Мэтт Леблан о славе, совместимости с Кортни Кокс и любви к машинам

Американский актёр прославился благодаря роли Джо Трибиани в ситкоме «Друзья». За неё Леблан был многократно номинирован на различные кинопремии, в том числе — «Эмми» и «Золотой глобус». Во время интервью в программе Larry King Now на RT Леблан вспомнил, как попал в культовый ситком, и рассказал о работе над новым сериалом «Всё схвачено». Кроме того — признался, в чём заключается его «тайная страсть», и пояснил, из-за чего люди заблуждаются на его счёт.
Мэтт Леблан о славе, совместимости с Кортни Кокс и любви к машинам
Фото: RT на русскомRT на русском
— Как появилась идея сериала «Всё схвачено» (в нём играет и его продюсирует Мэтт Леблан)?
— «Эпизоды» как раз подходили к концу. А они шли на Showtime. И компания спросила: «Не хотите взяться за новый комедийный проект на основном канале?». Я согласился, стал беседовать со сценаристами. И встретился с Джеффом и Джеки Филго, которые работали над одним из моих самых любимых сериалов «Без ума от тебя». С и .
В этом сериале два человека могли полчаса разговаривать — и было здорово. И сценарий там хороший. Они же занимались некоторыми сериями «Шоу семидесятых». Я прочёл ряд синопсисов, но все они были в духе: «Отец-одиночка пытается наладить личную жизнь, снова устраивает свидания ».
Мне это не нравилось, потому что во всех этих схемах детям главного героя отводилась роль пешек в его амурных делах. Мне это было как-то неприятно.
Я сказал: «Я никогда не играл семейного мужчину, хотя я сам отец. Давайте попробуем. Чем такая идея вам не нравится? Как раз про меня, но это найдёт отклик». Они набросали черновик, мне понравилось. Мы начали работать. — Как родилось название проекта? — Мы перебирали разные варианты. Задумка была такая: вот есть герой, у него своя строительная компания, жена, трое детей. Младшая дочка пошла в детский сад, и жена хочет вернуться на работу, делать карьеру. И мужчина, поскольку любит свою супругу и хочет сохранить хорошую атмосферу в семье, соглашается: «Хорошо, давай я тебя разгружу, буду заниматься домом, водить детей в школу, в сад». И он пытается всё организовать в жизни. Вот, наверное, о чём это название. Он планирует, как всё устроить. — Великий актёр Уильям Клод Филдс советовал не работать с детьми. Это трудно. — Воспитывать труднее. Дети убийственно прямолинейны. Говорят, как есть. Если ты стараешься и каждый день что-то для них делаешь, ты у них на хорошем счету, они от тебя в восторге. Но стоит их подвести — сразу выразят своё недовольство. Ребёнок первым скажет: «Я с тобой сегодня никуда не пойду» — «Почему?» — «Не хочу». — А дети из сериала? — Они молодцы. Хорошо играют. Растут, становятся старше. Но работают сосредоточенно.
Ребёнку на телевидении, думаю, непросто. Трудиться приходится, как взрослым, но после съёмочной площадки — ещё школа, учитель, класс. Сделал домашнее задание, что-то там поучил — и на репетицию.
Приходится сразу менять настрой. Но они готовы, роли свои знают. Молодцы. — Вы предполагали, что сериал ждёт успех? — Да, такое можно сказать о любом хите. Мы не знали, какой успех ждёт «Друзей». Что же касается «Всё схвачено»... У меня за плечами где-то три с половиной сотни получасовых комедийных серий в различных проектах, и уже выработалось чувство того, что может получиться хорошо, а что — нет.
Я не считаю себя лучшим знатоком, но кое-какой опыт у меня есть. Так вот, здесь были необходимые слагаемые успеха. Было ясно, что это найдёт отклик. Мне хотелось, чтобы, когда зрители дома посмотрят серию, у них возникало желание начать обсуждение. Потому что мы поднимаем важные темы.
Например, в одной серии третьего сезона старшая дочь моего персонажа несколько от него отдаляется. Такой возраст. Ей пятнадцать. Она решает стать веганом. И мать говорит отцу: «У тебя отличная возможность наладить с ней контакт!». Он отвечает: «Что? Мне тоже стать веганом?». И вот он пытается. Получается из рук вон плохо, но он старается. И я могу себе такое представить в реальной жизни. — Комедия у вас в крови? — Я люблю смех. Когда атмосфера становится неловкой или напряжённой, идёт деловой или семейный разговор, и все на нервах или на похоронах — я всегда первым шучу.
Мне нравится смеяться — думаю, у меня это от мамы. У неё прекрасное чувство юмора.
Мне кажется, что комедия — не знаю, как лучше сказать — для человечества как аптечка первой помощи: помогает наводить мосты, снимать напряжённость и вообще много чего поправить. — Я много говорил об этом с , он называл комедию «серьёзным делом». — Вот что интересно: если сравнить драму и комедию, то в обеих есть сюжет, конфликт и его разрешение. То есть в комедии — всё то же, что и в драме, но при этом она должна быть ещё и смешной. Это дополнительная высота, которую надо взять, поскольку ещё остается всё то, что есть в драме. — Чувствуется разница в ритме. Тони говорил, что ему всегда было сложно в комедии: он просто не успевал как следует блеснуть. — Правда? Халтурщик! Такому не добиться успеха. — Вот, и я сказал ему: «Завязывай». Для меня Мэтт Леблан всегда был успешным. Я никогда не видел ваших неудач. — О, тут не соглашусь. «Друзья» стали моим четвёртым телесериалом. До «Друзей» было несколько не столь успешных. Иначе вы бы о них знали. Не пошли. — Как вы стали одним из «Друзей»? — Я пошёл на прослушивание, мне перезвонили, я снова пошёл, и так было раз пять. В итоге последние пробы были с — на совместимость. На NBC в присутствии представителей компании Warner Bros. и всех остальных. — «Совместимость»? — Мне это показалось странным, потому что по сценарию между Моникой и Джо не было отношений. Но нужно было посмотреть, как мы будем играть вместе, потому что в то время на роль взяли только её. Она была первой, потому что была известна уже тогда.
Никогда не забуду: я пришёл, и на последних пробах были только я и ещё один парень. В описании роли, где возраст героя и всё остальное, было сказано: италоамериканец, начинающий актёр в Нью-Йорке. А второй парень, который пришёл со мной, мой конкурент, был одет как ковбой. И я подумал: «Одному из нас дали неверные указания». К счастью, вышло всё в мою пользу. — «Друзья» стали настоящим хитом. Когда вы поняли, что грядёт успех? На тот момент у вас уже были неудачи. В сериале шесть классных персонажей. Вы думали, это «выстрелит»? — Я был большим поклонником сериалов «Такси» и «Весёлая компания» и хорошо знал, кто такой , который был режиссёром пилотной серии «Друзей».
Помню, я тогда подумал: «Ерундой он бы заниматься не стал». Был очень хороший сценарий, прописанные персонажи с чёткими характерами. Оставалось только надеяться.
Когда состоялась премьера, насколько я помню, первый сезон попал в топ 20. А летом, во время повторного показа, поднялся в топ 5, и так там и остался. — Вы все ладили? — Да. Мы все очень хорошо ладили друг с другом. Можно сказать, стали семьёй. В сериале «Друзья» есть интересный момент, о котором не особенно говорят. Обычно рыбак рыбака видит издалека, и если у тебя есть группа друзей, то, как правило, интересы у вас общие.
Но эти шесть персонажей друг от друга очень сильно отличаются. Это вообще нехарактерно, но благодаря этому сериал рассчитан на самых разных зрителей.
Допустим, кто-то соотносит себя с Фиби. А она совсем не похожа на Рэйчел, которая, в свою очередь, не похожа на Монику. Росс отличается от Чендлера и Джо. Они все очень разные. Но это позволило охватить более широкую аудиторию. — Как вы стали актёром? — Я поехал в Нью-Йорк, к подруге в Бронксвилль. Она училась там в Колледже имени Сары Лоренс. Я решил побродить по городу, и так получилось, что попал в офис к менеджеру, который предложил мне пятилетний контракт на съёмку в рекламе. Я сказал: «Ну, ладно», взял контракт домой, всё обдумал — и подписал. — Насколько я понимаю, вы большой любитель автомобилей. Сколько их у вас? — Пятнадцать или шестнадцать, около того. Но это не сплошь спорткары — есть и пикапы, и внедорожники, есть старые автомобили. — Откуда такая любовь к машинам? — Мой отец работал механиком, и я лет с восьми ездил на мотоцикле. Кстати, мотоциклов у меня сейчас больше, чем автомобилей. Эта любовь всегда у меня была.
Дело, возможно, даже не в скорости. Хотя в молодости она была для меня важна, а с возрастом я стал ездить медленнее. Мне просто нравится.
Может быть, плотницкое дело отразилось в любви к механике: я много вожусь с машинами сам.
— Кто (или что) вас вдохновляет? — Забавно, но мы с вами в перерыве обсуждали . Я обожаю его сериал «Новобрачные»; то время, которое Глисон выбрал для его создания, его смелость и верность своей идее. И он просто вдохновлял своей игрой. — Лучший совет, который вы получили? — «Не ешь жёлтый снег». Это дельный совет. На самом деле, лучший совет в жизни, наверное, дала мне мама. Она до сих пор повторяет мне это, говоря о моей работе: «Не нервничай». Это так просто, но это правда — не надо нервничать. — Самая странная встреча с поклонниками? — На заре съёмок в «Друзьях» мы с (актёр, который исполнял роль Росса. — RT) как-то пошли в ресторан. За столиком он сидел напротив меня, а за спиной у меня сидела какая-то женщина с ребёнком. Она узнала Дэвида и пришла в дикий восторг — подошла к нам и сказала: «Вы не сфотографируетесь с моим малышом?».
А потом — я не преувеличиваю — она бросила ребёнка Дэвиду. Слава богу, у него хорошая реакция.
Он поймал ребенка — она его вот так бросила и полезла в сумку за фотоаппаратом. Я не мог поверить своим глазам. Он поймал. А меня она вообще не узнала. — Ваша тайная страсть? — Есть такие телешоу, где «прокачивают» старые автомобили. Я их могу целый день смотреть. — Роль, от которой вы отказались и пожалели? — Не так уж часто мне предлагают роли. Соглашаюсь на все. — А в кино? — Кино? Я снялся в паре фильмов, но вообще моя карьера связана с телевидением. — Когда вы поняли, что знамениты? — Это было довольно давно — в середине 90-х. — Вы поняли, что все на вас смотрят? — Да. Расскажу вам одну занятную историю. После того, как мы сняли пилотный эпизод «Друзей», режиссёр Джим Берроуз повёз нас, всех шестерых, в Лас-Вегас. И мы пошли там ужинать в ресторан «Спаго» в отеле «Сизарс пэлас» (Caesars Palace).
Мы сели в главном зале, за большим круглым столом в центре. Сидим, ужинаем. И в какой-то момент Берроуз нам говорит: «Посмотрите вокруг». Мы все огляделись — никто не обращает на нас никакого внимания. И он сказал: «Сегодня последний день, когда каждый из вас может пойти поужинать вот так — чтобы никто на вас не глазел». Мы такие: «Да ладно тебе». Но это ведь был Джим Берроуз — крёстный отец телевидения. Он снял более тысячи серий разных телепроектов. То есть он знал, о чём говорит. — Исторический персонаж, которого вы хотите сыграть? — Энцо . — Опять про машинки. Если бы вам пришлось до конца жизни ежедневно смотреть одну серию «Друзей», какую вы выберете? — Одну и ту же? Ух — У вас есть любимая серия? — Понимаете, какая тут сложность: в каждой серии сочеталось три сюжета — истории A, B, C. И я путаюсь — где какие были. Так что иногда не могу вспомнить полностью содержание той или иной серии.
Но вообще я очень любил эпизоды, которые снимались под Рождество, потому что в них не было приглашённых актёров — только мы шестеро, и они получались очень камерными.
И ещё было очень весело обыгрывать персональные заскоки кого-нибудь из нас по поводу праздников. Это всегда было здорово. — Ваш самый рискованный поступок? — Прыжок с парашютом. — Я бы не стал прыгать. Каким будет Мэтт Леблан через десять лет? — Хочется верить, что живым. — Вопросы из соцсетей. Какой из ваших персонажей оказал наибольшее влияние на вашу жизнь? — Пожалуй, Джо в «Друзьях». Этот сериал определённо изменил мою жизнь. — А «Эпизоды»? — В «Эпизодах» было весело сниматься. Это была возможность пошутить над самим собой и над нашей сферой деятельности. Это интересно и смешно. Мне часто говорили, что это было так смело — играть самого себя и показывать себя в таком свете. Не знаю насчёт смелости — сценарий был потрясающий. Я всегда говорю, что я не против быть персонажем шутки, если она смешная. — Правда, что всё зависит от сценария? — В этом сериале — да, всё дело в нём. — Как за три сезона изменился ваш подход к персонажу в сериале «Всё схвачено»? — Мой подход к персонажу вообще не изменился. Мне кажется, в начале любого сериала ты как бы пробуешь своего героя — в первом сезоне, да и во втором тоже. А к третьему мы уже знаем, что работает, а что — нет. Причём продюсеры проекта Джефф и Джеки сказали сценаристам, чтобы те писали, основываясь на собственном опыте. — Какое у вас самое смешное воспоминание о съёмках в «Друзьях»? — Ух Непростой вопрос. — Было много смешного? — Да, у нас было много таких моментов. Были очень смешные ляпы, какие-то фразы, которые нельзя произносить на телевидении. Я бы сказал — не знаю, почему, — но самой грустной была заключительная серия. Это было непросто. — Десять лет. — Да. И вот всё заканчивалось — классный проект, в котором мы все участвовали. Это как играть в рок-группе. — А его пора было заканчивать? — Кто знает? У меня не было чувства, что «Друзья» изжили себя. Но все пришли к мнению, что пора заканчивать — уйти, пока это можно сделать красиво. Так что мы его завершили. — Возможно ли, что вы снова сниметесь с , и Гэри Олдменом в сиквеле фильма «Затерянные в космосе» 1998 года? — Было бы здорово. Я бы с радостью согласился. Думаю, такая вероятность всегда есть. — Какое самое большое заблуждение о Мэтте Леблане? — Что я высокий. — Сколько раз в день вас спрашивают: «Как поживаешь?» (коронный вопрос Джо из сериала «Друзья»). — Если я весь день сижу дома, то ни разу.
Полную версию интервью смотрите на RTД.
18+