Ещё

Замкнутый круг доступной среды. Студент с ДЦП о социуме и иждивенцах 

Фото: АиФ - Алтай
В свои 25 лет  многое успел: закончил журфак АлтГУ с «красным дипломом», победил со своим проектом на АТР, организовал ремесленную мастерскую для инвалидов.
А еще он перенес несколько операций. Научился терпеть косые взгляды людей, которые считают таких, как он, почти «инопланетянами». И главное — понял, что нельзя прятаться от жизни в четырех стенах, а нужно упрямо идти в социум. Даже если это так больно делать на искалеченных ДЦП ногах.
«Мои пятерки — настоящие»
: Михаил, почему ты выбрал профессию журналиста?
Михаил Пугачев: Я с детства много читаю. Когда ходил на профориентационный тест, то он показал, что у меня лучше развито творческое полушарие. Мне предложили список подходящих профессий. И из этого списка я выбрал профессию журналиста. К тому же я хотел своим примером показать таким, как я, инвалидам, что не надо замыкаться в своих проблемах, как это многие делают. Надо развиваться и двигаться вперед.
Сейчас я продолжаю учиться в магистратуре и надомно работаю администратором сайта. Выкладываю материалы, делаю рерайт текстов. С людьми встречаюсь, пишу материалы.
— Какую тему ты считаешь своей, наиболее значимой и актуальной?
— Тему доступной среды. Но это своего рода замкнутый круг. Доступной среды не будет, если инвалиды не будут выходить из своих четырех стен. Зачем создавать для них удобные и безопасные условия, если на улицах таких людей нет?! А инвалиды не выходят, потому что… для них нет доступной среды.
Если инвалидов в обществе не видно, то общество не знает, как с ними сотрудничать, общаться. Когда я поступил в университет, то первое время, проходя по коридорам, чувствовал на себе недоуменные, а порой и косые взгляды. Некоторые ровесники на меня как на инопланетянина смотрели! Даже преподаватели на первых порах не знали, как себя со мной вести. Постепенно все встало на свои места. Более того, теперь люди с инвалидностью стали появляться чаще в стенах университета. И на улицах таких людей стал чаще встречать.
— Кстати, как однокашники воспринимают твои успехи в учебе? Не думают, что преподаватели тебе поблажки делают?
— Я не умею залезать в головы других людей и не знаю, о чем они думают… Но был случай: одна девочка посчитала, что мне идет на уступки преподаватель русского языка. Пошла разбираться: «Почему ему ставите пятерку, а мне четверку не хотите ставить, хотя я стараюсь?». После этого, конечно, мне сильно пришлось потрудиться, чтобы получить «отлично». И еще я стал осторожнее относиться к вопросу оценок, потому что не хочется, чтобы думали, что мне их ставят из жалости. Про себя-то я уверен: мои оценки настоящие, заработанные. Но хочу, чтобы и однокурсники так их воспринимали.
И ремесло, и общение
— Михаил, расскажи о своем проекте экомастерской «Алтайфелт».
— Мы обучаем людей с инвалидностью войлоковалянию. Из шерсти они валяют варежки, тапочки, носки, шапочки, сувениры.
— «Мы» — это кто?
— Это я со своей мамой, Мариной Викторовной Корхонен. Вообще сначала войлоком увлеклась мама. Мне тоже стало интересно. Попробовал. И понял, что это вполне по силам. Надо только чтобы были более-менее здоровые руки. Сначала свалял цветок на тапочек, потом варежки, носочки… И подумал, что хорошо бы научить этому ремеслу таких же как я, чтобы они смогли свалять и себе теплые вещи, и своим родным, а потом, может, и на продажу.
— Отличная идея! И как ты принялся ее реализовывать? Ведь нужно было финансирование.
— В 2016 году впервые поехал на управленческий форум АТР. Просто в качестве участника, на «разведку». Посмотрел и понял, что возможно выиграть, если подготовить дельны