Ещё

Все мы энергичные люди? 

Все мы энергичные люди?
Фото: Ревизор.ru
Создавая свою «сатирическую повесть для театра», Шукшин, как говорят, держал в уме «Ревизора» Гоголя. Вслед за классиком «последний гений русской литературы» тоже живописал воров и зарвавшихся махинаторов, правда, уже другой исторической эпохи.
Декорации нового спектакля театра Комедии, на первый взгляд, аналогичны сценографии БДТ: квартира Кузькиных, над которой возвышается фасад дома с многочисленными окнами. Но если в спектакле Товстоногова и интерьер, и «вид из окна» были облагорожены поэтичной и изящной, склонной к сложным обобщениям, фантазией , то в спектакле акимовцев сценография беспощадно натуралистична и узнаваема. Это добротно воссозданная типичная трехкомнатная квартира 70-х — 80-х годов прошлого века (впрочем, и сейчас таких квартир полно в видавших виды спальных районах). Тонкие перегородки и низкие потолки, но зато три комнаты на двоих — роскошь для советского времени! Холодильник , люстра из чехословацкого хрусталя, грубовато сработанная полированная стенка, три огромных свернутых ковра и плюс ещё один, украшающий стену гостиной. Подлинные чугунные батареи и окна. В прихожей — пресловутые украденные покрышки для «Волги», ставшие поводом для интриги спектакля, в дальнем закутке на левой авансцене — нагромождение деревянных ящиков из-под коньяка. А над этим подробно воссозданным жилищем спекулянта — проекция огромного, обшарпанного временем, некрасивого дома-корабля — хрущевки или брежневки — с людьми-тенями, спорадически мелькающими в огромных затенённых окнах. Вера Сергеевна — , Аристарх — Фото: Валерия Гордта Сценография Ирины Долговой «говорящая»: «энергичные люди» в спектакле Театра им. Акимова — это наши современники, соседи и знакомые, возможно и мы сами. Недаром публика, присутствующая на спектакле, настроена к героям доброжелательно, несмотря на то, что они — нарушители закона и под конец к ним в квартиру врываются милиционеры, чем-то напоминающие героев легендарного советского сериала «Следствие ведут знатоки». «Энергичные люди» — завмаги и завсклады — неплохо жили во времена Шукшина, но в наше время они живут еще лучше, ведь масштабы их «импровизаций» стали намного крупнее. Напротив, из маргиналов и аутсайдеров (все-таки в советское время работники торговли предпочитали держаться в тени и в любой момент могли получить по шее) они превращаются в некий архетип «хозяев жизни», что и отобразил новый спектакль. Простой человек — ,. Вера Сергеевна — Ирина Мазуркевич. Фото: Валерия Гордта
Итак, в большой комнате квартиры в пьяном угаре шумно веселится компания мужчин среднего возраста во главе с хозяином Аристархом Кузькиным. В крошечной спальне застыла в позе оскорбленного достоинства Вера Сергеевна. И, может быть, всё было бы не так уж плохо (худой мир лучше доброй ссоры), если бы веселящиеся мужчины не вторглись бы на пространство Кузькиной — вплотную к ее кровати и телевизору. В порыве раздражения героиня оглашает компании свои планы — подать на мужа и его коллег заявление в  за воровство и спекуляцию. Компания трезвеет и рассыпается, а на другой день все шестеро по очереди наносят визиты Вере Сергеевне, увещевая её не совершать опрометчивого поступка. Это ведь и вправду странно — как может жена доносить на своего мужа! Вскоре оказывается, что истинная причина, побуждающая героиню восстать против супруга и его друзей — ревность. Накануне в его кармане она нашла любовную записку от другой женщины и теперь полна праведного гнева, усмирить который мужчинам чрезвычайно сложно. Не помогают философские рассуждения о полезности «энергичных людей» (читай, воров), которыми пытается её обуздать супруг. Не действуют уговоры о житейской нецелесообразности такого поступка из уст «крёстного отца» энергичных Брюхатого. Не соблазняет Веру Сергеевну предложение бывшего боксера Курносого отомстить мужу, изменив ему вместе с ним или с его другом — артистом. Не пугают её угрозы со стороны Лысого, оперирующего статьями Уголовного Кодекса. Даже попытка самого симпатичного в исполнении акимовцев Простого человека поговорить с героиней по душам терпит фиаско. Положение спасает лишь хитрость, придуманная казаком Чернявым, пригласить автора записки… Чернявый — . Вера Сергеевна — Ирина Мазуркевич. Фото: Валерия Гордта
Спектакль интересен не столько многочисленными реминисценциями реалий советской эпохи, сколько галереей замечательных актёрских работ. Распределение ролей, являющееся, как известно, фундаментом успешности, проведено на «отлично»: разные по возрасту и внешнему облику артисты достоверны и убедительны в передаче двойственности своих персонажей. Изображаемые ими герои одновременно и «свои парни», и отвратительные негодяи. Одновременно и смешная, и отталкивающая сцена, когда, вооружившись топорами и ножами, они дружной толпой идут по-настоящему убивать Веру Сергеевну, и только прыть дочери бывшего героя гражданской войны помогает ей избежать неминуемой смерти. Сонька — , Вера Сергеевна — Ирина Мазуркевич. Фото: Валерия Гордта Аристарх Кузькин в исполнении Николая Смирнова, в соответствии с текстом Шукшина, породистый, но измельчавший мужчина. Ему присущи красивые жесты, но, по большому счету, он инфантилен и смешон. Неимоверно располневший от «хорошей жизни» Брюхатый жутковат, так же, как и напоминающий бандита безжалостный Лысый . Играя Курносого, мастерски передает истеричность и надломленность своего героя, чем-то напоминающего Косого из фильма «Джентльмены удачи». Чернявый в чёрном парике в исполнении Валерия Никитенко, смотрится зловеще и инфернально; артист подчеркивает сходство своего героя с Брежневым, в какой-то момент блестяще пародируя манеру того говорить. Шалава Сонька в исполнении Елизаветы Александровой по-своему артистична и вульгарно элегантна. Наиболее симпатичен из этой компании деревенский Простой человек — знаковый образ для эпохи массового переселения из сел в большие города. Недаром, в этой компании он не очень-то свой. Николай Колосов играет своего героя обаятельным и добродушным рубахой-парнем, романтиком, мечтающим колесить по необъятной стране. Но и его покорежили принципы жизни общества «энергичных» — больше всего на свете Простой любит коньячок, он бросил жен и детей, оставив их без всякой надежды на отцовскую поддержку. Фото: Валерия Гордта
Как и великолепная в спектакле БДТ, Ирина Мазуркевич использует острые, подчас гротесковые краски, но всё же в большей степени сочувствует героине. Её Вера Сергеевна не только внешне, но и внутренне — узнаваемая типичная пролетарская гранд-дама «эпохи застоя» Про таких говорят " из грязи — в князи". Хотя ей доступны и тонкие, сложные чувства: уязвленная женская гордость, тоска по утраченной любви, недовольство обыденностью семейной жизни, обида за оскорбленное достоинство. Ее пытливый, острый ум, сильный характер, хитрость и предприимчивость позволяют легко и, в общем-то, без усилий справится с каждым, посылаемым к ней парламентером и всей компанией в целом, но, на самом деле, Вера Сергеевна идеально вписывается в общество «энергичных». И ещё неизвестно, удастся ли доблестным милиционерам, появившимся под занавес спектакля, омрачить беспечное торжество этой непотопляемой компании.
Видео дня. Анна Семенович показала свой карантин
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео