Ещё

«Подъём» с Сергеем Доренко от 5 апреля 2019 года 

С. ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Пятница, 5 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Анастасия Оношко, ведущая этой программы.
А. ОНОШКО: И Сергей Доренко. Доброе утро.
С. ДОРЕНКО: Да, я на мотоцикле. Деревенский Парень спрашивает: вы на мотоцикле? Конечно, я же отогнал машину на дачу. У меня машины теперь вообще нет. И до сентября, до октября не будет.
А. ОНОШКО: А она не заржавеет у вас там?
С. ДОРЕНКО: Знаешь, может быть, и да. У меня BMW 630JT, которая прошла пять тысяч километров за год. И сейчас она полгода постоит, и будет за полтора года пять тысяч километров. Такое ощущение, что она мне не нужна. С другой стороны, я думаю, хорошо, я живу рядом, могу ходить пешком. Ну а станется, выгонят меня? И я стану ездить далеко на работу. Пусть уже будет, она уже куплена. Она есть не просит.
А. ОНОШКО: Ну как не просит? Налоги, обслуживание.
С. ДОРЕНКО: Я тебе объясню. Если я ее сейчас продам, я потеряю половины цены или 40 процентов цены, я потеряю два миллиона. Оно мне надо? Да пусть она гниет.
А. ОНОШКО: Да вы и так их потеряли, только не два, а четыре, заплатив за машину.
С. ДОРЕНКО: Пусть она себе гниет. Я тебя умоляю, зачем думать об этом! Она есть и все.
Я хотел сказать, что сегодня на фиолетовой ветке, как вы знаете, там подключение идет. Разрешите сообщить, это трудность на пять дней. А потом вы привыкните, и когда отпустит, все равно уже будете считать, что лучше стало. Правда, у людей такая специфика, что это как зубная боль — когда она отпустит, ты думаешь, что хорошо стало.
Отключили фиолетовую ветку, восемь станций на пять дней. Надо запомнить эти цифры. Фиолетовая ветка. Почему отключили их, и правильно сделали — потому что подключают другую линию, еще одна линия метро придет, какая-то совершенно колоссальная, невероятной красоты… ты была на новых станциях?
А. ОНОШКО: Снаружи я была, а вот на совсем новых нет.
С. ДОРЕНКО: Ты видела, какие вестибюли красивые?
А. ОНОШКО: Очень красивые.
С. ДОРЕНКО: Я сейчас скажу странную вещь, ребята, я сейчас стану хвалить. За мной такого не водилось раньше, в старые времена. Новые станции — приезжаешь посмотреть совершенно на север, куда за «Останкинские сосиски» заезжаешь, где не было вообще раньше метро — ба-бах, станции, и там так красиво, там такие вестибюли! Это что-то невероятное.
А. ОНОШКО: Да. А я все мечтаю на желтую сесть, у нас у МГУ, и доехать почти до Внукова. Представляете, садитесь в городе, а выходите, там новостройки, но все равно поля, леса дальше, как бы в деревню уже уезжаете.
С. ДОРЕНКО: «А как сделать лучше…» Чего лучше вам сделать? Уже и так… «Мы „Солнцево“ оформляли», — говорит Иван. Иван, невероятные находки, невероятной стройности архитектурные, дизайнерские решения в новых станциях метро. Я просто прусь от этого. Мне очень нравятся новые станции метро.
Дальше. Движения не будет от «Котельников» до «Волгоградского проспекта» с 6 по 10 апреля из-за того, что подсоединяют Некрасовскую линию метро. Там рельсы кладут сейчас, можешь себе представить? Я думаю, все сидят курят, и в последнюю ночь засандалят все эти рельсы. Правильно, как всегда в России делается? Сейчас все курят…
А. ОНОШКО: Разве так делают?
С. ДОРЕНКО: Да, только так и делают в России, конечно. Сейчас пустили автобусы: Рязанский, Волгоградский проспекты, Марксистскую, Таганскую улицы, Нижегородскую улицу, Абельмановскую, Лермонтовский проспект, все стало так хорошо и волшебно там, там пустили автобусы. От этого стало легко, волшебно и приятно. Ребят, там, короче, будет плохо сколько-то, но зато потом станет хорошо. Черт, надо будет мне сегодня ехать в Ленинскую слободу на мотоцикле.
А. ОНОШКО: Там такой стритфуд, Сергей, зайдите обязательно. Вы там были?
С. ДОРЕНКО: Офигенский. Где динозавр есть. В «Ленинской слободе» там динозавр костяной стоит и стритфуд, ты имеешь в виду это?
А. ОНОШКО: Стритфуд, заходишь, там такой коридор длинный и много-много мелких всяких ресторанчиков.
С. ДОРЕНКО: Да. Вьетнамская, китайская фигня, чего хочешь, мне очень нравится. И потом еще есть вывеска «Сегодня мидии», и все, больше ничего. Я ни разу не заходил. Я много раз видел, что значит, откуда, где мидии? Тебе же никто не говорит, где — сегодня, сегодня мидии. Ты говоришь: а где сегодня? — Ну, ты не задавай лишних вопросов, не будь идиотом. Сегодня мидии. А, ну ладно. А где? — Слушай, ты можешь рот закрыть? Короче говоря, вот так.
Я хотел анонсировать одну странную вещь. У нас есть сейчас волшебство. У нас стоит камера, ты видишь, это работ какой-то космический?
А. ОНОШКО: Вижу. Робот. Восемь камер.
С. ДОРЕНКО: Те, кто нас смотрит в интернете, вы можете посмотреть на обычной трансляции, канал «Говорит Москва» на YouTube. Давай вместе сейчас. Ребят, кто хочет посмотреть волшебство, реально это пропрет не по-детски. «Говорит Москва» на YouTube. Канал находишь. После чего, там есть два варианта: один канал обычный, на котором несколько сотен человек, а другой канал написано «360». Он будет работать, наверное, только сегодня. Вот там ссылку кидают.
А. ОНОШКО: Я не могу найти так сходу, честно.
С. ДОРЕНКО: Никогда ничего не найдешь, дорогая. Почему?
А. ОНОШКО: Потому что я дура, знаю.
С. ДОРЕНКО: Нет! Потому что рядом со мной ты робеешь. 12 человек всего смотрят. Хештег напиши в одно слово — говоритмосква.
А. ОНОШКО: Латинскими буквами или русскими?
С. ДОРЕНКО: Русскими.
А. ОНОШКО: Просто в строке поиска YouTube? Извините на тупость.
С. ДОРЕНКО: Да, абсолютно верно. Смотри, какая она умная.
А. ОНОШКО: Я троечница же была всю жизнь.
С. ДОРЕНКО: О чем ты говоришь!
А. ОНОШКО: Да. А вы не знали?
С. ДОРЕНКО: У меня были две четверки по приколу. Одну четверку я получил по приколу, не помню, почему… нет, я не знал слитно — раздельно, у меня четверка по русскому в школе в десятом классе. И еще у меня четверка по матанализу. И нам разрешали матанализ не ставить в аттестат. Ты поняла, в чем дело? Если не хочешь пачкать свой аттестат четверкой, эта четверка, как грязь, тебе говорят: ты хочешь четверку по матанализу ставить в аттестат? Я говорю: не очень. Мне говорят: тогда мы не ставим.
А. ОНОШКО: Вам ссылку дали какую-нибудь?
С. ДОРЕНКО: Да, мне дали ссылку.
А. ОНОШКО: Пришлите, пожалуйста. И я всех научу, таких, как я, как найти. Хочется же.
С. ДОРЕНКО: Главное не в этом. Уже 97! Было два, стало 97. 105 Watch & now. Надо смотреть 360, в этом смысл.
А. ОНОШКО: Сергей, ссылку мне пришлете, я ее открою и пойму.
С. ДОРЕНКО: На. Даниил Меерзон кинул в «Работу». Ты можешь войти в «Работу»?
А. ОНОШКО: Могу.
С. ДОРЕНКО: Вот и все. Возьми из группы.
А. ОНОШКО: Но хештега не хватает. Потому что хештега #говоритмосква очень много в YouTube.
С. ДОРЕНКО: Понимаешь, что это голову сломать?
А. ОНОШКО: Нет, как еще можно найти?
С. ДОРЕНКО: Общечеловечески. Ну как люди находят? Почему ты делаешь свою проблему проблемой человечества? Настя, у тебя должна быть отдельная лекция для детей из специальных школ, со специальными возможностями. Дети со специальными возможностями ходят в отдельную школу.
А. ОНОШКО: YouTube так плохо сделан. Вы мне дали ссылку, я пришла на эту ссылку, я не могу понять, как канал называется.
С. ДОРЕНКО: 360.
А. ОНОШКО: ГОВОРИТМОСКВА капслоком если наберете с хештегом в одном слово кириллицей, есть вероятность, что вы найдете этот канал. А как переключаться между камерами?
С. ДОРЕНКО: Не надо ничего переключаться. Надо крутить взад-вперед и все.
А. ОНОШКО: Ааааа! Ничего себе!
С. ДОРЕНКО: У нас сейчас камера за 300 тысяч рублей. Нам ее дали в долг на два дня или на один, я забыл. Я согласился, потому что я падок на все новое, как Хосе Аурельяно Буендио… нет, Хосе Аркадио первый был. Хосе Аурельяно это сын. Можешь крутить, видеть Оношку. Жалко, что под столом нет такой, посмотреть, что она там делает.
А. ОНОШКО: Мое лицо как раз перекрывает…
С. ДОРЕНКО: Видите Оксану. Оксана — прекрасный звукорежиссер. Что она делает? У меня разные были Оксаны: одна в камере зачем-то руку подносила к лицу, а вторая…
А. ОНОШКО: Дополненная реальность?
С. ДОРЕНКО: Может быть, отстает трансляция, как бывает. Я — чрезвычайно умный, с красивой майкой, мне кажется, это очень важно. Все. Ребята, смотрим здесь. 198 человек произошли…
А. ОНОШКО: От обезьяны.
С. ДОРЕНКО: Уже далеко ушли от обезьяны. Остальные, черт с ними, пусть будут обезьянами. Идите на фиг все.
У нас Данелия помер, а мы с тобой чем занимаемся? Давай дальше.
С. ДОРЕНКО: Давай мне ссылки по Данелии. А, нет, давай для настроения дадим врача-терапевта из центральной районной больницы из подмосковной Балашихи. Она выбежала из кабинета и сказала нижеследующее… Мне кажется, это отражает…
А. ОНОШКО: «Вы не имеете права меня здесь дольше удерживать, вы все передохнете, а я будут здесь оказывать помощь..»
С. ДОРЕНКО: Товарищи, отнеситесь трансцендентно к этим словам. Не якорите эту ситуацию на какую-то конкретную врачиху, какую-то конкретную больницу и какие-то конкретные ситуации. Попробуйте отнестись к этому тексту как к трансцендентному тексту какому-то. Вообще ни про что и ни про это, это просто философема. Послушайте, как она льется на вас с неба.
ФРАГМЕНТ ЗАПИСИ
С. ДОРЕНКО: «До инфаркта здесь довели. Всё!» Скажи, что это прекрасно.
А. ОНОШКО: В сообщении пишется, что ее удалось успокоить, она вернулась к работе. Ее все вместе, пациенты и сотрудники успокоили.
С. ДОРЕНКО: Пришла нянечка с тряпкой, вытерла пену, которая у нее с губ сыпалась. Нянечка тряпочкой быстро подмахнула, сказала, ничего. А кто-то опытный, старый врач сказал: чайку с сахаром, положите два кусочка, и все будет хорошо. И все. Понимаешь, в чем дело? Сама экспрессия, она до известной степени отражает существо момента, согласись.
А. ОНОШКО: Да. Момент торжественный.
С. ДОРЕНКО: Объясни мне про Данелию. У тебя есть кусок? Данелия — абсолютно великий философ-романтик, я считаю. Великий философ-романтик современности, причем современности и недавней древности. Потому что он еще «Я шагаю по Москве» и так далее. Он, конечно, философ-романтик. При этом, такой с некой смешливостью, но все-таки на первое место поставил то, что он «Афоня» и так далее. Он, конечно, философ-романтик в первую очередь. Может быть, я здесь перебираю. Он же делал и «Фитиль» тоже. Но его, как бы это сказать, нежность… Данелия относился к миру с каким-то нежным пониманием и с романтизмом. Он любил мир. Удивительный человек. Дай кусочек мне. Что ты ставишь?
А. ОНОШКО: Это лучшие моменты из «Джентльменов удачи».
ФРАГМЕНТ ЗАПИСИ ИЗ ФИЛЬМА
С. ДОРЕНКО: Это сплошные цитаты из жизни. Потрясающая вещь — это «Кин-дза-дза!», на самом деле. Я хотел сказать, ну, ты знаешь, что…
А. ОНОШКО: «Привет! — Привет! — Как дела? — У Манохина на объекте трубы лопнули. Где отличник? — Гуляет отличник. Вовка! За макаронами сбегай. Да, и хлеба прихвати» Я сейчас вам включу лучшие моменты.
С. ДОРЕНКО: Я хотел сказать, что «Кин-дза-дзу! восприняли очень по-разному поколения. Первая серия, лучшие моменты. Старшее поколение в меньше степени, то есть это был культовый абсолютно фильм для молодых. В каком году, напомни мне?
А. ОНОШКО: Сейчас. Давайте послушаем, а потом я скажу, в каком году.
ФРАГМЕНТЫ ИЗ ФИЛЬМА „Кин-дза-дза!“
С. ДОРЕНКО: Ладно, я думаю, что очень трудно передать кинематограф по радио в ряде случаев.
А. ОНОШКО: Но для тех, кто смотрел, это напоминание.
С. ДОРЕНКО: Я должен сослаться на блистательные статьи, которые сегодня появились по поводу творчества Данелии, воспоминания, ретроспектива, подведение итогов. Умер режиссер Георгий Данелия, ему было 88 лет. Первой сообщила „Новая газета“. И тотчас после этого „Говорит Москва“. После нас уже все пошло. Он родился 25 августа 2030 года в Тифлисе, в Тбилиси. Потом тотчас переехал в Москву. И дальше от отучился в Московском архитектурном, в 1956-м поступил на Высшие режиссерские курсы и так далее. После этого работал режиссером-постановщиком „Мосфильма“. В 1960-м снял картину „Сережа“. Кроме „Я шагаю по Москве“, „Тридцать три“, „Афоня“, „Мимино“, „Осенний марафон“, „Кин-дза-дза!“ и другие феноменальные фильмы, которые, в сущности, составляли такой хребет советской культуры. Были растащены полностью на цитаты. Вызывали только восхищение непрерывное.
А. ОНОШКО: „Такую личную неприязнь испытываю к потерпевшему…“ „Лариса Иванна хочу“, помните? Из „Мимино“.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Хочу сказать вам спасибо. Для меня фильм „Кин-дза-дза!“, мне 35, для меня он до сих пор актуален, и в наше время абсолютно то же самое можно найти и в фильме, просто гениальный режиссерэ.
С. ДОРЕНКО: Ну а что вы хотите? Сегодня блистательная фраза, где, не помню, по-моему, в „Коммерсанте“, о том, что мы живем в феодальном мире, в феодальной стране, где монетократия, на самом деле, клептократия, и мракобесие полностью раздавили гуманизм.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это как в кино — элементарный…
С. ДОРЕНКО: Да, это так. Это фраза, которую надо выучить наизусть однажды. Ты знаешь, мне кажется, что авторы некоторых фраз уделяют меньшее значение собственным фразам, чем я. Я очень люблю слово, и очень люблю емкое такое, твиттерски емкое слово. Поэтому… я с удовольствием читал сегодня „Коммерсантъ“. Сейчас посмотрю, кто написал. Андрей Плахов из „Коммерсанта“. Я с невероятным удовольствием читал его статью о Данелии. „Он обладал легким дыханием“, — пишет Плахов. Немало грустных, хороших, грустных бытовых комедий и так далее. Я перечислю ленты: „Сережа“, „Я шагаю по Москве“, „Тридцать три“, „Не горюй!“ в Грузии он снял, „Мимино“, затем „Афоня“, „Осенний марафон“… Ой, простите, уже новости.
НОВОСТИ
С. ДОРЕНКО: 9 часов 36 минут. О сбитом Boeing. Я вчера слушал, и сегодня читал, я все пытаюсь понять, что это значит, но до конца не понимаю, честно скажу. ЕСПЧ коммуницировал, то есть сообщил, передал жалобы родственников жертв крушения на востоке Украины. Коммуницировал жалобы, передал жалобы 380 родственников погибших, значит, примерно всех. Соответственно, была проделана большая работа, кто-то их объединял и так далее. В настоящее время можно, конечно, в группе, в чате сделать легко и просто.
Погибших 17 июля 1914 года при крушении сбитого над Восточной Украиной Boeing рейса MN17. Заявители просят признать ответственность Российской Федерации за катастрофу, нарушение российскими властями пяти статей Конвенции по правам человека. Россия какую-либо причастность к крушению самолета отрицает. Жалобы 380 граждан Австралии, Бельгии, Канады, Германии, Гонконга, Индонезии, Израиля, Малайзии, Нидерландов, Новой Зеландии, Филиппин, Великобритании, США и Вьетнама объединены в два дела против Российской Федерации. Все они родственники погибших. Заявители жалуются на то, что Россия несет прямую или косвенную ответственность за падение самолета и гибель. Не выполнила обязательств по расследованию причин катастрофы, привлечении виновных к ответственности. Не сотрудничала с расследованиями Совета по безопасности Нидерландов. ЕСПЧ просит признать нарушение Россией статьи 2 „Право на жизнь“. По мнению заявителей, российские военные несут ответственность либо за запуск ракеты, либо за то, что не препятствовали ее использованию и запуску, а могли. В жалобах говорится о нарушении Россией статьи 3 „Запрет на бесчеловечное или унижающее достоинство общение“ из-за недостаточного участия в международном расследовании. А также нарушение права на уважение частной, семейной жизни, права на справедливое судебное разбирательство, права на эффективные средства правовой защиты. Россия предоставляла военную технику и личный состав сепаратистам Восточной Украины, которые интенсивно воевали с украинской армией либо находились под контролем властей РФ, либо тесно сотрудничала с ними.
Вот так. Я хотел уточнил. Кроме чудовищного… поймите, кроме чудовищного события, гибели сотен людей… давайте разделим. Это искусственно, и я это понимаю. Но я предлагаю разделить на две вещи: на практическую и на гуманитарную. Гуманитарно — произошло чудовищное событие, трагедия, гибель сотен человек в этом Boeing. Это первое событие. И мы скорбим вместе с родственниками. И мы не хотели бы, чтобы такое случилось с нами или нашими родственниками. Чтобы кто-нибудь захреначил самолет. Вы летите на Мальдивы, а кто-нибудь в Пакистан взял да и захреначил его, и все. Вы же этого не хотите, вы же не идиоты, правда же? Вы же не хотите, чтобы вас сбили? Вы же не хотите, чтобы ваших родственников сбили? Мы говорим о чудовищной трагедии. Второе. Но это все было. И проехали уже. А теперь вот это что за геморр новый? Что это? Чем это нам грозит? Меня это интересует. Есть трагедия, чудовищная, адская трагедия. Сейчас на минуточку ее отодвину, эту папочку с трагедией на минуточку кладем на край стола. Говорим: так, а вот это, что началось, чем нам грозит? Простой вопрос. Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Наверное, как обычно, чего-нибудь придумают в Европе. А я не понимаю, почему они говорят, по Geographic я смотрел расследование это, и там признали, что это вообще запущено с территории Украины…
С. ДОРЕНКО: С территории, которая контролировалась ВСУ или нет?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По-моему, да.
С. ДОРЕНКО: Есть несколько журналистских версий. И если журналистские версии показывают, то для суда это мало значит. И потом еще сделают мультик, а вы скажете: я видел мультик. Суд и мультик — это разные вещи.
Здравствуйте. Слушаю вас.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я думаю, что как всегда, все банально объясняется. Вот эти родственники погибших хотят одного — компенсации, денег. И сразу же огромное количество специалистов, юристов, адвокатов, тех, кто занимается расследованием катастрофы, хотят просто подзаработать. И любое решение любого органа власти, даже не суда, Совет по правам человека — это как основание для того, чтобы обращаться в суд и требовать компенсацию. Это как пример, если адвокат подает на клинику жалобу от имени больного, ему не больного жалко, просто адвокат хочет заработать.
С. ДОРЕНКО: Давайте предположим, что может быть и жалко, но это можно разделить. Давайте это разделим. Помните, был Сергей Владиленович Кириенко, когда в публичном поле он работал, был партийным лидером, у него была любимая фраза — „давайте это разделим“. Давайте это разделим. Юрист может сочувствовать пациенту, может. Но давайте это разделим. Вы правы. Спасибо.
Конечно, хотят заработать. А чего тут плохого? А что плохого в желании заработать. Если я вижу пострадавшего, и мне точно понятно, что моя профессия его защищать, и вдобавок я вижу дело, которое выгорит. Это выгорит дело. Вот у Насти, например, проблема какая-то, а моя профессия — ровно это и есть, защищать. Я к ней подхожу и говорю: Насть, давай я возьмусь. Почему? Я просто вижу, что это выгорит. Ну и чего тут плохого? Плохое что здесь? То, что человек защищает? Или то, что он получает за это деньги? А когда он не будет получать за это деньги, он султан Брунея или граф Монте-Кристо, что он будет за свой счет все делать? Странно тоже. Вы живете в обычном мире.
Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По Boeing что я думаю. Происходит сейчас настраивание других государств против России.
С. ДОРЕНКО: Уже меньше. В 2014 году мне чуть в лицо не плюнул парковщик на стоянке в Испании, который сказал: вы сбили Boeing и так далее, и реально хотел плюнуть в глаза. Я потом с ним разговорился, убедил его и так далее. То есть ненависть к России в том году, в 2014-м, когда кто-то сбил, была тотальная и всеобъемлющая. А сейчас она существенно меньше. В 2014 году я не мог припарковать машину без скандала. Когда меня спрашивали, я говорил „Россия“, на меня кидались люди, от ненависти. Потом я выяснил, что он румын. Он румын, не испанец, который парковал машины в Санта-Тереса, Бланос и выше Бланоса, я был на пляже там.
Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Исторически складывается так, что как только Россия начинает поднимать голову, хороший тон ее обратно запихать.
С. ДОРЕНКО: Это правда.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И какие способы для этого используются, это уже неважно. Вообще на протяжении истории России, не такой далекой, новой истории.
С. ДОРЕНКО: А в чем она поднимает голову, вы не могли бы очертить? Мне просто интересно раскрыть термин „поднимает голову“.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Честно, если взглянуть на то, как у нас…
С. ДОРЕНКО: Подождите. Поднимает голову страна, в которой 3200 школ гадят в огороде, дети из школы идут писать в огород. Ну где же она поднимает голову, в какой момент? Поднимает голову, когда губернатор Алиханов в Калининграде присутствует при плясках в честь подачи газа. Где она поднимает голову? Россия никогда в жизни не поднимала голову, ни разу. Гадят в огороде — это поднятие головы или чего? Знаете, что? Я люблю патриотизм, товарищи, я люблю эту помойку, нет вопросов. Но не может поднимать голову вообще ничто, где 3200 школ гадят в огороде. Послушайте меня. Дети приходят в школу, они покакать не успели с утра. Мама торопит: давай, брючки эти, которые на стульчике висят, рубашечка, пиджачок, быстренько давай-давай, поддень что-то тепленькое. Знаешь, с таким треугольным вырезом джемперочек? Поддень, там же холодно. Побежал. Там, в школе, за 20 копеек, я помню, купил сок, виноградский в баночке, 200 граммов. Не знаю, как сейчас, может, в пластике. Мальчик купил сок, и захотелось покакать. Вы мне говорите: Россия поднимает голову. Она поднимает, да. Ему захотелось покакать, сейчас уже перемена. Значит, надо идти посрать в огород. Где она поднимает голову, в какой момент? В этот момент она поднимает голову, когда он срет в огороде, я вас спрашиваю? Чего вы мне несете? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Роман. Я считаю, что вся проблема русского народа в каком-то комплексе неполноценности, который связан с незнанием своего места в мире. Мы просто не знаем, какое место нам уготовано. Во всем мире каждый предмет, каждая молекула имеет свое предназначение и месторасположение. Мы пытаемся занимать те позиции, которые на данный, по крайней мере, момент не предназначены. В результате этого мы тратим слишком большое количество сил.
С. ДОРЕНКО: То, что вы говорите, дико интересно. У вас есть минута?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.
С. ДОРЕНКО: Я был в Нью-Йорке год и два месяца назад, в феврале. Ко мне прилетел мой приятель Алан Каллисон, который здесь в „Уолл стрит джорнал“ был. Он прилетел, и мы пошли на Централ поесть устриц. Там хорошие на вокзале устрицы, потрясающие. И я ему сказал: почему вы не видите, что мы, в общем, довольно бедная и шаткая страна, зависящая от экспорта энергоресурсов, в сущности, котельная для Китая. Как-то он сказал по-английски, мне следовало запомнить ту прекрасную фразу, которую вы сейчас повторили. Он сказал: вы играете как команда, которая играет в другой лиге, будучи… условно, будучи во второй лиге, вы играете как в высшей. Он сказал, что мы играем как больший игрок. То есть мы по экономике, по населению, по всему команда второй лиги. А играем, как высшая лига. Поэтому, он говорит, к вам надо присматриваться.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я бы хотел такую вещь сказать. Если посмотреть на успешные страны, которые мы сейчас видим, они заняли свою определенную позицию, они занимаются строго определенными делами. То есть взять Китай — Китай имеет достаточно серьезные темпы роста за счет того, что они не стесняются того, что они являются страной с самой дешевой рабочей силой…
С. ДОРЕНКО: Уже давно нет. Китайцы получают больше русских. Горожане в Китае.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я говорю на тот период становления страны как успешной. Они не стесняются этой грязной работы. Мы стесняемся грязной работы. Для нас работа, не знаю, сантехника, является какой-то пренебрежительной. Мы просто не по Сеньке шапка…
А. ОНОШКО: Не только этот фактор. Они еще не стесняются пренебрегать экологией, китайцы, именно в период становления это тоже была проблема. То, что в европейских странах себе позволить не могут, там спокойно совершенно. Сейчас у них большая проблема, они будут огромные средства тратят на то, чтобы решать это.
С. ДОРЕНКО: И потратят.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: С другой стороны, есть, допустим, Швейцария. Швейцария никогда толком ничего не производила, кроме того, что это был просто некий спокойный форпост, это была тихая гавань. И это их место.
С. ДОРЕНКО: Однажды стало. А вы помните, что до этого они были сущие разбойники, горцы эти.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Разумеется. Тем не менее, они нашли свое место. И за счет того, что они нашли свое место, они стали развивающейся страной…
С. ДОРЕНКО: Развитой страной.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Развитой страной. То же самое, что Япония является страной, которая дает нам современную бытовую технику. Хотя на самом деле, страна не самая счастливая по народонаселению. Но развитая.
С. ДОРЕНКО: Я понимаю. Если позволите, я продолжу разговор с паса, который вы мне дали. Мы говорим о том, что нам предъявили претензию 380 в целом родственников, по 380 случаям убийства в Boeing малазийском над территорией Восточной Украины. Предъявлены претензии России. Я спрашивал в чисто прикладном… я пытался быть циничным. И мне кажется, мне это удавалось. Чисто прикладным образом я пытался узнать, что это за геморр, что это нам дает в минусах. Но наши слушатели перевели разговоры в концептуальный какой-то регистр, другой. И последний наш слушатель дал потрясающий пас, он сказал, что мы играем как большая команда. И он повторил слова моего друга из Вашингтона, с которым я встречался в Нью-Йорке год с небольшим назад. Вы играете, как большая команда, сказал мой друг. Вы как бы сами из второй лиги, а играете, как высшая. Почему из второй лиги? Потому что вы срете в огородах, у вас нет газа, несмотря на то, что вы экспортируете газ, вы, в общем, нищие, которые играют в высшей лиге. За счет чего?
А. ОНОШКО: За счет оружия, которое у нас есть?
С. ДОРЕНКО: За счет того, что срем в огородах. За счет нетребовательности народа. Если бы народ был более требовательным, мы бы не могли играть, как высшая лига, но мы бы постепенно развивали народ.
А. ОНОШКО: Прям очень важно играть в высшей лиге? Мне это не очень понятно.
С. ДОРЕНКО: Все русские цари играли в высшей лиге. На костях народа строился ваш окаянный Петербург, как вы хорошо это помните. Эта страна всегда хотела играть в высшей лиге.
А. ОНОШКО: Хотели руководители, а не страна.
С. ДОРЕНКО: Всегда за счет народа.
А. ОНОШКО: Давайте проголосуем. Вы хотите в высшей лиге за счет народа или, может быть, согласны на переход во вторую за счет улучшения качественного?
С. ДОРЕНКО: Но беда в том, я сейчас открою тебе страшный секрет, беда в том, и мы продолжаем этот концептуальный разговор, что Россия не в высшей лиги, скорее всего, будет поделена и потеряет территориальную целостность.
А. ОНОШКО: Может быть. А может, и нет. Никто не знает.
С. ДОРЕНКО: Подожди, я должен очертить эту опасность. Россия, не играя в высшей лиге, став сателлитом, скорее всего, будет раздроблена. Есть очень простая причина, их много, целый куст причин, по которым Россия не сможет быть единством, не будучи, как бы это сказать, врагом всех.
А. ОНОШКО: Это очень удобное объяснение. Но давайте разберем его более подробно.
С. ДОРЕНКО: Если более подробно, нам надо будет часа четыре. Поверь мне, что причин более одной. Наша бедность — залог нашего единства. Наша неспособность кооперировать с миром есть залог нашего единства. Мы примерно одинаково ненавидим мир по всей полосе нашей цивилизации. Мы как бы одинаково ксенофобны. Мы одинаковы по всей полосе нашей цивилизации. И мы несчастны примерно одинаково, мы завидуем миру примерно одинаково. Завидуем. Мы думаем, что их деньги от сатаны. Ну, от того, что они трахаются в дупло. Они трахаются в жопу, и от этого у них деньги. Они подонки. Поэтому мы должны изображать достоинство, оскорбленное достоинство, в бедности. Мы должны чувствовать себя принцем в изгнании.
А. ОНОШКО: На которого вешают всех собак. Типа крушения Boeing, к которому мы не имеем отношения.
С. ДОРЕНКО: Мы — принцы, которых изгнала цивилизация. Планета Земля изгнала группу принцев, всего 146 млн принцев, которые изгнаны Землей. Но они и есть светоч, они и есть духовность, они и есть лучше, они и есть соль от соли земли. Те торгуют принципами. Мы — нет. Мы — люди духовности, и аристократичной духовности. Вот мы какие. И поэтому мы будем землю жрать за это и срать в огородах. Но мы никогда не поступимся своей духовностью. Понимаешь, в чем дело. Мы попали в тиски, в некую шизофреническую ситуацию, из которой выхода абсолютно не существует.
А. ОНОШКО: Я готова не согласится с этой концепцией. И открыть для себя выход. Но для этого нужно завлечь с собой других граждан, которые…
С. ДОРЕНКО: Сельвини Палаццоли говорит, что надо только хвалить. Если ты видишь шизофреническую семью или группу с шизофреническим типом взаимодействия, надо их за это хвалить.
А. ОНОШКО: И к чему это приведет?
С. ДОРЕНКО: К тому, что они откажутся от шизофренического взаимодействия. Надо говорить: о, великий народ, ты пренебрег собой, ты срешь в огороде. О, великий народ, ради того, чтобы нести духовность миру, ты пренебрег собой, ты потратил свою жизнь, десятилетия своей жизни, чтобы нести свет духовности всему миру. Этот мир неблагодарен тебе, он не слышит тебя в силу своей испорченности. Но ты, о великий народ, ты будешь продолжать срать в огороде и нести ему духовность.
Надо хвалить. Позитивная коннотация приводит к тому, что люди отказываются от шизофренического типа взаимодействия.
А. ОНОШКО: Почему? Как это происходит?
С. ДОРЕНКО: Я не знаю. У Сельвини Палаццоли, она ученица Грегори Бейтсона…
А. ОНОШКО: Им становится смешно? Я механизм хочу понять.
С. ДОРЕНКО: Это итальянская семья, она лечила итальянскую семью. Там была девочка, которая ругалась матом, расставляла ноги, когда садилась на стул, щелкала каблуками и говорила грубым голосом, и ругалась. Она сказала ей: дедушка умер, и ты возглавила эту семью, ты не даешь женщинам распуститься, ты пренебрегла молодостью, девичеством, ты пренебрегла всем, чтобы держать семью в узде. На следующий сеанс девочка явилась в платьишке, ждала, когда ее пропустят первой, села, сжав коленки, и больше никогда не ругалась. Потому что ее похвалили за мужланство, и она перестала. Позитивная коннотация лечит. Надо хвалить русских. Давай хвалить их. Я все время хвалю их. Я хвалю уже десятилетия. Правда, это их не лечит. Неважно. Но постепенно будет лечить.
А. ОНОШКО: Становится только хуже, нет?
С. ДОРЕНКО: Нет-нет, ты же не знаешь. Мы же не имеем какую-то группу, которую мы бы с тобой изучали. Хвали без… Главное, хвалить абсолютно без удержу. Хвалить и все. Молодцы. Называется „позитивная коннотация в характеристике поступков группы с шизофреническим взаимодействием“.
А. ОНОШКО: Эта группа сидит наверху.
С. ДОРЕНКО: Нет-нет. И их надо тоже хвалить. Всех хвалить и все.
В ДВИЖЕНИИ
НОВОСТИ
С. ДОРЕНКО: 10 часов 7 минут. 65,37. 73,39. Вот что у нас по валютам. Запоминаем, потому что в понедельник придется вспоминать. 69,09 — это у нас нефтьица, кормилица, голубушка. 1,1228 главная пара. Главная пара там висит, где пришла, и три дня здесь.
Что там такое? Харьковчанин кидает нам целую кучу всевозможных гифок и фотографий, на которых Зеленский пускает кровь Порошенко и так далее.
А. ОНОШКО: Он пошел сейчас анализы сдавать.
С. ДОРЕНКО: Порошенко пошел?
А. ОНОШКО: Нет, Зеленский.
С. ДОРЕНКО: Я хотел сказать, если позволите. На самом деле, Харьковчанин, и все наши украинские слушатели, я должен вам сообщить, что Порошенко сейчас выглядит предпочтительнее. Потому что Зеленский начал юлить. Зеленский пригласил Порошенко на дебаты. Хорошо, ответил Порошенко. Зеленский сказал… вот слушай меня, главная надежда Зеленского в том, что Порошенко сдрейфит. А он не дрейфит. Вот что говорит Зеленский? Я хочу с вами прямые дебаты. И он ждет, что Порошенко скажет: нет, нет, я не хочу, я трусливый. Порошенко говорит: хорошо. Зеленский говорит: так, на стадионе, 70 тысяч зрителей, софиты, и мы с тобой на дебатах. А? Порошенко говорит: ну, да, окей, договорились. То есть Порошенко тупо отвечает. Зеленский же возгоняет фигню, чтобы Порошенко сказал „ну, нет“. Зеленский должен выиграть поколенчески. Зеленский должен идти в ситуацию, в которой Порошенко скажет: нет, это уже клоунада, это уже шутовство, это уже несерьезно, мы серьезные люди, я вообще миллиардер, я такими вещами не хочу заниматься, мне недостойно, как мы войдем в истории…
А. ОНОШКО: Либо что у нас в России в таких случаях говорят руководители.
С. ДОРЕНКО: У нас в России говорят так руководители: что они заняты, очень много текучи и некогда им, за них говорят дела. Наши руководители говорят: за меня говорят мои дела, я не должен участвовать ни в каких дебатах. Извините, я просто работаю.
А тут Порошенко говорит: нет проблем. Следующая сейчас фигня. Зеленский говорит: да, но только пусть Тимошенко будет арбитром. А ему Порошенко сейчас отвечает: Зеленский, будь мужиком, просто приходи на стадион. И все. Понятно, да? То есть Зеленский, в принципе, рассчитывает на то, что он загонит условия в такую ситуацию, когда Порошенко откажется, скажет: нет, это уже чересчур. Если там Зеленский скажет: мы должны вставить перья в жопу и прийти голыми, Порошенко скажет: нет, это чересчур. А Порошенко скажет: хорошо, окей, вставим перья в жопу и придем голыми, да, отлично. И Зеленский скажет: черт, черт, какая неприятность! Вот эта фигня происходит. Его пытаются поставить в условия смешные, а он соглашается.
Порошенко отказался от дебатов с Тимошенко в 2014 году, говорит мне Вадим. Ну, отказался. А теперь не отказался. Значит, рядом с Порошенко находится правильный советник сейчас, который ему правильно советует.
Давайте скажем следующее. На Украине выборы интересные. Мы за ними следим. И все. Я ничего дальше не собираюсь вам объяснять.
А. ОНОШКО: Мы даже ждем с нетерпением 19 апреля, чтобы посмотреть на этот стадион и на эти дебаты.
С. ДОРЕНКО: Это суббота, да? Правильно же?
А. ОНОШКО: Сейчас скажу. Это пятница. А 21-го второй тур. Правильно, день тишины 20-го. Класс, да? Только надо подтянуть украинский. Они же на украинском будут говорить.
С. ДОРЕНКО: Кто?
А. ОНОШКО: Эти, дебатчики. Кандидаты в президенты.
С. ДОРЕНКО: С украинским языком все довольно просто. Ты начинаешь просто слушать, потом впадаешь в какое-то состояние странное, детское вообще, и ты начинаешь просто понимать.
А. ОНОШКО: Но тонкости все равно хочется, а не услышишь. Если там будут какие-то шутки, а мы их ждем…
С. ДОРЕНКО: Я тебе говорил, как я постигал украинский? Я слушал Пятый канал в 2004 году. Я слушал украинский, я сидел там три дня. Ходил на встречи и возвращался к себе в квартиру, которую снял. Я снял квартиру, где была спальня с зеркалами на потолке и сауна.
А. ОНОШКО: А круглая кровать там была?
С. ДОРЕНКО: Нет. Там все было красное. Красная простыня, красное одеяло. Было зеркало на потолке и сауна, и все это было адски прокурено.
А. ОНОШКО: Посуточная аренда.
С. ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Я там жил, на Червоноармейской. И я смотрел телевизор. Для дня посмотрел, и стал понимать по-украински. На третий день, я уже это рассказывал, я включил случайно какой-то канал, долго смотрел и понимал. Но потом, когда я понял, что новости, черт бы их задрал, все время не про Киев, про Киев довольно мало, я изумился и подумал, что это за канал, фиг знает. И оказалось, что я смотрю Польшу. И понимаю по-польски. На самом деле, понимание языка — это состояние. Ты впадаешь в состояние, когда ты просто начинаешь понимать. Я не знаю, как это происходит. Мистически, дорогая. Ты же знаешь, что русские вновь открыли мистическое постижение, что лежит в холодильнике соседа? Вот эта армия, в армейском журнале. У них дельфины-телепаты смотрят, что лежит в холодильнике у соседа, совершенно даже не понимая, и так далее. У меня ровно то же самое с языками. Я просто смотрю на говорящих двое суток, после чего просто понимаю. Я не знаю, как это происходит.
А. ОНОШКО: Вам надо в армию, Сергей. Вам уже пора туда преподавать.
С. ДОРЕНКО: Спасибо тебе большое.
Убрали мэра Риги Нила Ушакова. Если уж мы говорим о мире вокруг нас. Нил Ушаков, мы помним, некоторое время назад был раскритикован и подвергнут всякой критике и гонениям в связи с его, как представлялось гонителям, небескорыстной деятельностью в закупке автобусов, троллейбусов и еще чего-то. И на него были гонения. Потом это все схлынуло, и мы думали, что вот и пронесло. А мы к нему симпатии испытываем в основном из-за фамилии.
А. ОНОШКО: Потому что он русскоязычный.
С. ДОРЕНКО: Он одинаково язычный. Он по-латышски говорит совершенно спокойно, и по-русски.
А. ОНОШКО: Сейчас с пометкой „срочно“. Отстраненного мэра Риги подозревают в нецелесообразном использовании бюджета.
С. ДОРЕНКО: Нам этого не понять. Там людей судят… там общество настолько придирчиво, что там людей судят за то, что они проехали в личных целях на служебной машине. А в России, как ты знаешь, в личных целях едут на служебной машине, потом на пьянку, потом к любовнице, потом эту машину отправляют к жене, чтобы свозить ее в ЦУМ, потом эту же машину отправляют забрать детей из школы, потом эту же машину отправляют отвезти цветы любовнице и так далее. За все за это любого русского чиновника выгнали бы к вечеру. Любого русского чиновника, по европейским меркам, можно выгнать с работы к вечеру сегодняшнего дня. Вот день начался, 5 апреля, пятница — в 17 часов вызывать любого чиновника, и говорить: вы уволены. Почему? Потому, как вы провели сегодняшний день. Любой русский чиновник преступник по европейским меркам. Они преступники все сто процентов, с точки зрения европейцев. Я просто привел пример — служебную машину. Любого можно увольнять, выгонять и еще штрафы накладывать.
