«Толоконский еще простудится на похоронах многих из тех, кто поставил на нем крест»

Александр, что означает в вашем выступлении на недавнем форуме в Новосибирске, что «не прижился» в Красноярском крае?

«Толоконский еще простудится на похоронах многих из тех, кто поставил на нем крест»
© РИА "ФедералПресс"

– Он не смог быть эффективным в регионе. Толоконский прибыл со всеми своими крутыми приемами к нам, – я очень уважительно к Виктору Александровичу отношусь, потому и говорю, что приемы были крутыми. Толоконский – это личность, это фигура!

Но надо понимать, что он вырос именно в новосибирской политической традиции, а ему надо было подстроиться под очень жесткие красноярские политические реалии.

В чем же их жесткость? И чем красноярские реалии отличаются от новосибирских?

– Я как-то об этом рассказывал . Готов повторить, что в Новосибирской области две или три «зоны», а у нас там больше 40! Поэтому присутствует ментальная разница. У нас даже есть такая поговорка, что население Красноярского края делится на три категории: тех, кто сидел, тех, кто сидит и тех, кто будет сидеть. В Кемеровской области ситуация примерно такая же – вот с ними мы схожи, но не с вами. Отсюда в Красноярске ментальность: сказано – и все пошли строем. А В Новосибирске такого нет, за что этот город уважаю, равно как и его политическую культуру.

Местные элиты постарались убрать губернатора Толоконского?

– Местных об этом никто и не спрашивал. Решают такие вопросы не в Красноярске – только в Кремле. Финансово-промышленные группы это решают. И это касается всех регионов, которые являются регионами-донорами.

Ну, вот уехал Виктор Александрович, и что сказали в Красноярске?

– Он не прижился в Красноярске. Толоконский – человек свободолюбивый, он учитывает существующие в обществе мнения, а у нас этого понять не могут. Так же, как не смогли понять: как это губернатор может петь перед людьми?

В политической тусовке нормально к Толоконскому относились. Но он полномочия замыкал на себя и особо их никому не делегировал, а в Красноярске так не принято.

Можно ли сказать, что Виктору Толоконскому было некомфортно в Красноярске?

– Да, ему было некомфортно. Не буду называть фамилии, но я общался со многими серьезными людьми, которые приезжали из Новосибирска. Он предлагал им остаться работать в Красноярске. Терешкову совершенно точно предлагалось стать министром сельского хозяйства. Игнатова тоже ждали – это серьезная фигура. Но ведь никто не согласился на переезд! Ни тот же Терешков, ни Филичев, которого точно ждали. Причина такая: новосибирцы в Красноярске не выживут. И не случайно, ведь что красноярский бизнес-формат не приживается в Новосибирске и наоборот тоже. Получается, что мы – разные, и это обстоятельство очень ощутимо. Плюс, не забывайте, что Красноярск тоже претендует на то, чтобы считаться третьим городом России.

С учетом того, что Виктор Толоконский вернулся в Новосибирск из Красноярска раньше, чем планировал, считаете ли вы, что он больше не будет заниматься политикой?

– Лично я верю в Виктора Александровича. Считаю, что он, как говорят, еще простудится на похоронах многих из тех, кто поставил на нем крест. Я уверен, что Толоконский будет сидеть в засаде и ждать удобного момента для маневра.

Но говорят, что в Кремле бывших губернаторов попросили закончить с политикой...

– Да ну! Кремль не интересуют такие вещи. Что до нашей ситуации, то, на мой взгляд, была некая очень серьезная игра, которая могла закончиться иначе, но закончилась именно так, как мы видим. На самом деле все под контролем. Кремль стоит над схваткой и наблюдает, что происходит. У него нет повода для беспокойства, ведь все игроки тоже под контролем.

Фото: / Евгений Биятов.