Ещё
Самая сексуальная француженка
Самая сексуальная француженка
Красота
Самые короткие браки российских знаменитостей
Самые короткие браки российских знаменитостей
Звёзды
Зачем я кладу дольку картофеля в обувь
Зачем я кладу дольку картофеля в обувь
Дом и сад
Сексуальные красотки Литвы
Сексуальные красотки Литвы
Красота

Краткий гид по современному феминизму в России 

Краткий гид по современному феминизму в России
Фото: Lenta.ru
Разговоры о феминизме в России становятся все более привычными. Если еще пять лет назад профеминистская повестка выглядела непривычно, сегодня феминизм стал частью картины мира многих женщин и мужчин. Меняется подход к рекламным кампаниям, меняется содержание гламурных журналов о красоте и моде и даже политики акцентируют проблему дискриминации. И хотя часть феминистских тезисов в них часто искажается, нельзя не признать эти изменения. По просьбе «Ленты.ру» художница, арт-активистка, феминистка, преподавательница и куратор Дарья Серенко составила гид по современному российскому феминизму: зачем он нужен в XXI веке и какие проблемы решают его представительницы.
Исследуя вопрос о том, как прививаются роли в обществе, французская писательница и идеолог феминистского движения Симона де Бовуар писала в книге «Второй пол», что «женщиной не рождаются, женщиной становятся». Перефразируя ее, можно сказать то же самое о феминизме: феминистками не рождаются.
Возможно, я не стала бы феминисткой, если бы мои безопасность, свобода и благосостояние не находились в зоне постоянного риска. Иначе не понадобилась бы и эта статья. Я могу долго перечислять: «однажды меня изнасиловали», «однажды до меня домогались», «однажды мне отказали в работе, потому что я женщина», но, если коротко, — меня не устраивали привычные ответы на вопросы о том, почему реальность такая: «сама виновата» и «такова жизнь». Я стала исследовать, читать, разбираться, проходя все стадии: от отрицания и высмеивания до знания и понимания фактов и статистики. Четыре года назад я стала интерсекциональной феминисткой.
Безусловно, любой путеводитель не может охватить все. Списки практически всегда создают ложную иерархию, поэтому я предлагаю воспринимать этот текст как систему ориентиров. Я провела несколько опросов разных социальных групп: подростков от 13 до 18 лет, студентов от 18 до 23 лет, взрослых из разных регионов России и самих феминисток.
Важно понимать причинно-следственные связи: феминизм — это всегда только реакция на уже существующие проблемы, и ошибочно думать, что всех благ суфражистки и феминистки сумели добиться в прошлом веке.
• Домашнее насилие: в России декриминализированы побои в семье. Это значит, что домашний агрессор может отделаться несколькими штрафами прежде чем понесет реальное наказание. Также отсутствует закон о домашнем насилии и охранный ордер — документ, не позволяющий агрессору приближаться к потерпевшей по решению суда.
По данным правозащитного центра «Анна», от 80 до 90 процентов пострадавших от домашнего насилия — женщины, и примерно каждая пятая женщина в России страдает от насилия в семье.
• Сексуальное насилие: из-за отсутствия в нашей стране культуры согласия на секс, а также распространенной общественной установки «сама виновата» и снятия таким образом ответственности с насильников лишь 15 процентов женщин заявляют о совершенном в их отношении преступлении. В большинстве случаев насильником оказывается знакомый или родственник жертвы.
По разным данным, каждая четвертая или третья женщина пережила насилие или попытку насилия. Почти каждая проходит через обвинения в том, что она сама «спровоцировала» это.
•Домогательства и преследования: в России во многих крупных учреждениях и фирмах до сих пор нет корпоративного кодекса, в котором было бы прописано, что такое харассмент и что делать в случае, если тебя, например, домогается начальник. Такие инструкции существуют во всех крупных мировых корпорациях и являются залогом регулирования подобных ситуаций. Нет пока и закона о сталкинге — навязчивом преследовании и слежке. Если сталкер не угрожает насилием, задержать его при помощи закона невозможно.
Сталкингу и домогательствам женщины подвергаются гораздо чаще, чем сексуальному насилию, эта проблема повсеместна и завязана на восприятии обществом женщины как добычи, трофея или объекта.
• Насильственные обычаи некоторых культур: так называемое «женское обрезание», кража невест, убийства чести. Живущие в России женщины (преимущественно на Северном Кавказе) все еще не имеют базовых прав на безопасность и неприкосновенность.
Ежегодно около 1,2 тысячи жительниц Чечни, Ингушетии и Дагестана в возрасте до трех лет становятся жертвами калечащих операций по удалению клитора, которые проводятся, чтобы они не могли испытывать оргазм, и позиционируются как профилактика измен; женщин крадут против их воли, и семьи не принимают «украденных» обратно (если ты вернулась, то «использованная и грязная»); все еще существуют убийства чести — убийства девушек ближайшими родственниками за «неподобающий» вид, за сплетни соседей о сексуальной жизни и ориентации, и, только по известным данным, жертвами таких преступлений в Дагестане, Ингушетии и Чечне стали 39 россиянок.
Феминистки этих и других регионов помогают жертвам насилия переезжать, создают убежища, ищут адвокатов и врачей.
• Феномен «стеклянного потолка»: невидимые ограничения как в коммерческих компаниях, так и в органах власти, которые мешают достичь управленческих должностей.
В России женщины мало представлены в аппаратах власти и многих других привилегированных сферах труда. Согласно исследованиям, женщины куда реже занимают руководящие посты не из-за «природных» отличий от мужчин, а из-за социальных установок: принято считать, что женщина справляется с руководством хуже мужчины, что женщина обязательно уйдет в декрет, что для женщины семья важнее работы, что политика — это не женское дело и так далее. Это приводит к следующим двум пунктам.
• Разрыв заработной платы между мужчинами и женщинами: в России зарплата мужчин выше зарплаты женщин на 30 процентов.
Это связано со «стеклянным потолком» и «недопуском» женщин в более привилегированные сегменты рынка труда. Логика «сама виновата» не работает: большая часть работодателей-мужчин транслируют свои стереотипы на женщин-работниц при приеме на работу, назначении зарплаты и вопросе о продвижении по карьерной лестнице. Из-за этих же стереотипов и давления общества женщины вынуждены в одиночку брать декретный отпуск, хотя во многих развитых странах родители новорожденных делят декрет пополам.
• Женская бедность: матери-одиночки — одни из самых бедных женщин в стране.
Неуплата алиментов со стороны отцов (по данным на конец 2017 года, россияне задолжали бывшим супругам более 100 миллиардов рублей на содержание несовершеннолетних детей). Представления о том, что родительство — это не мужское дело, что отец — только «помощник» матери, а не родитель (есть даже термин «отстраненное отцовство») влияют на экономическое положение женщин, воспитывающих ребенка в одиночку.
• «Вторая смена»: когда после основной занятости (чаще всего — официальной оплачиваемой работы), большая часть неоплачиваемой домашней работы (готовка, уборка, стирка, планирование покупок, решение мелких бытовых задач), а также уход за детьми и пожилыми родственниками выполняется женщинами.
В 2016 году исследователи собрали данные по 217 странам: оказалось, что за всю жизнь у женщин накапливается 23 года «второй смены», от которой мужчины, в основном, избавлены.
• Запрещенный для женщин список профессий: в России существует запрет на 456 профессий для женщин (среди которых, например, ограничения на работу женщин в хлебопекарном производстве, на воздушном, морском, речном и железнодорожном транспорте, работу в качестве водителей большегрузных автомобилей и машинистов специальной техники).
Это абсолютный пережиток прошлого, который действует с 1974 года. От него отказались во всех развитых странах: женщины успешно работают во всех сферах, запрещенных у нас, и  неоднократно признавала документ, ущемляющим права женщин. Однако последняя действующая версия перечня, который дополнили профессиями матроса, боцмана, машиниста электропоезда и водителя автобуса на междугородных и международных маршрутах, была утверждена в феврале 2000 года.
Экономически это сильно ограничивает женщин в регионах, где многие профессии из этого списка являются чуть ли не единственным источником заработка. Феминистки борются за отмену этого дискриминирующего закона.
Также в 2017 году секретным Приказом министра обороны был принят другой дискриминационный перечень — о запрете женщинам служить в армии по контракту стрелками, снайперами, саперами, танкистами, водителями и механиками. Из-за запрета на множество видов деятельности женщины не могут развиваться и исполнять свои карьерные мечты.
• Гендерные стереотипы, бытовой сексизм: все эти бесконечные «тыжедевочка» влияют на становление женщины с детства, на выбор сферы труда (когда на курсы по компьютерной анимации для школьников пускают только мальчиков) и в конечном итоге на всю жизнь.
Последствия гендерных стереотипов невозможно недооценить: многие женщины при малейшем отклонении от диктуемой обществом «нормы», перестают чувствовать себя «правильными настоящими женщинами» и начинают испытывать неприязнь к себе и, например, своему телу, формируют в себе одни качества, а не другие, исполняют некое «женское предназначение» вместо того, чтобы выбрать его, исходя из своих талантов и склонностей. По подсчетам , ущерб глобальной экономике из-за стереотипов, по которым 130 миллионов девочек лишены доступа к образованию, составляет до 30 триллионов долларов в год.
Феминизм — это всегда про выбор: женщина может быть матерью, а может не иметь детей, если не хочет их, может работать, а может быть домохозяйкой, может носить каблуки и платья, а может надевать то, что удобно. Феминизм говорит только о том, что все эти варианты должны быть представлены в культуре как норма.
• Репродуктивное насилие: попытка запрета абортов, навязывание роли матери. Государство берет на себя контроль над рождаемостью, но делает это неумело: вместо долговременной поддержки самого материнства и решения вопросов трудовой дискриминации женщин ведет запретительную политику по вопросам абортов.
В 2015 году министр здравоохранения подписала соглашение о сотрудничестве с  в снижении количества абортов.
В регионах страны вводятся временные моратории на аборты в рамках акции «Подари мне жизнь!», женщин, которые решили сделать аборт, отправляют на беседы к священникам и главам муниципалитетов, в школах страны запрещают лекции о контрацепции, а в  приглашают представителей РПЦ, которые предлагают признать субъектами права нерожденных детей, таким образом, приравняв аборты к убийствам.
Все это происходит на фоне заявлений чиновников о том, что россиянок «никто не просил рожать» и господдержки многодетных матерей выплатами в размере 47 рублей.
Никакого «счастья материнства» обычно не получается — получаются матери, живущие на границе бедности и нищеты, матери, ненавидящие себя за то, что они, например, не справляются. Многие женщины (и я была очень долго такой) даже представить себе не могут, что материнство — это добровольный осознанный выбор, что отсутствие ребенка не делает их ущербными и плохими. Феминистки пропагандируют выбор, то есть как осознанное материнство, так и осознанный отказ от материнства в равной степени, а также осознанное парное вовлеченное родительство, когда отец участвует в уходе за младенцем.
• Слатшейминг: общество клеймит девушку «шлюхой» (обычно за что угодно и даже не важно, как она выглядит и во что одета) и пытается распоряжаться ее сексуальностью.
Попробуйте мысленно сказать «развратный мужчина», «распущенный мужчина» — это очень непривычные словосочетания. Феминистки первыми обратили внимание на неравную оценку сексуальности мужчин и женщин: если у мужчины много секса или партнерш, он автоматически становится «мачо» и одобряется обществом, а если женщина похвастается подобным, ее сразу назовут развратной и распущенной. Представление о женщине-девственнице, скромной и целомудренной, очень вредит всему обществу: отсюда проблемы с сексуальным образованием, отсюда подростковая беременность, незнание о множестве заболеваний половой сферы, стеснение женщин в вопросах разговора о своей сексуальной жизни. Они часто не могут сказать, что им нравится, а что больно и недопустимо (их часто и не спрашивают, ведь женщины «дают» секс, а не берут).
В итоге женщин стыдят семьи, гинекологи, возлюбленные, женщин стыдит церковь и государство, а самые радикальные активисты типа последователей идеолога «Мужского государства» начинают физически преследовать и травить россиянок, которые, например, общаются с иностранцами.
• Стандарты красоты и бодишейминг: представления о том, что женщина обязана быть «красивой» всегда и везде, накрашенной, поставленной на каблуки, худой, цветущей и вызывающей положительные эмоции у мужчин.
Кроме «второй смены», упомянутой выше, существует еще и третья: когда женщина вернулась с работы, поухаживала за всеми, а потом пошла ухаживать за собой. В этом не было бы ничего плохого, если бы требования к внешности женщины так сильно не отличались от требований к мужскому внешнему виду. Стандарты красоты и стройности для женщин оказывают негативное влияние на отношение подростков к своему телу, и неудивительно, что расстройствами пищевого поведения (например, булимией и анорексией) страдают в основном девушки, болезненно и безуспешно пытающиеся соотнести себя и свое тело с тем, какая красота смотрит на них с рекламных постеров, журналов и экранов кино. Феминистки развеивают мифы об обязательной корреляции между полнотой и «нездоровьем», обращая внимание на лицемерие норм бьюти-индустрии, не устанавливающей связи между стройностью и ментальным и физическим здоровьем, ценой которых эта стройность могла достигаться.
• Проституция и порноиндустрия, сексуальная эксплуатация. У разных видов феминизма разные взгляды на масштабы этих проблем и на способы их решения, но все сходятся в одном: женщины, находящиеся в сексуальной эксплуатации, очень часто попадают в эти обстоятельства против своей воли (будучи, например, девочками-подростками или жертвами траффикинга) и находятся на грани жизни и смерти, так как в их отношении применяется физическое и сексуальное насилие, а также серьезное психологическое давление (проституированные женщины чаще подвержены ментальным расстройствам).
Проблема свободного выбора в проституции — одна из основных этических проблем. Одни феминистки считают, что выбор под давлением угрожающих обстоятельств не может быть свободным и что любой секс за деньги — это насилие со стороны клиента, другие считают, что у женщин есть право выбора, как распоряжаться своим телом. Это очень сложный вопрос, так как кроме феминисток и проституированных женщин, существуют еще сутенеры, клиенты и государство, а также разные способы регулирования проблемы. В любом случае проституированные женщины это или секс-работницы (терминология тут подчеркивает разницу взглядов), они являются одной из самых незащищенных и стигматизированных групп женщин, для которых феминистки создают кризисные центры и программы реабилитации.
• Борьба за право на идентичность (этническую принадлежность, сексуальную ориентацию и так далее): не существует универсальных женщин с общей судьбой и общим набором признаков — есть женщины-мигрантки, относящиеся в нашем стране к национальному меньшинству, есть гомосексуальные женщины, которые вынуждены всю жизнь скрывать, кем они являются (существует практика «коррекционных» изнасилований лесбиянок мужчинами с целью «исправить» ориентацию), есть женщины с инвалидностью, чья жизнь в России требует отдельной борьбы. Все они борются за разное: за уважение к собственной культурной принадлежности, за право любить, за право не быть исключенными из мира вокруг. Феминистская оптика работает и здесь, разрабатывая для каждого случая свою повестку и свою помощь.
Эти и многие другие пункты в совокупности влияют на индекс гендерного неравенства в России, согласно которому по уровню доступа женщин к общечеловеческим (мужским) правам наша страна оказалась между Угандой и Бурунди. Кроме того, по данным ежегодного отчета Всемирного банка Women, Business and the Law, Россия набрала ноль баллов в области законодательства в сфере защиты прав женщин и вошла список самых небезопасных для женщин стран. Знание этих проблем помогает понять, зачем нужен феминизм и каковы его цели и задачи на сегодня.
Феминизм в России часто воспринимают как явление, которое пришло с обобщенного «Запада», но это слишком плоский взгляд: у нас своя история феминизма, соотносящаяся с мировой. В этом гиде нет задачи описать полную историю феминизма в России, но основные точки таковы: в 1917 году Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика стала одной из первых стран, где женщины стали полностью уравнены с мужчинами в правовых документах. После этого был очень важный период нашей гендерной истории — 20-е годы, которые прославились прогрессивными экспериментами и женской эмансипацией на разных уровнях (был принят новый кодекс о браке и семье, который разрешал разводы, давал равные права мужчинам и женщинам в браке, а также их внебрачным детям, прекратилось преследование за однополые отношения, были разрешены аборты).
Затем — консервативный откат при Сталине: усложняется процедура развода, в 1933 году запрещается аборт (растет смертность от подпольных операций, и к 1940 году от них умирает каждая вторая женщина), и в 1955 году аборты отменяют. В 70-е и 80-е годы в диссидентской среде появляются два важных женских журнала (но религиозно ориентированных) — «Женщины и Россия» и «Мария», в которых активно обсуждаются вопросы женского труда и материнства. Также благодаря одному из основателей современной российской социологической школы Игорю Кону начинаются попытки сексуального просвещения, но гормональная контрацепция до сих пор недоступна для большинства женщин. Наконец, это меняется в 90-е, а в середине двухтысячных начинается важный этап онлайн-активизма: появляются блоги и сообщества в «Живом Журнале», посвященные феминизму (например, feministki, Accion-positiva и другие) — прообразы многочисленных фемпабликов и блогов, которые появятся позже в эпоху соцсетей.
В мировой истории феминистского движения принято выделять три волны: середина XIX века — начало XX, 60-70-е годы XX века и 90-е и нулевые годы. Упорядочивать эти периоды хронологически не совсем корректно, поскольку часто они пересекаются, и в разных странах тезисы, характерные для каждой отдельной волны могли формулироваться в другое время, не совпадающее с основной периодизацией, но обычно выделялось четыре вида феминизма, которые я коротко обозначу. Следует отметить, что феминистские проекты часто являются горизонтальными и самоорганизованными, поэтому не исключено, что феминистки, которые будут упомянуты, не согласятся с этим способом разделения.
Именно радикальный феминизм обосновал теорию патриархата — системного угнетения женщин со стороны мужчин, теорию, находящуюся в основе и многих других видов феминизма. Радикальный феминизм рассматривает женский опыт как объединяющий и не затрагивает другие социальные группы.
Радикальные феминистки считают, что причины угнетения более глубокие, чем просто «правовые» или «классовые», и лежат на территории гендера и пола и того, как организованы межгендерные отношения. Их отличает отношение к вопросам порнографии и проституции: категорически против и первого, и второго, потому что и то, и другое в этой версии феминизма — сексуальная объективация и эксплуатация женщин.
В России распространен трансэксклюзивный радикальный феминизм, стоящий на том, что трансгендерные женщины не являются женщинами, и исключающий их из пространства своей борьбы. Существует и трансинклюзивный радикальный феминизм — рассматривающий опыт трансгендерных женщин как вариант женского опыта. Для радикального феминизма важен вопрос не только гендера (грубо говоря — социального пола), но и пола — биологических различий между мужчинами и женщинами, послуживших основой для угнетения.
Представительницы в России: Ольгерта Харитонова (создательница «Манифеста Феминистского движения России», куратор «Школы феминизма»), , Лолита Агамалова, Любава Малышева.
Интерсекциональный феминизм появился в США в результате борьбы представителей различных угнетенных социальных групп (ЛГБТ-сообщества, людей с инвалидностью, людей разных рас и национальностей) за свои права. Эта феминистская социологическая теория — теория интерсекциональности — была сформулирована в 1989 году Кимберли Креншоу, являющейся профессором юриспруденции.
Интерсекциональные феминистки говорят о том, что нет универсального женского опыта: есть женщины белые и не белые, богатые и бедные, старые и молодые, мигрантки и коренные жительницы, имеющие детей и чайлдфри, образованные и нет и так далее.
Интерсекциональный феминизм показывает, как разные виды идентичностей (и дискриминаций, связанных с ними) пересекаются на одном человеке и как это влияет на его опыт: например, женщина из Узбекистана в России подвергается дискриминации и как женщина (и это сексизм), и как представительница другой национальности (ксенофобия). В интерсекциональном феминизме борьба за права женщин неотделима от борьбы за права ЛГБТ-сообщества, борьбы с расизмом, эйблизмом (дискриминацией по состоянию физического и ментального здоровья), эйджизмом (дискриминацией по возрасту) и так далее.
Многие интерсекциональные феминистки говорят о вреде и опасности проституции для женщин и не поддерживают идею ее легализации, но при этом считают важным учитывать в разговоре и тот небольшой, по разным статистикам, процент женщин (чаще всего это эскорт), для которых проституция может быть способом существования.
Представительницы в России: Ника Водвуд, создательница блога nixelpixel, журналистка Белла Рапопорт, организация Российского феминистского объединения «ОНА», проект «Ребра Евы», паблик Check your privilege, секс-просветительница Татьяна Никонова (блог Sam Jones diary), акция #тихийпикет.
Либеральный феминизм — очень широкое направление, имеющее множество вариантов характеристик. Это связано с тем, что исторически либеральный феминизм связан с борьбой женщин XIX века за уравнивание прав и возможностей (суфражизмом) — то есть либеральный феминизм много работает с законодательством и пытается влиять на правовое поле государства. Основная задача либерального феминизма — реформирование законов таким образом, чтобы они предотвращали дискриминацию.
Либеральный феминизм не включает в себя, например, проблемы женского тела и сексуальности, его интересует скорее политика в узком смысле этого слова, также он мало работает с усложняющимися вариантами женской идентичности (достаточно часто либеральный феминизм критикуют за то, что он направлен на поддержку только белых гетеросексуальных женщин среднего класса). Не весь, но достаточно часто, либеральный феминизм имеет другую позицию по вопросам проституции и порнографии, считая их добровольным выбором женщины на распоряжение своим телом. Также большинство его представительниц считают, что женщины равны мужчинам, но делают неправильные выборы в силу общественных, культурных и законодательных ограничений, и поэтому эти ограничения должны исчезнуть ради предоставления женщинам большей свободы выбора.
Сейчас мало кто из феминисток использует этот термин в отношении себя, хотя может заниматься правозащитной деятельностью (как Алена Попова и Мари Давтян). Важно, что либеральный феминизм и либерализм встроены не только в правовую систему, но и в рынок: отсюда мотивирующие рекламы про сильных женщин у мировых брендов, надписи girl power на футболках Monki и так далее. Интересно, что противопоставление «радикальный» — «либеральный» связано не с политическими программами движений, а с ошибочным восприятием смысла характеристик: «радикальный» как «крайний», «доведенный до предела», а «либеральный» как «мягкий», «компромиссный».
Представительницы в России: в конце 90-х либеральной феминисткой считалась, например, писательница . Сегодня к либеральному феминизму я бы отнесла блогерок Залину Маршенкулову (Telegram-канал «Женская власть») и  (Telegram-канал «Росфемнадзор»), а также некоторых представительниц гендерной франкции , чья программа направлена на борьбу с дискриминацией женщин во власти и экономике.
Есть и другие виды современного российского феминизма, у каждого из которых свой признак: основная деятельность или сфера труда, способ говорить о феминизме, способ борьбы, инструменты борьбы, географическое расположение и так далее.
Благодаря деятельности , советской революционерки, полномочного посла СССР и первой женщины-дипломата, большой вклад в развитие марксистского феминизма в начале XX века внесла Россия. В его основе лежат работы и . Этот вид феминизма рассматривает угнетение женщин как классовое и капиталистическое и выделяет мужчин как класс, эксплуатирующий женщин.
Марксистский феминизм связывает это угнетение с институтами частной собственности, а борьбу за равноправие считает частью классовой борьбы. Если коротко: гендерное неравенство не сможет исчезнуть без исчезновения капитализма.
Также марксистский феминизм ставит вопросы о контроле над женщинами за счет контроля над женской сексуальностью и женским телом, вопросы бесплатного домашнего женского труда, двойной нагрузки, проблемы детства и материнства, репродуктивного давления на женщин, а также условий и оплаты женского труда. Существует также социалистический феминизм, который рассматривает угнетение женщин как двойное — силами патриархата и капитализма («капиталистического патриархата»).
Представительницы в России: сообщество Soc-Fem, движение Left-Fem (акционистка и режиссер , исследовательница и создательница книги «Женщина как тело» Мария Рахманинова, филолог и историк литературы Анна Нижник.
Правозащитный феминизм работает с нарушениями прав и свобод женщин в России. В отсутствие законов (например, закона о домашнем насилии) феминистки-правозащитницы самостоятельно оказывают помощь пострадавшим: создают кризисные центры, защищают женщин в суде или ищут адвокатов, помогают найти убежище, распространяют информацию о нарушениях, разрабатывают законопроекты и добиваются их рассмотрения.
Представительницы в России: Алена Попова — общественная деятельница, создательница «Проекта W — сети взаимопомощи для женщин», поддерживающая женское предпринимательство, координирующая помощь для пострадавших женщин и продвигающая закон о домашнем насилии, Мари Давтян — адвокат и правозащитница, оказывающая помощь женщинам, пострадавшим от сексуального и домашнего насилия, Анна Ривина — создательница центра «Насилию.нет», посвященного борьбе с домашним насилием, независимый центр по оказанию помощи пострадавшим от сексуального насилия «Сестры», московский кризисный центр для женщин, один из первых в России, посвященный проблеме домашнего насилия, «Анна».
Для развития феминизма нужны исследования, занимающиеся проблемами гендера в разных областях знания. Среди исследовательниц философии, социологии, литературы, культурологии известно много феминисток, популяризирующих научный подход. Есть специальная дисциплина, gender studies, которая выделяет вопросы гендера (например, феминности, маскулинности и небинарных вариантов социальной идентичности) как требующие отдельного рассмотрения на пересечении с другими областями знаний.
Представительницы в России: Элла Россман — исследовательница гендерной социологии и истории Советского Союза, активистка, освещающая тему адаптации женщин-заключенных, одна из первых в России инициировавшая разговор о недопустимости конкурсов красоты на университетской платформе, Елена Здравомыслова — профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, сокоординатор программы «Гендерных исследований», соавтор книг по социологии гендера, самая известная из которых «Гендер для чайников», Анна Темкина — одна из первых исследовательниц гендера в России, доктор философии в области социологических наук, профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге и соавтор учебника гендерных исследований, проект CYBERFEMINISM, проект Equality, проект студентов и студенток «Высшая школа равноправия», исследовательница женской литературы (книга «Авторицы и поэтки») Мария Нестеренко, социолог гендера, доктор социологических наук Елена Рождественская.
Феминизм в современном искусстве — один из мощнейших инструментов критики в адрес художественных институций. Художницы, женщины-искусствоведы, критикессы, режиссерки создают арт-проекты, направленные на актуализацию гендерных вопросов, например, проблем неравенства и насилия.
Представительницы в России: в театре — режиссер, автор спектакля-дискуссии об Александре Коллонтай «Тихая революция» Вика Привалова, автор спектакля-дискуссии «Хочу ребенка» по пьесе Третьякова , художница, соосновательница проекта «Ребра Евы» Леда Гарина; в современном искусстве — художница, автор выставочного проекта «Ненасилие» Варвара Гранкова, художница, курарор проектов, объединяющих искусство и феминизм, Мика Плутицкая, искусствовед и куратор выставки «Феминистский карандаш — 2» Надежда Плунгян, художница, куратор выставки «Феминистский карандаш» , медиахудожница, активистка, соосновательница фем-бренда Narvskaya dostava Леля Нордик, куратор фестиваля «Феминизм 2000-х» в ММОМА и выставки «И — искусство, Ф — феминизм» Марина Винник, художница, активистка за права женщин с инвалидностью Алена Левина, куратор феминистских музыкальных фестивалей Таня Волкова; в литературе — поэтесса, создательница феминистских поэтических зинов («Ветер ярости») Оксана Васякина, создательница просветительских проектов Write Like a Grrrl и издательства No Kidding Press, посвященных женской литературе и критике сексизма в литературных текстах, Саша Щедрина, поэтесса, соосновательница проекта «Ф-письмо» Галина Рымбу.
Не совсем правильно выделять географическое расположение как признак, но в этой статье хотелось бы заострить особое внимание на региональных проектах и их важности, поскольку у региональных феминисток часто меньше материальных и символических ресурсов. Они вынуждены работать в регионах, где на фоне экономических и информационных проблем ситуация с гендерным неравенством часто еще хуже, а активизм сопряжен с угрозами жизни и здоровью.
Представительницы в России: проект о положении женщин на Кавказе «Даптар» журналистки Светланы Анохиной, объединение феминисток Кавказа «Подслушано. Феминизм. Кавказ», автор проекта «Феминологи», главный редактор феминистского журнала «Марта» журналистка Катя Федорова (Владивосток) (этой зимой она начала вести важную борьбу за себя: она назвала имя человека, который изнасиловал ее, чем вызвала огромную дискуссию), документалистка, активистка и создательница киноклуба женщин-режиссеров Femina Соня Пигалова (Нижний Новгород), журналистка и блогерша (Ростов-на-Дону), активистка движения «Феминизм в Башкортостане», режиссер (Уфа), журналистка и филолог Ольга Карчевская (Владивосток).
Феминистский активизм часто пересекается с другими видами активизма: психоактивизм, направленный на дестигматизацию людей с ментальными особенностями и нейроотличиями (проект «Психоактивно» — художницы и активистки Алена Агаджикова, Саша Старость, Катрин Ненашева, Софья Сно), ЛГБТ-активизм с феминистской оптикой и квир-феминизм, включающий опыт небинарных персон (проект «Дети 404» ), экофеминизм, анархофеминизм (Софико Ариджанова), трансфеминизм, включающий опыт трансгендерных женщин (Яна Кирей-Ситникова).
Последние годы в русскоязычном пространстве сильно развился феминистский онлайн-активизм, сконцентрированный вокруг бодипозитивных и секспозитивных вопросов: просветительский YouTube-канал об основных феминистских вопросах «Феминистки поясняют», Facebook-блоггинг , Telegram-канал «Неведическая женственность» , Instagram Александры Митрошиной и т.д.). Здесь сложно перечислить всех, но важно отметить вклад каждого такого блога: они создают совершенно новый идеологический фон, помогают женщинам принять себя и свое тело, бороться с расстройствами пищевого поведения, расширить представление о красоте, сексе, здоровье.
Недавно в России начало появляться направление, которое можно назвать «поп-феминизмом»: когда феминистские идеи транслируются известными людьми с широкой медийностью (например, , которая сделала идеи гендерного равенства частью своего политического проекта). Все это происходит благодаря громким феминистским медиапроектам и самим медиа, в которых начали работать феминистки: премия «Сексист года», учрежденная Натальей Биттен, московский феминистский фестиваль FemFest (куратор Ирина Изотова) и многие другие важные медиапроекты.
• «Гендер для чайников» (авторы-составители — , Елена Здравомыслова, Анна Темкина, Ольга Здравомыслова, Татьяна Барчунова, Ирина Тартаковская, Лидия Семенова, Ирина Саморукова, , ) — книга для начинающих, бесценный ликбез: чем гендер отличается от пола, что в обществе подразумевается под женским и мужским и как формируются гендерные роли, что такое патриархат и каким он бывает;
• Валери Брайсон, «Политическая теория феминизма» — самая популярная книга по 400-летней истории феминистской мысли для тех, кто хочет начать лучше разбираться в феминистских политических программах и истории вопроса: когда началась борьба женщин за свои права, что такое суфражизм, чем характеризуются три волны феминизма, как ситуация с гендерной политикой обстояла в разных странах в разное время;
• Наоми Вульф, «Миф о красоте» — книга, разоблачающая индустрию красоты: почему к женской внешности предъявляются завышенные требования, как реклама заставляет нас чувствовать себя несовершенными, а стереотипы о красоте и норме ограничивают и контролируют женскую свободу, здоровье, энергию, сексуальность не меньше, чем патриархальное «домашнее рабство», книга о праве женщин решать самим, как жить и выглядеть, без объективизации и диктата «мифа о красоте»;
• Бетти Фридан, «Загадка женственности» — книга о домохозяйках-американках 50-х, фактически первое в США серьезное социологическое исследование, в котором анализировался послевоенный консервативный поворот: как власти и рынок взяли курс на возвращение женщины на кухню и что в конечном итоге произошло. Оригинальное название труда — Feminine Mystique можно перевести и как «мистификация женственности», что точнее отражает суть исследования о стереотипах и их последствиях;
• Симона де Бовуар, «Второй пол» — одна из самых значимых книг в истории движения, записанные в 40-е годы прошлого века наблюдения французской исследовательницы, писательницы и философа о равноправии, об обращении с женщинами на протяжении человеческой истории, восприятии их как «второго пола» и отношениях полов, актуальны и по сей день. Характерно, что труд был внесен Ватиканом в «Индекс запрещенных книг»;
• Елена Здравомыслова, Анна Темкина, «12 лекций по гендерной социологии» — сборник лекций о том, как формировалась современная гендерная социология, затрагивающая вопросы женских и феминистских исследований, основных положений и дилемм интерсекционального анализа, патриархата, квир-теории, феминистской критики позитивистской эпистемологии, структуры власти, сексуальных и эмоциональных отношений, гендерных режимов и контрактов, а также эволюцию их изменений;
• Ричард Стайтс, «Женское освободительное движение в России: феминизм, нигилизм и большевизм, 1860-1930» — первая работа по истории русского женского движения и русского феминизма, начиная со времени правления Николая I и вплоть до 1930-х годов, в мировой историографии, его развитие в ходе радикализации представлений части его участников, с анализом личных документов и мемуаров участниц движения;
• «История женщин на Западе». В 5 томах под общей редакцией Жоржа Дюби и Мишель Перро. Основательный труд из исследований 75 историков, панорамная хроника репрезентации и восприятия женственности от древних богинь и христианских святых до становления феминизма и культурной идентичности в XX веке и о видах протеста против патриархата во все времена.
Видео дня. Картошка, которая может отравить
Женский форум