Ещё

900 дней в тёмной комнате. Сибирячка вспоминает о детстве в блокаду 

Фото: АиФ Красноярск
Шестилетняя Галочка Птушкина сидела одна в тёмной комнате с завешенным одеялом окном и ждала маму. Девочка знала: зажигать лучину нельзя, потому что Ленинград находится в блокаде. Корреспондент «АиФ-Красноярск» поговорила с сибирячкой, пережившей блокаду в детстве.
Выжили вместе
Семья Птушкиных: отец Илья Васильевич, капитан НКВД, мама Анна Николаевна, домохозяйка, и их дочка Галя — занимала одну комнату в коммуналке. Их двор-колодец располагался недалеко от Финляндского вокзала. Это был Калининский район с несколькими заводами и медакадемией им. Кирова, где организовали госпитали для раненых. Их немцы бомбили нещадно, захватывая и жилые кварталы.
С начала блокады мама Галины была задействована на оборонных работах, потом заболела, и её от них освободили. В детский сад Галя не ходила и, если мама уходила за хлебом, сидела дома одна.
Неизвестно, как сложилась бы судьба Гали Птушкиной (по мужу Александровой), если бы мама послушала отца, который в первые дни войны предложил жене вместе с дочкой эвакуироваться из осаждённого города. Анна Николаевна наотрез отказалась, сказав, что останется с мужем. Спустя полгода, когда стало невмоготу, сама заговорила об эвакуации. Это было начало 1942 года, в городе царил голод. Мама стала просить отца отправить их с дочерью по Дороге жизни через Ладогу, но теперь сказал нет Илья Васильевич, потому что знал: вероятность выжить — 50 на 50.
«Поскольку мама была домохозяйкой, ей и мне было положено по 125 г хлеба — больше есть было нечего. У военных норма была больше, и отец раз в месяц, когда приходил на побывку, приносил что-нибудь из продуктов, которые специально оставлял нам с мамой», — вспоминает Галина Ильинична. — Если бы мы не были все вместе, если бы не папа, мы с мамой выжить не смогли бы».
Боялась, что съедят
Галина Ильинична помнит, что их соседка тётя Маша Погребняк, как и многие ленинградцы, всё время ходила на Бадаевские склады, которые 8 сентября 1941 года разбомбили немцы. Три месяца, по словам мамы, там продолжался пожар. Сгорели запасы масла, маргарина, сахара и много других продуктов. Голодные жители приносили землю со складов, разбавляли её водой, процеживали и пили.
«Однажды тётя Маша прибежала к маме и сказала, что боится возвращаться домой. Она случайно услышала, как её лежачий муж говорил сыновьям: мол, мама у нас ещё справная, её можно съесть. Не скрою, поговаривали, что в Ленинграде были случаи каннибализма. Голод влиял на психику людей страшно. В голове не оставалось ни одной мысли, кроме желания поесть. Вкус хлеба не чувствовался, он мгновенно проваливался в желудок, не заглушая голод».
Хлебная корка и кусок сахара
Блокаду Ленинграда назвали огромным немецким конц­лагерем, из которого не было выхода. В городе не работала канализация, не было водоснабжения, центрального отопления. Жилище обогревали с помощью встроенных в стены печей, которые топили дровами. Потом ленинградцы стали ставить буржуйки, они требовали меньше дров, но найти их тогда было большой проблемой. Не спасали даже деревянные дома, которые разбомбили немцы. У ослабленных от голода людей принести домой или порубить тяжёлые оконные рамы, половые доски, двери не было сил. Ленинградцы тысячами умирали от истощения. Но в трагической истории блокады были по-настоящему чудесные случаи, когда от голодной смерти хозяев спасали их домашние питомцы — как легендарный кот Васька, приносивший пойманных мышей и крыс, или найденные случайно продукты.
В семье Галины Ильиничны тоже была такая история. Мама, перебирая в шкафу посуду, нашла завалившуюся хлебную корку и кусок колотого сахара величиной с кулачок маленькой Гали. Сухарь размочили и сварили суп. А сахар ели маленькими частями — ничего вкуснее того сахара не пробовала, вспоминает Галина Ильинична.
Метроном и булочка
Дети на улицу выходили крайне редко, это было небезопасно. Галя практически всю блокаду просидела дома в полутёмной комнате. До сих пор она не может заснуть без ночника. Как говорит Галина Александрова, в первые дни блокады, как только по радио объявляли воздушную тревогу, они с мамой бежали в подвал, потом страх притупился, и многие оставались дома, да и сил спускаться и подниматься уже не было. Несмотря на бомбёжки и голод, ленинградцы выходили весной на улицы и наводили порядок: хоронили умерших, разбирали каменные завалы, чистили дворы.м Город жил, работал для фронта, в театрах шли спектакли. По радио звучали не только предупреждения и отбой воздушной тревоги, рекомендации врачей, что нужно больше лежать, пить воду, чтобы притупить чувство голода, но и стихи в исполнении поэтессы Ольги Берггольц, иногда музыка. В остальное время звучал метроном. Так стучало сердце Ленинграда. Жители знали: если метроном стучит, значит, Ленинград жив.
О прорыве блокады 18 января 1943 года Галя узнала из радостных разговоров мамы. Освобождение северной столицы произошло лишь через год — 27 января 1944 года. В тот день в Ленинграде был дан салют. Помнит, как её на плечи посадил лётчик, чтобы она могла лучше видеть салют. «А я в этот момент думала про булочку, что лежала в кармане пальто. Очень переживала, чтобы она не выпала. Так что салют был для меня на втором плане, — смущённо улыбаясь, вспоминает Галина Александрова. — Ненависти к пленным немцам не было. Помню, как мимо нас с одноклассницами — худющих, голодных, в красных пионерских галстуках — их везли на грузовике, а мы смотрели на них и гордились, что победили врага. Ленинградцы, несмотря на то что пережили страшное лихолетье, часто подкармливали пленных, потому что только русские обладают таким великодушием».
После окончания школы Галина поступила в Ленинградский инженерно-строительный институт, вышла замуж и в 1965 году вместе с супругом отправилась в закрытый Красноярск-26. Думали, на пять лет — оказалось, на всю оставшуюся жизнь. Работала инженером-конструктором. После выхода на пенсию решила отыскать блокадников, работающих в городе. В Управлении соцзащиты помогли с фамилиями и адресами, ходили по домам, знакомились, обменивались контактами. Так и появилось в городе общество жителей блокадного Ленинграда, возглавила которое ветеран труда Галина Александрова. Наряду с другими заслуженными наградами за активную общественную деятельность она была удостоена императорского ордена Святой равноапостольной княгини Ольги.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео