Нам до толерантности расти и расти 

Нам до толерантности расти и расти
Фото: Вечерняя Москва
Чтобы понимать динамику развития российского общества, надо обращаться к истории. А история упирается в следующее: Советский Союз — государство, отменившее массу сегментов неравенства.
Одним из них было неравенство женщин. Основу этому заложили три вполне конкретные исторические личности — , Инесса Арманд и Елена Стасова. Они, помимо прочего, занимались установлением равноправия и незаконнорожденных детей, и разных экономических классов, и, к нашему счастью, полов. Например, лично Коллонтай добилась того, что у нас называется «декретный отпуск». Она же создала женсоветы, которые выступали в роли социальных лифтов для женщин. Только представьте: талантливые, харизматичные женщины учились не только грамоте, но и собственно социальной адаптации! Остается только принять, что к 1930-ым годам Сталин объявил окончательное достижение равноправия и попросту снес женсоветы, ударив по развитию общества равных возможностей.
Что касается наших сегодняшних реалий, надо признать: нам живется значительно лучше, чем в третьем мире. Но значительно хуже, чем в Скандинавских странах, которые мы считаем образцом равноправия. Проблем по прежнему много… И при попадании женщин во власть, и в защите от бытового сексуального насилия, и в отсутствии закона о реальных алиментах, который с 1991 года лежит в  под сукном, и в ограничении влияния клерикалов. Мы постоянно сталкиваемся с тем, что церковь нам говорит о выведении абортов из обязательного медицинского страхования, о том, как нам рожать и что нам носить. Да, динамика положительная. Но не настолько, чтобы чувствовать себя страной абсолютного равноправия и полной защищенности. В России слово толерантность, на мой взгляд, вообще до сих пор не усвоилось. Малообразованные люди вообще принимают этот термин за медицинский. Толерантность (это надо, наконец, понять) — абсолютное равенство людей, представляющих совершенно разные группы. Иерархическую цепочку не вписывающихся в систему я начну с детей в детских домах — самой незащищенной категории наших граждан. Далее — солдаты-призывники, целый массив женщин, стариков, инвалидов, гомосексуалов, вич-инфицированных, мигрантов и людей, освободившихся из тюрьмы. Правозащитников не хватает, денег им дают на это мало. Обычно права социальных меньшинств отстаивают такие вот городские сумасшедшие, которые хотят видеть мир другим.
Мы сдвигаемся с мертвой точки. Я редко хвалю власть, но именно благодаря ее колоссальной работе матери детей инвалидов и сами инвалиды в нашей стране стали людьми первого порядка, почетными, достойными гражданами. В СССР для них был ГУЛАГ. Машина ломала судьбы людей только потому, что у них имелись проблемы со здоровьем. Этот порог мы, слава богу, преодолели.
Но до сих пор непреодолимой преградой обществу кажется ситуация с гомосексуалами. Только интеллигенты в состоянии понять, что существует, как утверждает , две нормы здоровья. Все остальные считают, что гомосексуализм можно вылечить. Это настоящий фашизм на том уровне, как если бы все блондины считали всех брюнетов больными. Похожая ситуация, хоть и с меньшим пафосом, касается женщин. Женщины являются дискриминированным меньшинством, и сама по себе патриархальная сетка, не сброшенная до сих пор с нашей страны, ставит нас в униженное, в уязвленное положение. И неважно, касается это депутата Слуцкого или выведения домашнего насилия из уголовного поля в административное. У нас ведь как считают: с хорошей женщиной ничего произойти не может! Толерантность — это то, до чего нам еще очень долго расти.
Видео дня. Что будет, если каждый день есть мед
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео