галочку, если бы у нас в республике были бы такие сайты условно говоря с такой посещаемостью в 1 млн посетителей и выше? Или такие задачи перед Вами в принципе не стоят?
— Средства массовой информации — это инструмент. Я бы посмотрел все-таки на качество этого трафика, на его содержательную полезность для людей. Вы же понимаете, что часть трафика — это убийства, грабежи и так далее. На мой взгляд, этот трафик кроме многочисленных неврозов ничего не дает. Я помню читал с удивлением «Игру в бисер» и там — говорю не дословно — про наше время говорилось, что наступит время шутов. Человек уже в 40-х годах прошлого столетия достаточно правильно описал настоящее время. То есть речь о том, что люди будут читать абсолютно все, в том числе и не относящееся к ним лично. Информации сейчас очень много, и не всегда полезной, а иммунитета у людей нет. Мы за чистую монету принимаем то, что происходит на экране, и сопереживаем этому, хотя не можем повлиять на это. Как жвачку смотрим огромное количество сериалов, ток-шоу, после просмотра которых собственно мало что меняется в жизни человека. На мой взгляд, это неэффективно для общества. Когда-то это люди, безусловно, поймут и чем быстрее поймут, тем лучше, но сейчас мы просто тратим время. Поэтому записать себе в заслугу увеличение количества просмотров — а я знаю, как это сделать — я не хочу. Хотя часть методов используем, я не хочу засорять мозги людей какими-то лишними смыслами, которые им не принесут счастья.
— Я в качестве рассуждения. Интересно Ваше мнение, все-таки Вы эксперт в этой области. Хорошо, если не про убийства и грабежи, то, наверняка, можно рассказывать людям о политических новостях, экономических и социально-значимых решениях, то есть тем, что напрямую касается людей, даже такой тематикой можно было бы поднять посещаемость. Нет?
— На мой взгляд, чем хорош «Инцидент менеджмент» — то, что мы видим, что сейчас есть востребованный спрос на изменения. На изменения в жизни в каждом дворе, в каждом своем пространстве, которое близко к тебе. Как отметил Радий Фаритович, там же нет политических требований, там есть предложения, там есть просьбы решить какие-то простейшие проблемы и в том числе мы видим, что есть конструктивные предложения, как это сделать. Просто на каком-то этапе вот эти вот связи, видно, не приводили к действиям. То есть люди что-то говорили, что-то предлагали, но действий после них не следовало. А сейчас мы видим действие.
— Если я правильно понимаю, то цепочка такая: человек, у которого есть проблема — программа «Инцидент менеджмент», которая работает на базе «Башинформа» — СМИ, как участник решения проблемы людей. Так? Какая роль СМИ?
— Роль СМИ в повышении охвата аудитории, если мы говорим нашим языком. Если есть актуальная проблема и она где-то решена, почему бы этим опытом не воспользоваться в других случаях? Например, устранили очередь в поликлинику. Использовали такой механизм, как предварительная запись на прием. Описали, как это сделали. Всего лишь навсего, может быть, люди повысили степень своей ответственности. То есть ничего не поменялось, но они стали более ответственно следить за этой очередью. И вот что мешает сделать это в другом районе? Вот СМИ в этом плане могут написать. И если бы все завершалось на уровне «Инцидента», это стало бы известно одному человеку, который изменил свою жизнь к лучшему. СМИ позволяют рассказать об этом опыте гораздо большему количеству людей.
— На одном из недавних семинаров я с удивлением узнала, что у Издательского дома «Башкортостан», включающего 153 издания, количество просмотров — порядка 900 тысяч в месяц. Про число уникальных посетителей там не указали. Для сравнения у ГорОбзор.ру в ноябре этого года было 2 млн уникальных посетителей и 4 млн просмотров. ГорОбзор.ру по этим показателям в ТОП-100 в России по тому же счетчику LIVEINTERNET входит. Вопрос: насколько эффективна в части расходования в том числе государственных средств работа Издательского дома «Башкортостан»?
— Как я уже говорил важно в первую очередь, о чем мы информируем людей. 60% изданий предприятия выходят на национальных языках, половина из них это местные издания. Если появится статья про одаренных детей в Зилаирском районе на башкирском языке, эта статья не будет прочтена большой аудиторией, но у меня нет сомнения, что она нужна для того, чтобы мы с уверенностью смотрели в будущее. Издательский дом — это, в первую очередь, традиционные печатные СМИ до последнего времени. Если смотреть совокупный тираж — то это около 300 тысяч экземпляров.
— Ежемесячная?
— Это разовый выпуск всех СМИ. В среднем печатные СМИ выходят 2 раза в неделю. Поэтому если рассматривать месячный базис, то эту цифру можно умножить еще примерно на 8. На мой взгляд, когда мы говорим об эффективности, надо понимать о какой целевой аудитории идёт речь. Цель государственных изданий — дети, люди стремящиеся обмениваться информацией на национальных языках. В этом плане они достаточно эффективны. При этом печатные СМИ продают информацию на 600 млн рублей. Ни один из сайтов, ни телевидение в республике такой суммой похвастаться не может. Это не говорит о том, что нет задач дальше развивать аудиторию в интернете. Безусловно, есть такая задача. Вместе с тем мы понимаем, что для этого должен создаваться новый продукт, потому, что просто брать PDF-ки и ставить их на сайт — это сейчас мало кому интересно. И поэтому нужны новые СМИ. Поэтому стоит задача трансформировать эти издания, перенастроить их на полноценную работу в интернете.
— Удивительные цифры, но озвученные планы — впереди? Верно?
— Впереди. Потому что сейчас, что делается редакциями — это делается, по сути, за счет тех журналистов, которые работают на печатные версии. Сейчас наша задача — создать условия, чтобы они полноценно работали уже в интернет-среде.
— И по понятиям, что такое журналистика и что такое пропаганда. Цель журналистики — дать обществу информацию в полном объёме, помочь ему принять квалифицированное решение и сформировать на основании полных, открытых данных общественное мнение. Задача пропаганды, то в чем обвиняют государственные СМИ, — дать информацию в объёме, необходимом для того, чтобы общество приняло решение, запланированное этой пропагандой, то есть государству или власти. Что происходит сегодня в медиаиндустрии, по Вашей оценке?
— Есть такое понятие, как «срединный путь». Некая «правильная дорога к счастью». В первую очередь важна цель. СМИ — это инструмент. Инструмент не дает счастья, но может помочь его обрести.
— Чей инструмент?
— Неважно. Бизнеса, общества. Инструмент он и есть инструмент. Он того, кто им владеет. Проводить грань между государственными или негосударственными СМИ, на мой взгляд, не совсем правильно. Правильно говорить — эффективное или неэффективное. Инструмент может быть эффективным или неэффективным, он не может быть хорошим, плохим. Какие задачи стоят перед государством? Например, сбор налогов или хорошее поведение на дороге и так далее. С помощью каких инструментов легче всего их решить? Я думаю, что СМИ один из эффективных инструментов.
На мой взгляд, государство должно и содействовать развитию тех СМИ, которые не интересны рынку вследствие долгосрочности планов. Например, детских СМИ, надо же в человека инвестировать, окупятся эти инвестиции только тогда, когда человек сможет самостоятельно принимать решения. В России было много интересных журналов для детей, где они? Их нет. А у нас в республике они есть, потому что мы их поддерживаем. Я не считаю, что это плохо. Я считаю, что это эффективно. Потому что никто не знает, кто вырастет из того или иного журнала. Мы знаем, что Мустай Карим, например, начинал работу журналистом. Если мы говорим о таких категориях эффективности, то я думаю, что мнение многих об эффективности изменится.
Если говорить о пропаганде, то я не считаю, что пропаганда — это абсолютно что-то такое плохое. Вопрос в целях пропаганды. Если мы пропагандируем здоровый образ жизни, то что в этом плохого? Вопрос, наверное, эффективно или неэффективно? Это главный вопрос в данном случае. Если мы с целями определились, то второй вопрос — эффективно ли мы их достигаем? Нужно задавать правильные вопросы, чтобы находить правильные ответы.
— И последние вопросы. Правда ли что Вы — байкер?
— Байкером я бы себя не назвал. Байкер это скорее стиль жизни. Я же иногда больше ради удовольствия и иногда эффективности использую мототранспорт как средство передвижения. Для меня важно находиться там, где ты хочешь. И чем быстрее, тем лучше, на мой взгляд.
— В каком направлении сегодня формирует свой путь Борис Мелкоедов?
— Повышение осознанности, наверное.
— То есть?
— Я стараюсь глубже понимать процессы, в которых участвую. На мой взгляд, человек должен понимать, для чего он живет, и чем он может помочь другим. Если говорить про внешние атрибуты — телефоны, технологии — то они меняются. Но если говорить о чувствах, базовых ценностях, они сохраняются. В этом плане не факт, что современные люди стали чувствовать больше, скорее, наоборот, мы идем к усреднению чувств. А надо стремиться к другому. Вот Шамиль Валеев, например, занимается музыкой, он находит свое дополнительное развитие там. На мой взгляд, сейчас гораздо интереснее заниматься каким-то творчеством, в том числе своим духовным ростом, чем копированием информационных систем или современных технологических средств передачи данных.
Борис Мелкоедов. Фото: ГорОбзор.ру — Какой вид творчества выбираете Вы?
— Я пока не определился. Я пока стараюсь творчески работать.
Дорогие читатели! Приглашаем Вас присоединиться к обсуждению новости в наших группах в социальных сетях — ВК и Facebook
Видео дня. Картошка, которая может отравить
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров