Ещё

«Первая фотосессия была как сеанс терапии». История модели Светы Уголек 

Фото: ИД "Собеседник"
Британская вещательная корпорация Би-би-си внесла модель Свету Уголек в список ста самых влиятельных и вдохновляющих женщин. У девушки обожжено 45 процентов тела, она воспитывалась в детдоме, но смогла преодолеть обстоятельства. Из амурского городка Света переехала в Москву и делает модельную карьеру.
Ночнушка вспыхнула и загорелась
Света Уголек — это творческий псевдоним 18-летней Светланы Алексеевой из Комсомольска-на-Амуре. Света стала популярной в интернете, когда выложила фотографии со своих фотосессий. У нее глубокие ожоги, которые охватывают почти половину поверхности тела. Светлана стала примером преодоления тяжелых обстоятельств, не замкнулась в себе, не стала прятаться от мира. А ведь, прежде чем заняться моделингом, девушка прошла страшный путь, который не каждому под силу.
— Уголек — это самоирония, — рассказывает она. — Но я помню, как мне было больно, когда я горела. Мне было четыре года. У нас дома отключили за долги электричество, и мы пользовались свечами. Когда пришло время обеда, я сказала маме, что хочу пельменей. Ей нужно было время, чтобы их купить и приготовить. Я осталась дома одна. На мне была оранжевая нейлоновая ночнушка, внизу кружевные рюшки, которые я решила подпалить, как это делают взрослые с ниточкой на одежде. Нейлон вспыхнул, загорелся и прилип к телу. Была резкая боль, я упала от шока на диван.
Света помнит, как в замке повернулся ключ, вошла мама, вызвала скорую. В машине ей сделали укол, и она провалилась в черную дыру. Пришла в сознание спустя два месяца, после комы. Руки и ноги у нее были привязаны к кровати: ожоги сильно чесались. Она не могла ни ходить, ни говорить. Но уже спустя год девочка вернулась домой и снова стала посещать детский сад, а в 7 лет пошла в школу вместе со сверстниками.
Бьет — значит, выпила
Еще до того, как случилась эта трагедия, мама Светы начала выпивать. У девушки есть объяснение: мать подкосила смерть мужа, который погиб на пожаре, спасая людей.
— Вошел в горящий дом отдыха за человеком и не вернулся, — говорит Света. — Это случилось за день до дня рождения мамы. То, что произошло дальше со мной, окончательно ее сломило.
Женщина уходила в запои и становилась в это время агрессивной. Она избивала и мучила маленькую дочь, а когда наутро просыпалась и видела ее в синяках и слезах, на коленях просила прощения. Домашний ад повторялся снова и снова.
— Соседи сейчас оправдываются, говорят, что они ничего не знали, — рассказывает Света. — Но как можно не знать, что в твоем подъезде живет женщина, которая бухает и бьет своего ребенка? Как можно было не слышать детские крики по ночам и не замечать во дворе дочку алкоголички — немытую, нечесаную, голодную, которая собирает бычки для матери?
Они просто не хотели лезть не в свое дело, закрывали глаза, а девочка росла в атмосфере пьяных скандалов и насилия, наблюдая то, что ребенок не должен видеть: как мать занимается сексом с отчимом и как тетя употребляет наркотики.
Детдом как шанс
Когда Света училась в шестом классе, ее мать лишили родительских прав и девочку поместили в детдом. Сначала она туда не хотела — слышала много жутких историй про такие места, но потом поняла: казенная крыша для нее лучше родных стен.
— С матерью ничего хорошего меня не ждало, а так я получила шанс вырасти нормальным, адекватным человеком, — объясняет Светлана. — Я, по крайней мере, была сыта, читала книги, смотрела фильмы, наверстала школьную программу — раньше я постоянно уроки прогуливала.
К этому времени у Светы сформировалось стойкое убеждение: у нее некрасивое тело, ее мать — алкоголичка, и поэтому она никому не нужна. Света прятала ожоги под одеждой, летом старалась реже выходить на улицу, не ходила в бассейн и на пляж.
По словам девушки, психологи и психотерапевты с детьми в детдоме не работали, а сама она даже друзьям открыть душу не могла. Света не хочет об этом вспоминать, но в детдоме у нее было несколько попыток суицида. Они заканчивались психушкой и таблетками, которые превращали ее в овощ — ей ничего не хотелось, не было никаких эмоций.
Девочке не хватало не только профессиональной помощи, но и самого главного — родительской любви и человеческого тепла.
— Воспитатели приводили в детдом своих детей, — вспоминает Светлана. — Ты видишь, как их холят и лелеют, и в душе обида, потому что тебе тоже хочется любви и заботы. Но родители у нас одни и мы их не выбираем.
Мама Светы платила алименты и приезжала к дочери на новогодние утренники и дни рождения, но забрать ее и бросить пить не пыталась. Она рассказывала знакомым, что Света живет с родственниками — ей было стыдно, что ее дочь живет в детдоме.
«Сеанс терапии»
В старших классах жизнь Светы изменилась. Она побывала с воспитанниками детдома в Приморье, посмотрела Питер и осознала: жизнь — это не только маленький, серый, равнодушный и бесперспективный Комсомольск, есть целый мир, где все может быть по-другому.
В 16 лет Света познакомилась в соцсети с ровесником Андреем из Подмосковья. Они часами болтали в скайпе о книгах, фильмах, музыке, жизни и влюбились. Чувства не прошли и после того, как Света рассказала Андрею свою историю. Ее шрамы и пьющая мать его не смутили, а она поняла: ее можно любить такой, какая она есть, и шрамы — не помеха.
Как настоящие Ромео и Джульетта, он и она ждали встречи. Еще до совершеннолетия Света купила авиабилет в Москву и прилетела к Андрею. Девушку объявили в федеральный розыск, ей пришлось вернуться в Комсомольск, но она твердо знала, что будет жить в Москве.
Как только ей исполнилось 18 лет, Света снова прилетела в столицу, поступила в техникум на издательское дело и теперь снимает комнату вместе со своим молодым человеком. Он поддерживает ее во всех начинаниях. Света стала ходить к психотерапевту и прорабатывать старые «болячки».
Когда полгода назад девушка выложила в сети снимки своего тела и предложила поснимать ее, она не ожидала такого ажиотажа среди фотографов: многим высокая стройная девушка с ожогами показалась интересной, необычной.
— От первой фотосессии я получила большое удовольствие, — вспоминает Света. — Это было для меня как сеанс терапии.
С тех пор она снимается, это является для нее финансовым подспорьем, бросать фотомоделинг Света Уголек не собирается. Маму она давно простила, хочет перевезти ее в Москву и попробовать вылечить от алкоголизма.
— В подростковом возрасте у меня была на нее обида, что она сделала меня уродом, — говорит модель. — Но она не виновата, так вышло. Я жива, здорова, и все не случайно. Мне нравится, что мой пример помогает другим людям преодолеть себя. Мне много пишут в интернете, рассказывают в письмах сокровенное, потому что понимают, что я сама через многое прошла и пойму.
Света Уголек // фото: личный архив
Есть ли у Светланы шансы сделать моделинг своей профессией, мы спросили у Надежды Лысенко, фотомодели, победительницы конкурсов красоты:
— Безусловно, есть. Можно привести много примеров, как люди с необычной внешностью становились моделями. Например, Винни Харлоу — известная модель с болезнью витилиго, у нее нарушена пигментация кожи. Есть примеры моделей plus size (полных), моделей — инвалидов-колясочниц. У каждого есть право на выбор. Света — девушка сильная, харизматичная, исключение из правил.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №02-2019 под заголовком «Девушка с угольком».
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео