Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Иван Васильевич не меняет профессию: как работает сельский врач в Беларуси

К ним идут не только с недугами, но и печалями – доверяют и верят. А им нередко приходится осваивать навыки, далекие от профессии. Каково это – быть врачом на деревне, и почему молодые специалисты не рвутся в глубинку?

Иван Васильевич не меняет профессию: как работает сельский врач в Беларуси
Фото: Мир24Мир24

«Кардиограмму я вашу смотрел – кардиограмма неплохая. – Ну, слава Богу! – Так что будем жить. – Будем жить!».

Видео дня

Обход пациентов для Ивана Васильевича – ритуал особенный. С каждым поговорить, выслушать, посочувствовать. Врач убежден: лечить может и доброе слово.

Профессиональную деятельность Иван Марчук начинал как сельский доктор, был главным врачом Несвижского района, а в Новоселковской больнице трудится уже 33 года. До недавнего времени заведовал учреждением, а сейчас в силу возраста ушел с должности, но продолжает работать простым терапевтом.

«До этого здесь был детский дом, потом школа, а когда новую школу построили, это здание года два было в запустении», – рассказывает Иван Васильевич.

Чтобы привести здание старинной усадьбы в порядок, терапевту довелось стать еще и менеджером. Впрочем, далекие от профессии вопросы приходится решать и сейчас.

«Клуб закрыли, дороги отвратительные – сколько мы ни бьемся…Вот даже центральная дорога около больницы, и та не заасфальтирована. В последние годы, когда дожди, такие колдобины появляются, что проехать невозможно», – вздыхает врач.

Плохая дорога – это лишь одна из нерешенных проблем. Но кое с чем доктору все же удалось справиться.

– Два Новых года я встречал в котельной. Мороз где-то под 20 градусов, а в котельной котлы затухают. И кочегар на полу лежит.

– Кони пьяны, хлопцы запряжены?

– Да. И что хочешь делай. Я тогда вызывал санитарок из отделения – сообща грузили товарища и уносили отсыпаться. А когда нам уже газовый модуль в котельной установили, очень много проблем, которые напрягали, отпало.

За годы работы случалось всякое, но один случай Иван Васильевич вспоминает до сих пор. Экстренный ночной вызов. Пациент – женщина. Диагноз поставил сразу: внематочная беременность с кровотечением в брюшную полость.

«А телефоны не работают. Рядышком был военный госпиталь, и они мне часто помогали в таких случаях. Но в тот раз все убыли на учения. Из дежурных военврачей только рентгенолог. И с районом связи нет. Выгнал я больничную «Волгу» из гаража, сел за руль. Полдороги проехал, а там – ремонт. Поздняя осень, дорога разбита абсолютно – разве что в объезд ехать. «Пополз». И вижу – громадный автобус застрял. А тут я на «Волге». Что мне помогло? Может, Всевышний… Во всяком случае, вырвался я тогда, проехал», – вспоминает доктор.

Врач успел – женщину спасли.

Сегодня больница обслуживает более двух тысяч человек. Это 34 деревни, которые разбросаны в радиусе 15 километров. В стационаре 25 штатных коек. Десять из них – социальные. И они, увы, не пустуют.

«Вот наша бабулька. Она на зимний период к нам госпитализируется. Живет одна. Опекает ее внучка. А еще у меня три человека старше девяноста лет лежат. Хотя у них есть дети. Но они не хотят их досматривать…Один старичок вот уже третью зиму у нас, – качает головой Иван Васильевич. – Я вот давеча передачу о Кадырове смотрел. Понимаете, надо что-то менять. И перенимать. Как они почитают своих стариков!».

По возрасту врач уже давно мог бы уйти на пенсию, но Иван Васильевич не меняет профессию – говорит, молодые в деревню не рвутся. Так ли это, выясняем у студентов-медиков Белорусского государственного медицинского университета.

«Моя мечта – стать офтальмологом. И остаться я бы хотела дома – живу я в Минском районе», – говорит студентка лечебного факультета Янина.

«Мне бы тоже хотелось остаться в Минске. Но я считаю, что работа участкового врача-терапевта – это хороший старт для медицинской карьеры», – рассказывает студент лечебного факультета Юрий.

Виктория, студентка медико-профилактического факультета: «Я планирую распределиться врачом-лаборантом в любую из клиник Минска. – А вдруг не Минск? – Ничего, переживу! – немного нервно отвечает Виктория.

Ей вторит Александр, студент лечебного факультета: «Хотелось бы работать в области лучевой диагностики. Но работать в одной из клиник Минска».

Из всех опрошенных лишь студентка педиатрического факультета Екатерина готова ехать куда угодно: «Дети – они же везде нуждаются в заботе, в хорошей качественной помощи. Я совершенно не против начать с ФАПа (фельдшерско-акушерский пункт)».

В Беларуси вакансии медицинских работников формируются в течение календарного года. Полученные сведения вносятся в банк данных, на основании которого и определяется соответствующий кадровый заказ. По данным Минздрава, в течение последних пяти лет этот заказ выполняется на 100%.

Сроки работы после распределения разнятся: тем, кто учился по целевому направлению, предстоит «отслужить» пять лет. Бюджетники должны отработать два года.

«Министр здравоохранения присутствует на всех распределениях в высших учреждениях образования. Сам лично беседует с каждым выпускником. Поэтому мы максимально учитываем все пожелания выпускника – как по выбору профессии, так и по дальнейшей его профессиональной траектории», – говорит начальник управления Беларуси Ольга Маршалко.

Впрочем, иногда случается так, что молодой специалист не согласен с результатами распределения – ходатайствует о пересмотре или просит определить первым местом работы конкретное медучреждение.

«Как такового понятия «отказ» не существует. Фактически, основным для нас является кадровое обеспечение. То есть если организация в настоящий момент не нуждается остро в этом специалисте и перевод этого специалиста не вызовет ухудшения оказания качественной медицинской помощи, мы не препятствуем передвижению кадров, их перераспределению», – отмечают в Минздраве. – «Кстати, в 2016 году мы впервые провели распределение с применением видео- и аудиозаписи. Это позволило исключить любые коррупционные проявления».

Но ожидания и реальность – это разные вещи. И не всегда совпадающие. Шесть лет назад детский офтальмолог, минчанин Михаил Кадол по распределению попал в одну из больниц на периферии, в Березинский район.

«Это было чисто по принуждению такому – «Едь, куда мы скажем. Потому что мы командуем, и ты не имеешь вообще никакого права голоса»», – говорит Михаил.

Два года обязательной работы Михаил вспоминает неохотно.

– Жилье Вам предоставили, как было обещано?

– Его вроде предоставили – это было общежитие, которое не соответствовало вообще никаким санитарно-гигиеническим нормам. Даже советским.

– Что там было не так – проваленные полы, отсутствовал санузел?

– Да, все так. А водопровода и вовсе не было.

Михаил говорит: жить в тех условиях было невозможно, а снять жилье – проблематично: в небольшом райцентре комнаты сдаются редко, поэтому молодой специалист зачастую ночевал в ординаторской.

«В первую очередь, конечно, я ушел весь в работу. А ее, в принципе, хватало, поэтому я набрал подработок сверх ставки».

Меж тем в Минздраве утверждают: жилищный вопрос обязаны были решить по месту работы молодого специалиста.

«Если, допустим, учреждение или местная исполнительная власть не может обеспечить специалиста жильем, и он вынужден его снимать, то учреждение здравоохранения обеспечивает компенсацию – выплату компенсаций по найму жилья», – говорит начальник управления Минздрава Беларуси Ольга Маршалко.

Одновременно Михаил пытался добиться перераспределения, но не получилось. Не помогло даже гарантийное письмо от Центральной больницы Минского района – там он проходил практику, и медучреждение готово было предоставить ему рабочее место. Но, по словам Михаила, его пожелания не учли.

«Когда я предпринял попытки добиться перераспределения, мне стали сильно урезать заработную плату. То есть вот эти все надбавки, которые влияют на зарплату, мне делали по минимуму. Но самое страшное даже не это. Иногда нас вынуждали делать детям прививки вне процедурного кабинета – прямо у семьи на дому. А ведь прививка – это всегда риск осложнений».

– Когда истек срок отработки по распределению, что вы ощутили – перекрестились, собрали вещи и уехали?

– В общем, да. Хотя коллектив – вот именно коллеги мои были очень даже неплохие. Мне нравилось с ними работать».

Беларусь. Витебская область. Городок. С врачом обходим пациентов. На очереди – пожилая женщина.

– Беспокоят боли в груди, да? Вот здесь? А боли какого характера – жжет или колет, или ноет? Как болит?

– Просто ноет, а бывает, и заколет.

– Ууу… здесь «мерцалка». Сейчас введем антиаритмики. Это препараты, которые помогут восстановить ритм.

В Городок Андрей попал по распределению – врачом общей практики и заведующим амбулаторией.

«Минск не предлагался практически никому. Хотя почитать наши новости, порядка четырехсот врачей нужны столице. Но почему не распределяют в Минск, не знаю – видимо, фактор жилья играет роль», – говорит Андрей.

В райцентре жилищный вопрос перед врачом Егоровым не стоит – Андрей местный. Вот уже более трех лет он лечит земляков – взрослых и детей.

«Суть моей работы заключается в том, что я – врач общей практики. По сути дела, это такая специальность, которая включает в себя и терапевта, и своего рода хирурга, и педиатра, и врача скорой помощи. То есть мне приходится выполнять большой спектр задач».

«Врач общей практики – это специалист, который готов и может с учетом своей квалификации ответить абсолютно на все вопросы – и детского возраста, и с учетом знания особенностей подросткового периода, и на вопросы репродуктивного здоровья. И должен уметь оказать помощь при каких-то экстренных неотложных состояниях», – говорит заместитель начальника главного управления Минздрава Беларуси Татьяна Мигаль.

В Беларуси врачей общей практики готовят давно, но активно развивать это направление стали относительно недавно.

«Государственной программой «Здоровье народа и демографическая безопасность» предусмотрено к 2020 году перейти в целом на работу первичного звена по принципу врача общей практики», – отмечает Татьяна Мигаль.

Это не отменит участия узких специалистов, но позволит оптимизировать работу врачей, – отмечают в Минздраве.

После работы по распределению, Андрей Егоров подписал контракт еще на три года. На его участке – более двух тысяч пациентов. Радиус обслуживания – 14 км.

«Когда выпустился из университета, я в ЭКГ «плавал». Пришлось осваивать на практике – читал, изучал. Теперь вижу, что у человека – инфаркт, аритмия… – говорит врач Егоров. – А было время – не знал, что делать с пациентом. А он у тебя уже задыхается. Или же хватается за сердце, а ты не понимаешь, что с ним происходит, что это за приступ. Да, такое бывало… Но знаете, может, кому-то и сложно, и не хотят люди ехать на такое место – ты ж «скорая помощь» в одном лице, и нужно лечить и взрослых, и детей одновременно… но я не боюсь работы».

Работа врача – это всегда ответственность. Но это и колоссальный опыт, который зачастую приходит в экстремальных условиях. Своеобразная проверка на прочность и верность профессии, на человечность. И, наверное, не зря на селе врача считают вторым по важности человеком после священника.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