Ещё
Cамая красивая женщина в мире
Cамая красивая женщина в мире
Красота
Ургант случайно раскрыл секрет Лазарева
Ургант случайно раскрыл секрет Лазарева
Звёзды
"Пусть эти деньги спасут хотя бы тебя"
"Пусть эти деньги спасут хотя бы тебя"
Любовь
Почему кажется, что за нами следят
Почему кажется, что за нами следят
Психология

Как меццо-сопрано Ирина Богачева стала солисткой Мариинского театра в 1965-м (и до сих пор выступает!) 

Как меццо-сопрано Ирина Богачева стала солисткой Мариинского театра в 1965-м (и до сих пор выступает!)
Фото: Собака.ru
Меццо-сопрано номер один Ленинграда 1970–1980-х, для которой написал цикл песен на стихи , встречает свое 80-летие на сцене. Она и сейчас поет партию Графини в «Пиковой даме» в Мариинском театре — его солисткой Ирина Петровна стала в 1965 году. Вы родились в Ленинграде в предвоенном 1939-м. Какие следы оставила блокада в детской памяти?
Вскоре после начала блокады мама вывезла меня, двухлетнюю, из Ленинграда по Ладоге в Костромскую область, где жили ее родители и родители папы. Удивительно, что, будучи уроженцами одного города, мои родители повстречались в Ленинграде, познакомившись в трамвае. О блокаде мы узнали уже из папиных рассказов, хотя он не любил говорить о страшных пережитых годах. Всю блокаду отец оставался в осажденном городе, и мама не узнала его, когда он приехал забирать нас после войны. Она шла за водой, вдруг подъезжает телега, в которой сидит какой-то изможденный человек: «Таня, Таня!» Он и говорил-то вполсилы. Мама только по бобровому воротнику узнала своего Петю. Помню, как папа мне однажды рассказал: «Доченька, ты ведь меня спасла». — «Как?» — «Ты была у нас непослушная, и, когда до войны тебе давали булку с маслом, ты съедала только масло, а остальное бросала за печку». И во время блокады он случайно обнаружил за печкой в нашей квартире склад булочек и хлеба. Папа был доктором наук, заведовал кафедрой в Политехническом институте. Человек яркой судьбы и невероятных пристрастий, он обожал искусство, даже что-то играл в Театре комедии. Среди его друзей были только артисты — это его вдохновляло. У меня, наверно, от него развилась страсть к искусству.
Но почему вам захотелось попасть именно в мир оперы?
Помню, как еще в седьмом классе я с мамой пошла в Мариинский театр на «Пиковую даму» Чайковского с Софьей Петровной Преображенской в партии Графини — и совершенно сошла с ума от этого спектакля. Преображенская покорила меня своим голосом и видением образа. Я подумала, что, конечно, должна петь в этом театре и именно эту партию. А в нынешнем году — уже пятьдесят пять лет моей работы в Мариинском театре. Графиня — это и фатум, и страсти, и смерть, и ум. И красота, безусловно. Тут надо быть актрисой, тогда это будет впечатлять. А если просто изображать убогую старушонку — никому не будет интересно. А вы узнали тайну трех карт?
А знала ли сама Графиня эти три карты? Об этом можно только догадываться. Актриса, играющая Графиню, может ставить перед собой разные задачи. В тот момент, когда Герман спрашивает Графиню: «Вы знаете три карты?» — она может испугаться, что он вдруг действительно узнал что-то. Или, наоборот, расхохотаться над этой глупостью. Сегодня режиссеры заставляют Германа и домогаться Графини, и лезть обниматься к старухе. Помню, как я в одной из многочисленных постановок выставила перед собой палку, исключая всякую возможность решить эту мизансцену иначе. Графиня ненавидела Германа. А за что его любить? Он для нее пустое место, обыкновенный сумасшедший.
Графиня — это и фатум, и страсти, и смерть, и ум, и красота
Графиня — ваша любимая оперная героиня?
Нет. Любимая — Кармен, ни с чем не сравнимый образ. Для меня эта женщина непостижимая: и красива, и умна, и талантлива, в ней есть все. От нее же глаз не оторвать, в нее все влюб­ ляются. Только вот сама она не может никак найти для себя никого, в кого бы по-настоящему влюбилась. Деревенский парень Хозе показался ей на мгновение тем самым, но она тут же поняла, что это не ее герой — слишком он прост и правилен. Вам повезло найти своего Хозе — , с которым живете долго и счастливо.
Да, мне повезло встретить этого удивительного, очень талантливого человека. Только Хозе — тенор, а Стас поступал в Консерваторию как бас, у него был лучший голос приема, хотя тогда же поступали и мы с  и . Все сразу стали говорить: «Шаляпина взяли». Такой у него был голос. Но он попал к неудачному педагогу, который занимался партийной работой и к окончанию Консерватории совершенно испортил этот голос. Я как-то сказала Станиславу уже на правах жены, что ему надо менять профессию: «У тебя от природы — актерское мастерство, и ты будешь настоящим режиссером». Станислав долгие годы руководил Малым оперным (теперь Михайловским) театром, ставил потрясающие спектакли, мы с ним тоже работали над «Пиковой дамой».
Ваша семья вообще представляет модель театрального руко­водства: отец — режиссер, мать — примадонна, дочь — концертмейстер. И внучка тоже в режиссуру пошла.
У нас с дочерью — любовь, я ее обожаю. Как только мой концертмейстер Софочка Вакман не смогла мне аккомпанировать по состоянию здоровья, я поняла, что мой ребенок будет тем, что мне нужно. Дочери было шестнадцать лет, когда я взяла ее с собой на первый концерт, — справилась она прекрасно. У меня и правнучка уже есть — Леночка, ей девять месяцев. Вот где счастье-то. Ни дочка, ни внучка такого счастья не приносили, как это дитя. Теперь у нас в семье две Иры и две Лены. Уже упомянутые вами сокурсники сразу после окончания Кон­серватории уехали в Москву и стали звездами Большого театра. Вы же всегда были верны Ленинграду-Петербургу.
Петербург для меня — все. Красота и величие здесь во всем. В музеях, на Неве — красота необычайная, мосты, особенно когда наряжены к праздникам. А улицы, проспекты, Мариинский театр, Консерватория!.. С этим городом у меня прочная внутренняя связь. Без Петербурга жить не могу. В какую бы страну ни поехала на гастроли или отдыхать, меня очень быстро тянет домой, в неповторимую атмосферу родного города.
выступала в Ла Скала, Метрополитен-опере, Ковент-Гардене, Опера Бастиль. В 1976 году она стала народной артисткой СССР. С 1980-го Ирина Петровна преподает в Петербургской консерватории, где сейчас возглавляет кафедру сольного пения. Ее муж Станислав Гаудасинский с 1980 по 2007 год был художественным руководителем-директором Малого (ныне Михайловско­го) театра оперы и балета, а сейчас является заведующим кафедрой музыкальной режиссуры Консерватории.
текст: фото: Алексей Костромин
Видео дня. Картошка, которая может отравить
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео