«Играть мерзавца — одно удовольствие». «Квартет И» — о мазохизме, лжи и признаниях в любви 

«Играть мерзавца — одно удовольствие». «Квартет И» — о мазохизме, лжи и признаниях в любви
Фото: ТАСС
Мы полюбили Лешу, Славу, и Сашу за «День радио», «День выборов» и «О чем говорят мужчины». Но они решились отойти от своих привычных образов. В феврале в прокат вышел новый фильм с «Квартетом И» — «Громкая связь». Это адаптация итальянской ленты «Идеальные незнакомцы» (все сделано легально: права на съемки версии были выкуплены). А в марте выходит новый театральный проект «КВАРТЕТнИк». (Леша), , и Камиль Ларин рассказали нам, каково быть «заложниками» своих хитов, как иногда шрам может помочь сыграть роль, кто из них любит «канючить» и когда надо (и надо ли) жениться.
О «Громкой связи», «жамканье» и вене на лбу — Если вы вместе с вашими женами и девушками соберетесь поиграть в «громкую связь» (в нее играют персонажи одноименного фильма. По правилам участники кладут мобильные телефоны на стол, ставят телефонные звонки на громкую связь, а сообщения зачитывают вслух — прим. ТАСС) — сколько после этого просуществует «Квартет И?»
Леша: Мы существуем так долго как раз потому, что в такие игры не играем. Мы не будем играть в нее даже вчетвером. По-моему, и в нашем фильме, и в итальянском оригинале дан ответ на вопрос, почему в нее играть не нужно.
— Обычно у вас в фильмах нет плохих героев — это нормальные, в чем-то запутавшиеся люди. А тут ваш персонаж, Леша…
Леша: Мерзавец.
— Да, ему в финале хочется дать по лицу.
Леша: Отлично, мы этого и добивались. Играть мерзавца — одно удовольствие, впрочем, как и быть мерзавцем, как я догадываюсь.
— Это тот редкий фильм, где вы — не Леша, Слава, Камиль и Саша, а совсем другие люди. Как вам было это играть? Слава, ваши герои обычно мачо, а тут вы такой затюканный муж…
Слава: Леша Нужный (режиссер фильма «Громкая связь» — прим. ТАСС) мне сказал: «Я хочу, чтобы ты был неопрятным».
Камиль: Я очень активный человек и актер… (Слава поправляет у Камиля воротничок рубашки.) Видите, теперь Слава уже опрятный и старается мне тоже придать лоск! Так вот, я даже сейчас жестикулирую, а Леша Нужный мне говорил: «Убирай это все, ты хирург, у тебя каждое движение должно быть четким». Поэтому если я брал бокал, то чтобы выпить, а не чтобы подержать. Хотя иногда я протирал фужеры. Когда совсем больше ничего не делал.
Слава: Камиль просто не может ничего не делать.
Леша: А я повадки своего героя снимал с довольно близкого мне человека. То есть я знаю, кого играл.
— Леша, в сцене с «разоблачающим» телефонным звонком у вашего героя вздувается вена на лбу. Как вы это сделали?
Леша: У меня есть шрам на виске, я его получил в 22 года. Его обычно не очень видно. И когда я играю скулами, похоже, что это вена пульсирует. Я предложил Леше Нужному так сделать. Думал: заметит ли кто-то? Хорошо, что вы заметили.
— Обычно в ваших фильмах женщины — это «иллюстрации» к мужским разговорам. И даже в «Дне выборов» и «Дне радио», где полноценные женские роли есть, большая — только у . А тут у вас гендерный баланс (почти). Не страшно было, что женщины вас «переиграют»?
Камиль: У меня таких страхов не было. Потому что когда вокруг тебя собираются настоящие профессионалы, то ты сразу мобилизуешься.
Саша: Мне кажется, сильнее боялись как раз девушки. Потому что мы уже знаем, как общаться между собой на площадке, и пристраиваться пришлось им к нам, а не наоборот. Больше всех, по-моему, рефлексировала (в фильме также сыграли и  — прим. ТАСС).
Слава: Мы с Ирой играли мужа и жену, поэтому она ко мне пристраивалась физически: трогала, немножко побивала меня…
Саша: Жамкала.
Слава: Вот, жамкала — хорошее слово. Пожамкала-пожамкала и поняла: нормально, можно работать.
Саша: Прижамкалась. Мне вот не к кому было прижамкаться (герой Саши по сюжету проводит вечер без своей девушки. Почему — становится ясно ближе к финалу — прим. ТАСС).
Леша: Но, может быть, появится, если мы будем делать сиквел.
— Вы это планируете? И тогда это будет уже чисто ваше кино?
Слава: Абсолютно наше. Персонажей — именно персонажей — мы придумали других по характеру. Камиль — единственный из нас, у кого персонаж сохранил профессию, которая была в оригинале. Поэтому наши герои если будут жить, то своей жизнью.
Саша: Мы вышли за некие рамки тех линеек, что у нас были — «День выборов», «О чем говорят мужчины»…
Слава: Я бы назвал так наше интервью: «Мы вышли за рамки линеек».
Саша: Может, «Мы вышли за рамки»?
Слава: Нет, за рамки линеек, Саш.
Саша: Школьных линеек.
Слава: Логарифмических.
О правде, любви и слове «пока»
— В «Громкой связи», как и во многих ваших фильмах, ставится вопрос: всегда ли надо знать правду. Вы часто врете?
Слава: Я думаю, 15–20 раз в день. Даже на вопрос «Как дела?» люди, как правило, отвечают нечестно.
Леша: Иногда тебе говорят: «Как дела?» — в смысле «привет». Ты отвечаешь: «Хорошо», — и идешь дальше. Но если у тебя друг спрашивает: «Ну, как дела?» — и ты говоришь «хорошо», а на самом деле все плохо, — это уже вранье.
— Лучше знать правду или не знать?
Леша: Чем я дольше живу, тем больше мне хочется не знать правду. Если я люблю женщину, то я знаю, что она хорошая, что она мне верна. И это моя эмоциональная правда. А может существовать фактическая правда, которая будет развенчивать мою. Но если мне с этой женщиной хорошо — зачем мне такая фактическая правда?
Слава: Правда очень соблазнительна, гораздо соблазнительнее лжи. Мне кажется, это из-за человеческого мазохизма. Люди стремятся туда, где им может быть больно.
Леша: Жить честно — это приятно. Просто иногда соврав ты поступаешь честнее, чем сказав правду. (Славе) Красиво сказал, да?
Слава: Молодец, да.
Леша: Я очень часто слышу, как люди, здороваясь, говорят: «Любимая, привет». А прощаясь: «Все, люблю тебя». Это что — правда или нет? Ведь уже нет.
Слава: Просто наше «как дела» — это как бы «привет», а «люблю тебя» — как бы «пока».
Леша: А как же тогда ей сказать, что ты любишь ее?.. (В этот момент Леша и Слава говорят одновременно. Леша произносит «привет», а Слава — «пока».) Видишь, для меня — «привет», для тебя — «пока».
О «заложниках» и разговорах про женщин
— Про ваш новый театральный проект «КВАРТЕТнИк» я прочла, что там «зрители смогут поучаствовать в действии в формате дружеской беседы». Зачем делать зрителей участниками?
Леша: Незачем. Мы и не делаем.
Слава: Мы хотели создать у зрителей впечатление, что они сидят с нами на кухне и разговаривают. Но на самом деле они там не разговаривают. Они что-то выкрикивают, мы их о чем-то спрашиваем, но это не: «Давайте поговорим, представьтесь, как вас зовут».
— По вашим последним интервью складывается впечатление, что вы…
Слава: Идиоты. (Долгая пауза.) Это первое. Второе?
— …Нет, что вы немножко не знаете, что вам делать дальше.
Леша: То есть идиоты. Так и есть, мы всегда немножко не знаем, что делать дальше. Сейчас мы сомневаемся, думаем, куда идти — налево, направо, прямо, назад…
Саша: Только не назад. Только вперед и только все вместе. (Саша и Слава хором произносят пионерскую речовку: «Ни шагу назад, ни шагу на месте, а только вперед и только все вместе!»)
— Нет ощущения, что вы немножко заложники собственных хитов?
Слава: Есть, конечно.
Камиль: Я не чувствую себя заложником. Это подразумевает какую-то ограниченность…
Леша: Нет, мы, безусловно, являемся заложниками. И мне кажется, нам надо заканчивать линию «мужских разговоров». Когда-то эта форма была новой для зрителя, поэтому с ней мы были услышаны. А потом она приелась, и что бы изящного мы в ней ни сказали — это все равно уже кажется повтором.
Слава: В продолжениях мы можем быть гораздо остроумнее, чем раньше, но это те же персонажи и те же интонации. И людям уже неважно, что именно мы говорим. Они думают: «Опять эти, уже хрен бы с ними».
— Знаете, я не верила фильмам из цикла «О чем говорят мужчины», пока мне двое не знакомых друг с другом мужчин не сказали, что там все — правда…
Леша: И вам стало больно?
Слава: А вы не верили, что мужчины так чувствуют, так разговаривают?..
— Я вообще не думала, что вы столько говорите о женщинах…
(Хором): «О женщинах — постоянно!» — «О чем еще говорить?» — «Да 80% разговоров о них!»
Саша: У нас театр для этого и был создан! Чтобы понравиться противоположному полу, завоевать его.
— Вам после первых «Мужчин» кто-нибудь сказал: «Что вы наделали?!»
Слава: Говорили: «Ребят! Вы же всю правду про нас рассказали». По сути, это означало: «Спасибо вам, так классно».
Саша: Один известный человек нам тогда сказал: «Скоты, сволочи, я из-за вас теперь развожусь, ну как же вы могли?!» А однажды после одного и того же спектакля одна пара к нам подошла со словами: «Спасибо, вы сохранили наш брак». А какой-то парень — со словами: «Спасибо, я передумал жениться».
О кризисах, недовольстве собой и том, когда нужно жениться
— Сценарии и пьесы у вас пишут Леша, Слава и . Камиль, Саша, у вас бывает, что вы читаете сценарий и говорите: «Что вы написали, я не хочу это играть!»
Камиль: Я в основном канючу, что меня мало.
Леша: У Камиля есть абсолютно актерская черта: сколько бы мы ни написали и что бы ни написали, после первого прочтения ему кажется, что у него хуже, чем у всех остальных.
Камиль: Не хуже, а меньше!
Саша: Или костюмом он очень недоволен.
Камиль: Но третьих «Мужчин» я принял нормально…
Леша: Тебя просто больше всех, вот и все!
— Вы сами смотрите свое кино?
Камиль: Иногда включишь телевизор, идет фильм — зависаешь и смотришь.
— А бывает, что вам не нравится, как вы сыграли?
Леша: У меня бывает.
Камиль: У меня так бывает после съемочного дня. Снимали сцену, сделали шесть дублей, и я вечером думаю: седьмой был бы золотым, потому что я только сейчас понял, как надо было сыграть!
— Леша, где вы сыграли плохо?
Леша: В первом «Дне выборов» есть масса моментов, где я нехорош. Вот это: «Чего я вонючка?» — так фальшиво! Мне очень не нравится. И в «Громкой связи» есть один эпизод, который я бы с удовольствием переиграл. Какой — пока не скажу.
— У вас в фильмах много размышлений на тему «я ничего не добился, я средненький». Всегда хочется спросить: что такие успешные люди, как вы, могут об этом знать?
Камиль: Кризисы у всех бывают — и конечно, отражаются в творчестве. Помню, как это со мной было — лет десять назад. Я тогда подошел к Леше Кортневу (лидер группы «Несчастный случай» — прим. ТАСС) и говорю: «Слушай, вроде все хорошо, много работы, деньги есть… Чего-то я не понимаю — что со мной происходит?» Он мне: «О-о-о-о, тебя накрыло, это кризис среднего возраста. Ни алкоголем, ни таблетками ты это не перебьешь, просто нужно переждать». К нам подходит их гитарист, спрашивает, о чем мы. «Митя, тебе сколько лет?» — «Тридцать три». — «Вот лет через десять подходи, мы с тобой поговорим».
— Последний вопрос. Есть много причин, по которым «Саша не женится» (знаменитая фраза из фильма «О чем говорят мужчины» — прим. ТАСС). А почему можно жениться?
Слава: Только по одной причине — если тебе захочется это сделать.
Леша: Тебе и ей. И если тебе хочется чуть-чуть, а ей — очень, то надо ей уступить.
Саша: Если не можешь не жениться — женись.
Беседовала Бэлла Волкова
Видео дня. В каких продуктах есть скрытый сахар
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео