Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

«Сейчас стероиды варят где-то в подвале». Топовый ЗОЖ-блогер о спортивном питании и допинге

У Бориса Цацулина почти 500 тысяч подписчиков на Youtube и собственный бренд спортивного питания. В интервью Sport24 он рассказал о своем отношении к спортивной фармакологии, дефиците специалистов и тренде на ЗОЖ в России.
«Сейчас стероиды варят где-то в подвале». Топовый ЗОЖ-блогер о спортивном питании и допинге
Фото: Sport24Sport24
— Почему ты вообще решил заняться ЗОЖ-просвещением? Несколько лет назад это было явно не в тренде.— Первые видео я начал записывать где-то в 2013 году. Тогда Youtube в России еще только развивался и это было не в тренде. Была и образовательная база, и интерес к темам, которые я рассматриваю до сих пор. Решил завести канал как видеодневник. Сам спортом занимался. Много плавал в детстве и занимался в секциях. У меня даже был первый взрослый разряд вольным стилем на 50 метров. В бассейн попал из-за проблем с позвоночником, по рекомендации врачей. Мол плавание — лучшее, что только можно придумать для сколиоза. Сейчас, конечно, понимаю, что эти рекомендации очень условны.
— Почему?— Посмотри на спины профессиональных пловцов Да, позвоночник в воде не испытывает серьезных осевых нагрузок, меньше ассиметричной работы. Но плавание подается как вещь, которая «укрепляет мышечный корсет», тогда как зал даст огромную фору любому укреплению. Там можно дать нестандартную и целевую нагрузку на целевые мышцы.
На мой взгляд, необходимо сочетать и то, и другое. Но силовые тренировки так же необходимы. Я занимался в зале, у меня был определённый научный базис. В один прекрасный день я начал изучать материалы по питанию, что является неотъемлемой частью любой физической активности. Наткнулся на какой-то видеокурс на английском и подумал: а почему бы и мне не сделать что-то подобное для русской аудитории Youtube? Тем более, ролики рассматривал как видеодневник. Сейчас профильные специалисты загружены и не особенно следят за новыми веяниями, а я доступным для них языком рассказываю о новейших исследованиях. Неподготовленные зрители, кстати, порой и не понимают то, о чем я рассказываю.
— Откуда у тебя знания?— Я учился сначала на Биологическом факультете СПБГУ, потом в Санкт-Петербургском государственном педиатрическом медицинском университете, но достаточно быстро осознал, что к этому не лежит душа. Не к знанию, не к сложности, а к самой системе обучения в России: к обязаловке, к трате времени, к отсутствию современного подхода к обучению, к перспективам молодого специалиста.
Простой пример — у меня с юности режим выстроен так, что самое продуктивное время для работы и обучения — ночь. А если ты не посещаешь лекции или семинары днем, то система потребует тебя их посещать, вне зависимости от того, как хорошо ты владеешь предметом. Посещаешь — хороший студент, у тебя гарант на выпуск, вне зависимости от участия и освоенных знаний. Не знаешь ничего, тугой, но посещал — молодец, хорошист. Несмотря на это, я посещал все занятия, хорошо учился, участвовал в конференциях, и у меня есть порядочное количество студенческих научных работ. Закончив по курсу в каждом вузе, я забирал документы, сдавал экзамены, и вновь поступал на бюджет. Закончил в итоге экономический. Иногда жалею, что «искал себя» и систему, где я буду чувствовать себя нужным, ведь репутационно иметь диплом врача или биолога в моей тематике лучше, чем экономический. Для многих статус врача или биолога закрывает все вопросы и дает бонус «он же специалист», вне зависимости от того, говорит человек дельные вещи или несет откровенную чушь. За примерами, уверен, ходить не надо.
— Сейчас ты продолжаешь самообразование?— Конечно! Это моя работа. Я практически каждый день читаю различную научную литературу для подготовки своих роликов. Более того, веду и практику по вопросам коррекции пищевого поведения и функциональных диет. Я слежу за передовыми методиками, особенно что касается спортивной подготовки.
— Ты постоянно консультируешься с различными специалистами при создании роликов. Какой был самый необычный персонаж из тех, с кем доводилось общаться?— Патологоанатом. Он однажды написал хороший отзыв о моих видео, и я с ним связался когда готовил материал про сигареты — решил обыграть в ролике то, как влияет курение на здоровье легких. Мне нужны были наглядные кадры легких здорового человека из мегаполиса, легкие курильщика, живущего в городе, и человека, живущего в небольшом населенном пункте. Он тогда скидывал мне фотографии и видео со вскрытия, чтобы я мог показать все это наглядно. Потом мы еще раз общались на тему кинезиотейпирования, он демонстрировал зрителям то, как крепится кожа к фасции, сухожилия и мышцы к тому или иному суставу, и рассказывал, почему с тейпированием не все однозначно.
— Сколько сейчас человек работают над видео и в целом в проекте?— Сами материалы готовлю я. В съемках мне помогает оператор — известный, кстати, в Санкт-Петербурге фотограф Станислав Лиепа. Черновой монтаж делаю самостоятельно, в этом мне также помогает профессиональный монтажер. На нашем сайте трудятся несколько переводчиков, плюс в производстве и дистрибуции добавок и спортивного питания задействовано некоторое количесво людей. Если суммировать, то около 15-20 человек заняты в проекте с разной степенью вовлеченности. Инстаграм, кстати, веду сам.
— К слову о спортивном питании. В свое время вы делали анализ российского спортпита, и все было не очень радужно. Сейчас стало лучше?— Да, тот ролик много шума наделал. На самом деле, я не ставил задачу изучать рынок или очернить кого-то. Я увидел публикацию проекта «Мастерская спорта» и заинтересовался темой, решил тоже провести анализ. Когда я рассказал о том, что планирую провести свой независимый обзор, подтянулось много отзывчивых и активных людей. Я собрал пожертвования от подписчиков на исследование самых популярных брендов и провел анализ в спецлаборатории. Резонанс тогда был серьезный. Кто-то из руководителей российских компаний-производителей, помню, даже ноги обещал мне сломать. Много отзывов от производителей получил, с некоторыми познакомился. Бывал на производствах, лично общался на тему этих анализов с производителями.
Что касается компании Pure Protein, которую мы тогда критиковали, то она была на рынке самым крупным игроком и захватила приличную долю за счет дешевой продукции. Но люди в теме понимали, что оптовая цена товара не может быть ниже, чем стоимость нормального сырья. То есть формально протеин даже протеином назвать было нельзя. Компания решила пойти тогда на завоевание рынка путем снижения цены и увеличения объемов производства за счет качества. Потом у них был и скандал с плесенью в батончиках и печенье, а качество действительно сильно хромало. Это понимали и потребители. В итоге Pure Protein свой статус монополиста из-за этого потерял.
Если говорить о современном состоянии дел, то сейчас производители гораздо больше внимания уделяют качеству и следят за репутацией. Тем более что бренды появляются и уходят практически каждый год, и смысла в подобных анализах в ближайшие полгода я пока не вижу. Большие производители плодят новые марки, когда старая уже не «заходит». А небольшие производители отдают большим производство в аутсорсинг — заказывают у крупных производств необходимый им продукт по лицензии СТМ, т. е. просто наносят свои этикетки и распространяют.
— Сейчас ты и сам являешься одним из участников рынка спортивных добавок — несколько лет назад ты запустил свою линию БАДов. Как с этим дела?— Перед тем, как начать выпуск продукции под собственным брендом, мы достаточно долго проводили мониторинг того, чего действительно не хватает на рынке, и главное — что эффективно и работает. Идеология продуктов на этом и построена. Начали с Омега-3, так как на рынке она встречается нечасто, а крупных производителей в России всего два. Мы с коллегой обратились к одному из производств, вложили небольшие деньги и планомерно начали выпускаться. Сейчас дела идут неплохо. В крупных сетях магазинов спортпита мы представлены, а в массмаркет мы не рвемся — не вижу в этом смысла. Продукты не для всех, массовость мешает делать индивидуальные решения. Сейчас рост производства также сопряжен с медийным охватом. Канал относительно популярен (около полумиллиона подписчиков на Youtube), а людям нравятся наши продукты. Одними из немногих в России мы запустили коллагеновую добавку.
Сейчас со стороны властей идет «затягивание гаек», выйти на рынок с нуля достаточно сложно из-за бюрократической возни. Понятно, что сложностью с регистрацией пытаются запретить различные сетевые компании и теневые дела, но это бьет также и по добросовестным производителям. Несмотря на сказки теоретиков, что хулят добавки у нас и хвалят supplement в США, там рынок намного свободнее в этом смысле. Ты можешь хоть на кухне у себя производить — главное, чтобы содержимое отвечало написанному на упаковке и требованиям к гигиене. И только тогда, когда кто-нибудь отравится, либо обнаружится не заявленное на упаковке соединение, FDA проведет расследование и даст публичные выговоры производителям и решение по конкретным веществам. Так что зарубежка — совсем не показатель качества, как принято считать.
— Ты и , наверное, самые популярные ЗОЖ-блогеры в рунете. Как вообще оцениваешь уровень этого сегмента? Есть ли конкуренция?— Youtube смотрю, но больше для того, чтобы понимать варианты дискурсов по теме. Я предпочитаю изучать оригиналы исследований, или изучать материал самостоятельно по моей тематике, а не получать готовый материал. Что касается конкуренции, то я ее особо не вижу. У каждого из нас своя тематика и своя аудитория. Со многими блогерами общаюсь лично и считаю их коллегами, а не конкурентами. Общаюсь с Андреем Скоромным, , если говорим о фитнесблогерах. Денис Семенихин — это уже больше западная подача. Он же там живет большую часть времени. Его манера и подача — мотивационная история. Из тех, кого бы рекомендовал — это не Youtube, а статьи. Например, блог Дмитрия Пикуля. Он делает классные научные обзоры питания и исследований. Портал ЗОЖник тоже советую. И, конечно, наш портал cmtscience.ru.
— У тебя много хейтеров?— Есть определенная группа людей, которой не нравятся мои ролики. У фанатов кетодиет, различных «самых лучших диет», у любителей натурального, у хемофобов, у сыроедов частенько «пригорает» от моей подачи информации. Люди фанатично верят в свои идеалы и готовы их отстаивать на любой площадке. Могу сказать, что многие вопросы морали, как с вегетарианством, желание быть здоровым, идеалы ненасилия — я разделяю и эмпатично понимаю, но не методы. Увы, многие из них откровенно вредны и бессмысленны.
— Чего не хватает нашей фитнес-индустрии больше, научного подхода или качественных кадров?— Методистов. Если наука говорит нам что-то новое, то это никому неинтересно. Нужны специалисты, которые следят за последними трендами и готовы по этим методикам работать, применять их на практике. В нашем спорте высших достижений, да и в массовом тоже, очень не хватает хороших специалистов по питанию, по фармакологии и гормонам. Люди рискуют здоровьем, посмотрев какие-то видео или просто посоветовавшись с кем-то в сети. Так делают и тренеры. Если бы в стране было достаточно квалифицированных специалистов и научно исследовательских центров, то у атлетов были бы качественные препараты и проблем было бы значительно меньше.
— То есть ты считаешь, что легализовать допинг нужно?— Допинг не может быть легален — он противоречит текущей концепции соревновательной деятельности и конкурении в спорте. Я же за легализацию знаний и препаратов, хотя бы для профильных специалистов.
Сейчас стероиды — черный рынок. Продают андерграунд, который варится где-то в подвале. Препараты по степени наказания за их распространение приравниваются к наркотикам. Так как тогда воспитывать специалистов по фармподдержке? Коллеги из тяжелой атлетики рассказывали мне, как ребят из юниорской сборной «качают» по одной схеме — что тяжеловесов, что легковесов, 16-летних парней. У всех потом проблемы со здоровьем, вес начинает скакать, появляются растяжки, акне и все в таком духе. А потом проблемы с фертильностью и гормональной системой. Некоторые заканчивают карьеру, так и не начав, просто из-за некорректных схем.
В Китае, например, как рынок фармакологии, так и возможности применения развиты на совершенно ином уровне, и результат последних Олимпиад об этом говорит, а у нас даже к допинг-пробам подвести правильно не могут. Понятно, что последние допинг-истории — это больше про политику, но ведь если правильно подвестись к стартам, то всех этих приключений можно было бы избежать, а анализы ничего не покажут. Запреты в этом смысле результатов не дают, а выносят важную и, увы, зачастую необходимую часть спортивной подготовки в подполье. Страдают от этого и спортсмены, и врачи, и тренеры.
— Сам, когда занимался в зале, использовал препараты?— Нет, потому что знаю, что это требует серьезного подхода. И у меня нет таких задач. Я не профессиональный спорсмен. Нужно выстраивать режим питания, тренировок, контролировать состояние здоровья. Если бы я выступал на соревнованиях и ставил перед собой высокие цели, когда вопрос здоровья или результата не стоял, то, возможно, я бы и пользовался современными достижениями фармакологии. А как любитель — я за доступные и полезные для здоровья вещи: фунциональные продукты и спортивное питание. Иногда я пользуюсь кофеином для повышения работоспособности и другими добавками.
— А как насчет препаратов для работоспособности? Вроде Фенотропила?— Фенотропил — потрясащая вещь, крутая советская разработка. Сейчас у производителя случился в руководстве какой-то разлад, и этого препарата нет на рынке. Например, мой коллега врач делился опытом и рассказывал, что препарат возможно рассматривать как лекарство для лечения СДВГ при отсутствии традиционных для этого состояния лекарств на рынке России. Но основное его применение — все же астенические расстройства. Вообще все, чем весь мир пользуется из группы психостимулирующих препаратов, у нас недоступно. А те, что есть, мало эффективны. В США многим прописывают Риталин и Аддерал из запрещенного списка вроде как для лечения дефицита внимания у атлетов — даже справку можно получить. А на деле — для лучшей концентрации и повышения спортивных показателей. Многие спортсмены на них сидят. Кстати, период полувыведения короткий, что играет на руку атлетам, с целью скрыть производные в крови и моче.
— Как реагируешь на тренд на ЗОЖ и занятия спортом в стране?— Под это и красивые лозунги будут активно выбиваться и осваиваться деньги. За крутыми словами на самом деле стоят поп-стартапы, которые частично или полностью дублируют западные. ЗОЖ был хайповым пару лет назад, сейчас тренд сместился в сторону «биохакинга» и активного продления жизни. Плюс происходит подмена понятий, простые вещи называют более сложными словами.
— Это как?— Создается иллюзия знания, термины заменяются на более актуальные, но суть остается той же. Миф остается мифом. К примеру, всем известно, что не рекомендуется сидеть на сквозняке или под кондиционером, чтобы не простудиться. Популярные издания развенчивают этот миф, что на самом деле ОРВИ возникает не от сквозняка, а от вирусной инфекции, а переохлаждения, изменение влажности в помещении, увлажненость слизистой — все эти факторы влияют на иммунный статус и вероятность заболеть при контакте с носителем вируса. Получается — много красивых слов, но это не отменяет того, что на сквозняке сидеть не стоит, чтобы не простудиться. Это просто академический стиль. Этот язык подкупает, такой стиль дает иллюзию знания. Банальный скачок глюкозы после приема пищи там заменяют термином постпрандиальная гипергликемия. В общем тренде ЗОЖ происходит то же самое.
— Диеты сам пробовал? К примеру, сейчас на пике фастинг.— Да, фастинг сам пробовал, но любая диета работает только от ограничения количества калорий. Если их дефицит, то ты худеешь. Если нет — поправляешься. Либо поддерживаешь вес. И если диета работает — то за счет калорийности, а не за счет магии диеты или конкретных продуктов, или дробления времени приема. А эффект проясненного сознания и нормализации инсулина от интервального голодания — это теоретические модели, которые испытывали на животных. А потом создали красивый концепт. Эйфория первых дней или недель такого режима питания связана зачастую с тем, что человек радуется как очевидному изменению веса, так и изменениям пищевых привычек. Я не против подобной диеты, никакой магии тут нет. Пугает то, что такие диеты рекомендуют тем, кому она не подойдет. Это тонкая грань, которую не стоит переходить.
— То есть ничего лучше рекомендованной диеты и дефицита калорий человечество не придумало?— Рекомендации ВОЗ по поводу средиземноморской диеты очень размыты. Если выбирать между фастфудом, курением и алкоголем, то рекомендации ВОЗ однозначно позволят прожить дольше, но их нельзя воспринимать как догму. Например, ВОЗ рекомендует как источник Омега-3 рыбу. А если у человека на нее аллергия? Мне кажется, нужно идти дальше и прививать гигиену питания и спорта. Проводить уроки пищевой грамотности в школах, но пока мы до этого еще не дошли. Но в целом радует то, что массовый спорт становится нормой в обществе — это круто!
Не рекламирую то, что не работает.Борис Цацулин
— Что бы ты не стал рекламировать в своих видео?— Вообще, полезные штуки рекламировать — удовольствие, особенно если сам ими пользуешься. Я так и делаю со своей продукцией.
— Любишь слово «самозанятый»?— У нас в стране «самозанятый» несет несколько негативный оттенок и воспринимается как новое слово для отъема денег. Многие сейчас хотят работать на себя, раскачиваются на мотивационных бизнес-курсах, грезят о красивой жизни, но далеко не все понимают, на что подписываются. Никакой красивой жизни нет — есть работа, рутина. Ее много, и она не кончается. Уверен, что иногда лучше быть хорошим исполнителем под чьим-то руководством. Многим психологически комфортнее быть хорошим профессиональным исполнителем, получать деньги за результат и отдыхать.
— Сайт, блог, производство У тебя в сутках точно 24 часа?— Я развиваю мою маленькую нишу и пока могу позволить себе выбирать те темы, что интересны мне, и раскрывать их. Я получаю удовольствие от работы. Бывает, конечно, что устаю, но отдых вновь возвращает к мысли о своем деле.