Ещё

Деклан Доннеллан: я стремлюсь к театру, объединяющему людей 

Деклан Доннеллан: я стремлюсь к театру, объединяющему людей
Фото: РИА Новости
Всемирно известный британский режиссер , которого называют самым русским иностранным режиссером (он частый гость в России, где осуществил ряд постановок в театрах Москвы и Санкт-Петербурга), накануне премьеры спектакля «Рыцарь пламенеющего пестика» в Московском театре им. Пушкина рассказал в интервью РИА Новости о своей новой работе, о спектаклях, которые представит на Театральном фестивале им. Чехова и Театральной олимпиаде, о русских артистах и о миссии театра. Беседовала Наталия Курова.
— Мой первый вопрос, конечно, о вашей новой работе в театре им. Пушкина, с которым вас связывает давняя дружба. Почему вы решили обратиться к этому произведению — «Рыцарь пламенеющего пестика» Фрэнсиса Бомонта, которое станет открытием для российского театра. Что важного и актуального вы обнаружили в этом древнем тексте?
— В «Рыцаре пламенеющего пестика» для меня тоже все ново, но с такими пьесами надо быть уверенным и не бояться архаизмов. Эти пьесы пережили свое время не потому, что были написаны «про тогда», они — классика, а это значит, что они универсальны.
Шекспир, Бомонт, Милдптон — со всеми этими пьесами возникает ощущение, будто автор переписал их, чтобы они были «про сейчас». Бомонт написал «Рыцаря пламенеющего пестика» во времена Шекспира. Это было время, когда народ все больше и больше был настроен против культуры и искусства и театр оказался под угрозой. Через несколько лет правительство того времени закроет все театры. Ответом Бомонта и стала эта неоднозначная и мегатеатральная комедия.
Как и все великие пьесы, она исследует человеческую сущность необъяснимым образом. По-настоящему прекрасные тексты всегда будут актуальны.
— В чем для вас была особая сложность в работе над этим произведением?
— Любое настоящее искусство подвергает сомнению статус кво. Если произведение искусства говорит вам: то, как ты видишь мир, так оно и есть, то это не искусство.
— На каких темах вы старались акцентировать внимание зрителя? Что хотели донести до сегодняшней публики?
— Современная фантазия, которую усиливает влияние интернета, состоит в том, что каждый имеет право быть известным, каждый может выделяться, любой может быть экспертом, и не надо для этого иметь никаких специальных навыков или опыта. Каждый может вписать свое имя в историю, любой может создавать и контролировать факты.
Мой спектакль — это фантазия о постэкспертном мире. В нем можно будет управлять государством одним кликом и сразу получать то, что ты хочешь.
— Как вы работали над постановкой — сразу репетировали с российскими артистами в Москве или какая-то подготовительная часть прошла у вас дома?
— До начала репетиций в Москве мы вывозим труппу в место, далекое от городской суеты, мы называем это «леса». Мы всегда стараемся начинать с этого экспериментального периода. Неделю вместе с труппой мы работаем, исследуем произведение вдали от репетиционных залов и театра. Это дает возможность понять, как нам кажется, что мы хотим сказать этой пьесой. А потом возвращаемся в Москву и начинаем репетировать. Важно понимать, что и после премьеры мы продолжаем репетировать. Это постоянный процесс, благодаря которому спектакль остается живым и наполняется жизнью еще больше.
Мы уже играли этот спектакль во Франции, 13 марта состоится премьера в Москве, в апреле покажем эту работу в Мадриде, а в июне — в Лондоне.
— Я знаю, что вы любите русских артистов и у вас уже даже есть постоянные актеры, которых вы приглашаете в свои спектакли. Кто опять с вами в этой работе? И, возможно, есть новички?
— Я горжусь своими отношениями с русскими артистами и благодарен им за их признательность и верность. Мы выбрали «Рыцаря пламенеющего пестика», потому что это подходило именно тем русским артистам, с которыми мы с Ником (Ник Ормерод, художник и постоянный соавтор режиссера — ред.) уже давно работаем вместе. Артисты всегда вдохновляют нас на выбор пьесы. , Анна Вардеванян и  — прекрасные артисты, с которыми мы много лет работаем.
, в прошлом мой ассистент, теперь играет в спектакле, а , напротив, из артиста превратился в моего ассистента. , , , , , Кирилл Чернышенко, Данила Казаков — блестящие актеры, и именно поэтому они заняты в этом спектакле.
— Вы много работали и работаете с пьесами Шекспира. И прошлая ваша постановка в Пушкинском театре «Мера за меру» — творение великого драматурга. Сегодня ваш выбор пал на Бомонта. Но вы, конечно же, не оставите своего любимого автора? Какую пьесу Шекспира вы наметили для следующей своей постановки?
— Пока не знаю.
— Вы почитаете и русских классиков — Чехова, Пушкина. Не планируете ли в ближайшем будущем поставить что-то из этих авторов?
— Думаю постоянно, но эти планы пока только рождаются. Так что это сверхсекретная информация.
— В Год театра, которым объявлен 2019 год в России, будет много крупных фестивалей и Олимпиада. Будете ли вы участвовать со своими спектаклями в Чеховском фестивале в Москве и в Театральной олимпиаде в Санкт-Петербурге?
— В рамках Театральной олимпиады на сцене Александринского театра в Санкт-Петербурге будет показан спектакль «Трагедия мстителя» по пьесе британского драматурга Томаса Милдптона. Мы этому очень рады, так как этот итальянский спектакль — наш первый опыт работы в театре Пикколо в Милане. И мы надеемся, что «Рыцарь пламенеющего пестика» войдет в московскую программу Чеховского фестиваля.
— Сегодня, когда в мире такая сложная, напряженная атмосфера, когда рвутся казавшиеся прочными связи между странами и людьми, наверное, только культура, театр могут помочь объединиться, добиться взаимопонимания. Театр сегодня — это важный мост, объединяющий людей. Вы согласны со мной?
— Я могу говорить только исключительно о себе. Но театр, который нравится мне и к которому я стремлюсь, это театр, объединяющий людей. Я верю, что эмпатия и понимание того, что мы все разные, это цель театра и жизни. Театр играет фундаментальную роль в том, чтобы активизировать нашу способность к эмпатии. Учит нас понимать, в чем мы различны, а в чем схожи.
Искусство и культура не являются вещью в себе. Они — системы доставки для человечества. Они существуют, чтобы связывать нас с людьми, которые похожи на нас, но в то же время совсем другие. Сочувствие очень полезно, когда ты ребенок: мне жаль, что ты упал и разбил коленку, потому что и мне больно, когда я падаю. Но мы должны научить себя включать эмпатию, потому что, только обладая этим, я могу признать, что не представляю, что ты чувствуешь, но все же попытаюсь и поддержу тебя, потому что ты — человек, хотя и другой, не такой, как я. На самом деле, если присмотреться повнимательнее, в глубине у нас у всех очень много общего.
Видео дня. Звезды, нашедшие пару еще в школе
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео