Ещё

«Зимний пир» в деревне викингов. Предлагаем отправиться в раннее Средневековье 

Фото: ТАСС
Земляной вал и частокол, открытый очаг в землянке, гончарная мастерская, кузница и ткацкий станок, похлебка с полбой и горохом и копченая сельдь с солью и перцем, топоры, луки и дротики, боевые упражнения и тактические настольные игры древних мореходов, завершивших поход и решивших перезимовать на побережье Балтики.
Новогоднее путешествие в эпоху раннего Средневековья организовал для жителей и гостей Калининградской области Центр исторической реконструкции «Кауп» в Калининградской области. Корреспондент ТАСС отправился к месту зимовки вместе с организаторами, чтобы увидеть, как проводили время между походами грозные завоеватели и о чем рассказывают здесь своим гостям.
Примерно 50 км от Калининграда, и мы в поселении Кауп, построеном участниками одноименного клуба. Пробираемся через поля к площадке, обнесенной рвом и земляным валом. У деревянных ворот с высоким частоколом встречаем молодого человека. На нем плотная, теплая рубаха из грубой шерстяной ткани, широкие мешковатые штаны, сшитые из мягкой кожи ботинки и тканевая островерхая шапка с меховой опушкой.
"Так одевались викинги между походами, здесь не нужны доспехи", — поясняет Александр Хританьков, один из организаторов поселения и одноименного фестиваля, который проводится на этом месте летом.
"Письменных источников викинги оставили очень мало, мы пользуемся свидетельствами, полученными учеными в результате археологических раскопок", — добавляет собеседник, приглашая внутрь поселения.
Кауп — торгово-ремесленный центр, существовавший в IX–X веках на севере Самбии, как называлась западная часть Восточной Пруссии, на берегу Куршского залива. Предположительно, поселение было основано около 800 года нашей эры и в эпоху викингов являлось частью Янтарного пути от Балтийского к Средиземному морю.
Могильник в лесном урочище Кауп был известен краеведам с 1865 года, а связанное с ним поселение недалеко от поселка Моховое в Зеленоградском районе области открыл в 1979 году археолог , рассказывает Александр. «Здесь мы старались все делать максимально близко к описаниям», — добавляет он.
В походе
Внутри за рвом и земляным валом — харчевня, кузница, гончарная мастерская, землянка, которая обогревается от открытого очага, навес, коптильня под открытым небом, два ткацких станка. «Одежду шьем сами из шерсти — на этом станке делаем ткань, вообще все своими руками и никаких допущений, все должно быть максимально точно, иначе какой в этом смысл», — говорит собеседник.
Под навесом в кузнице готовится обед, вокруг огня молодые люди в средневековых одеждах. «Харчевня слишком большая, сейчас ее отапливать сложно, нас немного, поэтому места хватит и здесь», — поясняет Сергей Шалатов, руководящий процессом приготовления угощения. На огне котел с похлебкой из баранины с бобами, полбой (культурный злак, разновидность пшеницы — прим. ТАСС), луком, чесноком и рисом.
"Это праздничное блюдо, чаще викинги готовили похлебку без мяса или на кости, которая варилась неоднократно", — говорит Сергей. «Они много путешествовали, поэтому в рационе был и рис, и даже персики и виноград, здесь удивляться нечему», — добавляет он. Пока я слушаю, нам подают копченую сельдь и толченое сало с солью и перцем.
"Соль и перец могли себе позволить в те времена не многие", — говорит Сергей, добавляя, что толченое сало со специями древние мореходы часто брали с собой в походы, а само блюдо, почти не изменившись, дошло до наших дней как смалец (жир, вытапливаемый из свиного сала), который в Польше, например, используют при готовке и в качестве закуски намазывая на хлеб. К основному блюду — лепешки из муки на воде.
"Мы стараемся изучать быт викингов. Сами пробуем жить в тех условиях, в которых жили они, и рассказывать о своем опыте, чтобы это было интересно людям", — подчеркивает он.
"Здесь не только кухня и кузница, где мастера могут выковать боевой топор или рабочие инструменты, но и рыбалка, небольшое козье стадо", — добавляет собеседник. Реконструкторы даже организуют вылазки на охоту: «Если удастся выследить зверя, мы его сфотографируем, и это становится нашим трофеем», — говорит он.