Мир большой еды ждут перемены 

Мир большой еды ждут перемены
Фото: News.ru
Если люди будут есть меньше красного мяса, это принесёт значительную пользу планете — изменения климата в настоящее время в значительной мере усугубляются производством продовольствия, проблемой отходов и транспортировки мяса. Кроме того, избавление от бургеров и аналогичных им продуктов эффективно также для борьбы с ожирением и недоеданием — двумя сторонами одной медали, заявила комиссия экспертов медицинского журнала Lancet, опубликовав 27 января итоги своего исследования.
Нездоровая диета
До недавнего времени недоедание и ожирение рассматривались как полярные противоположности: в одном случае еда содержит слишком мало калорий, в другом — слишком много. Данные расстройства затрагивают миллиарды людей. Это основные причины неинфекционных заболеваний, связанных с питанием, включая рак. Движущий механизм недоедания и ожирения сходен: в основе лежит нездоровая, несправедливая продовольственная система, подкреплённая одной и той же политической экономикой, сосредоточенной лишь на росте прибыли. Вторя «планетарной диете здоровья», разработанной комиссией Lancet — Eat Forum (диета, состоящая главным образом из растительной продукции с небольшим количеством животной, и призванная сохранить планету — Ред.), комиссия по ожирению заявила, что если люди будут есть меньше красного мяса, то планета вздохнёт с облегчением. Производство, переработка и транспортировка мяса — сложнейший процесс, весьма энергоёмкий. Сокращение потребления красного мяса за счёт налогов, перенаправление субсидий, введение экологической маркировки, меры социального маркетинга приведут к здоровому питанию, профилактике рака и ожирения. При этом освободится больше земель для устойчивого развития сельского хозяйства, снизятся выбросы парниковых газов от скотоводства.
Бургер в коробке
Политические лидеры и гражданское общество должны активизировать борьбу с коммерческими интересами и лоббированием пищевой промышленности (в том числе big food), считают медэксперты. В их исследовании содержится призыв к заключению договора в соответствии с Рамочной конвенцией по борьбе против табака (РКБТ) для оказания поддержки странам в разработке устойчивой и здоровой продовольственной политики. Как и РКБТ в случае с табачной промышленностью, предлагаемый договор запретит компаниям, производящим продукты питания и напитки, участвовать в обсуждениях — чтобы отсечь лоббирование интересов. «Пищевая промышленность имеет огромную власть и деньги, и она давит на правительства разных стран», — считает Тим Лобстайн из Всемирной федерации ожирения, один из членов комиссии. В , отметил он, сегодня представлены 294 лоббиста из пищевых и питьевых компаний — больше, чем из табачной или алкогольной промышленности.
«Из них две трети — бывшие сотрудники Конгресса, поэтому они знают, что делают. Такой уровень лоббизма направлен на сохранение статус-кво. Это серьёзный барьер для перемен, но он должен быть оспорен», — сказал Лобстайн.
В пику лоббистам
Комиссия предлагает создать фонд в размере $1 млрд (£760 млн) для организаций гражданского общества, которые хотели бы взять на себя реформу пищевой промышленности и могли бы настаивать, например, на налогах на сахар и других мерах по улучшению системы питания населения планеты. Эксперты в качестве примера привели успешные действия мексиканской неправительственной организации El Poder Del Consumidor, боровшейся за введение налогов на безалкогольные напитки. Ни одной стране не удалось обратить вспять эпидемию ожирения, заявили эксперты, уверяя, что человечеству пора идти в атаку, понимая при этом, что изменение практики крупных продовольственных компаний не произойдёт быстро.
News.ru попросил экспертов прокомментировать выводы и рекомендации экспертов журнала Lancet.
, доцент Тимирязевской сельхозакадемии Заявления о необходимости уменьшения объёмов производства красного мяса чаще всего свидетельствуют об углублении конкурентной борьбы производителей. Хотя, конечно же, климат страдает, действительно, если содержатся очень большие, крупные стада. Представьте стадо в 10 000 голов. Извиняюсь, за натурализм, но продуктов жизнедеятельности от них больше, чем от райцентра. И если с этим не бороться, то отходы испаряются в атмосферу и вызывают даже локальные изменения климата: повышение температуры, влажности, увеличение концентрации аммиака в воздухе. Маленькие фермы с подобными проблемами справляются так, что их никто даже не замечает. Тренд на увеличение размеров стада не совсем оправдан, агрогорода — ошибочный путь. В России идёт негласное сокращение величины агрохолдингов. Но говорить об отказе от красного мяса, по меньшей мере, неосторожно. Колебания в предпочтениях потребителей были всегда. Когда-то люди предпочитали питаться птицей, когда-то — рыбой. Периодически спрос падал то на мясо птицы, то на красное мясо, то на рыбу. Но если человек до 5 лет не получает аминокислот, содержащихся в говядине, его мозг складывается не совсем правильно и не способен усвоить те большие объёмы информации, которые преподают в школе. И тогда его карьера ограничена тем сектором рынка труда, где востребована физическая сила, а не интеллект. Заменить аминокислоты говядины невозможно — ни химическим путем, ни генной модификацией, ни печатью на 3D-принтере. Марина Злотникова, фермер, правозащитница У нас фермерское хозяйство, производим птицу — гуси, утки, куры, цесарки. Есть ещё козье стадо. Таких ферм в Подмосковье немного, потому что очень сложно вести дело. Есть проблемы с реализацией. Колхозные рынки извели, как факт, и везде стоят одни только перекупщики. Фермерам нет доступа к реализации. В советское время была развита система потребкооперации — сейчас её развитию препятствуют агрохолдинги, где счёт поголовья идёт на миллионы. Во всех сетях представлена только продукция агрохолдингов — , «Петелинка» и ещё парочка… Фермерам сложно. Мы выкарабкиваемся с помощью интернета, набираем там клиентскую базу. Выкупить землю под пастбища и посевы очень сложно — у фермеров у кого 5, у кого 7 гектаров, при этом выкупленных за огромные деньги. А рядом с нами — подбанковская структура «Русмолоко». У них больше 2000 га. И треть из этих гектаров ими не используется — она заболочена, заросла, они и сами эти земли не используют, и нам, мелким производителям, не дают. Раньше граф Шереметьев землёй владел, а сейчас — агрохолдинги. Анна Зименская, гастроэнтеролог, натуропат, специалист по веганскому питанию «Всё есть лекарство и мера тому — доза», как говорили древние мыслители. Кому-то необходимо красное мясо, кто-то придерживается веганства — и даже не с точки зрения философских воззрений. У одних тело хорошо принимает мясо. У других отмечается непереносимость мясной пищи. Всё должно быть разумно и взвешенно. В любом случае уменьшение в рационе питания красного мяса, особенно в жареном виде, это хорошо. Конечно, пастбища под крупный рогатый скот требуют вырубки лесов, большой поток производства требует более жёстких условий содержания животных (это уже не натуральные корма — добавки, антибактериальные средства и т. д.). Промышленность должна стать более гуманной и продуманной. Что же касается уменьшения объёмов производства красного мяса, то только спрос рождает предложение. Если каждый человек станет осознаннее, если он повысит качество своих знаний, то он непременно ограничит потребление мяса. Этого требуют и нормы здорового питания, это требует и отношение к экологии. И тогда уже, помимо воли лоббистов, уменьшатся объёмы производства мяса.
Видео дня. Что будет, если каждый день есть куркуму
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео