Ещё

Die Welt (Германия): мужчины изменяют мир. Женщины его улучшают 

Фото: ИноСМИ
От Екатерины Великой до  и Ангелы Меркель: существует ли в политике специфический женский стиль, креативность без конфронтации, которая делает женщин при власти сильнее мужчин?
Тот, кто сегодня смотрит на скромный фасад дома по Даунинг-стрит 10, догадывается, какие драмы разыгрываются сейчас за ним. Воцарится ли мир между Рождеством и Крещением? Если да, то это будет чудом, за которое нужно будет благодарить только Терезу Мэй, занимающую вот уже два года пост премьер-министр Её Британского Величества. Перед этой женщиной стоит задача, превосходящая всё по своему значению, а именно сохранить великой Великобританию и при этом восстановить внутренний мир среди консерваторов.
Никогда они еще не были так разобщены со времен Хлебных законов, которые в середине XIX-го века раскололи старую английскую внутреннюю политику на два лагеря, в которых столкнулись город и деревня, беспошлинная торговля и защитительные пошлины.
С тех пор прошло много времени, но травма, нанесенная раздором, не проходит и нашла свое современное выражение в борьбе за жесткий или мягкий брексит, за Брюссель или Лондон, за национальное самоопределение или европейскую интеграцию.
В центре борьбы стоит Тереза Мэй, голосовавшая на референдуме два года назад, будучи тогда еще министром внутренний дел, против выхода из , но затем, повинуясь долгу и стремясь к миру, перешла к сторонникам брексита. Став затем премьер-министром, она выступила с программой, которая больше походила на советы Дельфийского оракула, чем план действий, преследующих государственные интересы: «Брексит так брексит». Сейчас, находясь в центре внутрипарламентской борьбы в Вестминстере, она только по-тому остается в должности, потому что ее критики не могут договориться между собой о другой кандидатуре.
Женщина в доме номер десять по Даунинг-стрит: смог бы хоть один из ее противников, которых лондонский «Экономист» называет преимущественно политическими клоунами или позерами, проявить такую же энергию и стойкость, такую исключительную самодисциплину и способность переходить от жесткости к уговорам, как Тереза Мэй? Кто кроме нее обладает этой неподражаемой смесью ангельского терпения и резкости школьной директрисы?
Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй В этой связи напрашивается вопрос, существует ли в политике специфический женский стиль, основанный на способности особого рода, на креативности без конфронтации, то есть на качествах, которыми природа наделила женщин в большей степени, чем мужчин на вершинах власти? Для того чтобы представить себе всю полноту картины, нужно учесть, что женщинам приходится бороться более упорно, чем мужчинам, чтобы оказаться на вершинах власти. Лишь в новейшей истории это происходит через выборы, а раньше было возможно то