Поэтому когда Нила Ушакова выгоняют, и нам кажется, что за мелочь, когда второго уже президента Бразилии сажают, Лула сидит за квартиру трехуровневую, ты знаешь, да? У него пентхаус, сидит за квартиру. Второго сейчас президента, уголовное дело начинают.
А. ОНОШКО: Эту красотку, женщина, да, судят?
С. ДОРЕНКО: Нет. Женщину тоже судят. А еще и мужчину какого судят, тоже президента Бразилии, тоже как бы не до конца выверенно оторвал как-то квартиру, заполучил квартиру каким-то образом. Поэтому, дорогуша, наших чиновников, арабских чиновников и так далее, надо выделить в отдельную страту. Русские и арабские чиновники — это отдельная страта. А у другой части мира, большей части, все, что они делают, это преступление. Так что все нормально.
С. ДОРЕНКО: Сегодня начинается большая кампания, такая заметная, я бы сказал, кампания, которая предвещает нам ужесточение охраны школ и вообще работу с подростками, и к родителям отдельное внимание, чтобы они тоже как-то напряглись и так далее. Но сказать, с чем это связано, нельзя, потому что это может… понятно, да? Но в церкви, в Русской православной, в РПЦ МП, тоже идет деятельность по предупреждению родителей, предотвращению всевозможностей и вниманию, повышение внимания, на две даты. Это день рождения Гитлера, которую полагают важной датой для подростков. И годовщина слова, которое нельзя произносить. Если ты произнесешь его, то ты… некоторые неприятные события, „Колумбайн“, да. Слово это нельзя произносить. Но его все говорят родителям: вы знаете, вы знаете… И сегодня интервью, несколько интервью, которые даны в предотвращение всего этого. „Российской газете“ рассказал заместитель секретаря Совета безопасности Александр Гребенкин. Он сегодня и „Российской газете“, и еще, и еще, и везде, что будет новая безопасность в школах, и что школьники создают сообщества, где пропагандируют расстрелы школ, и что надо очень внимательно… У нас школьники, наверное, нас не слушают, поэтому мы говорим с родителями, вероятно. Я поэтому, может быть, позволю себе из „Российской газеты“ что-то?
»Граната в рюкзаке». Гребенкин рассказывает «Российской газете». Очень много новых, новых, плодятся сообщества, которые пропагандируют расстрелы школ. Поэтому надо как-то напрячься и что сделать?
А. ОНОШКО: Что?
С. ДОРЕНКО: А я не знаю, чего делать. Он же не ходит, не рассказывает тебе, он делает втихаря.
А. ОНОШКО: Следить. Есть антивирус Касперского, я слышала, это впечатление, я не пользователь пока еще. Человек купил антивирус, который тут же при установке предложил детский контроль включить, это опция внутри, с полной слежкой и за перепиской ребенка, по сути, позволяет вам контролировать… не то что контролировать, следить за этим. Насчет вмешательства не знаю…
С. ДОРЕНКО: Расскажи мне, пожалуйста, про профилактику этого детского, которое раздали в школе. Тебе дали в школе? Настю тоже готовят к годовщинам апрельским, и ей выдали методичку. Расскажи, пожалуйста, Настя.
А. ОНОШКО: Они вместо того, чтобы не употреблять эти страшные слова, «терроризм» и прочее, «Колумбайн», они пишут так: профилактика детского травматизма. Что, в общем, отражает…
С. ДОРЕНКО: Сейчас в школах Москвы начали профилактику травматизма. Вот как они, чтобы не говорить страшные слова.
А. ОНОШКО: Знаем ли мы, родители (это я прямо читаю), что наши дети берут с собой в детский сад, школу, колледж? Дальше фотография газового баллончика, мишени обстрелянной с гильзочками и ножа. Три фотографии. Предметы, использование которых ребенком вы контролируете дома, могут стать источником увечий при бесконтрольном применении в школьной среде. Пневматическое и холодное оружие, газовые баллончики запрещены для использования несовершеннолетними. И дальше статьи КоАПП, что за них грозит. Это причинение смерти по неосторожности, первое, что может случиться. Мелкое хулиганство. И третье, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью. И дальше пожелания…
С. ДОРЕНКО: Штраф в размере до 80 тысяч рублей. Два года тюрьмы. Вот тебе, пожалуйста.
А. ОНОШКО: Кому? Я не очень поняла. Родителям?
С. ДОРЕНКО: 200 трудовых часов. Исправительные работы сроком до двух лет. Ограничение свободы сроком до полугода. Лишение свободы сроком до двух лет. И все это последовательно. Отсидел два года — тебе дают полгода. Отсидел полгода — еще два года. А потом 80 тысяч и 200 часов трудовых.
Ситуации, в которых дети получают травмы, остаются неизменными. Задача родителей — объяснить ребенку последствия. Здрасьте! Послушайте меня внимательно. Это же ребенку объясняешь последствия. Но ребенок-то…
А. ОНОШКО: Мне понравилось в «Российской газете», другой аспект — мне очень понравилось, что поставлена задача увеличить количество психологов в школах, чтобы они следили и выявляли на ранних стадиях девиантное поведение. Это, мне кажется, одна из самых эффективных мер. Другой вопрос, что психологов нормальных нет. У нас в школе есть психолог, я видела ее, она приходила к нам на родительское собрание. Это такая тетушка, пришла и стала, можно такое слово — кудахтать.
С. ДОРЕНКО: В этом слове есть доля сексизма.
А. ОНОШКО: Нет. А почему?
С. ДОРЕНКО: И уничижительного отношения к женщине.
А. ОНОШКО: Петухи тоже могут кудахтать и кукарекать. Она стала говорить, как нехорошо смотреть мультсериал «Черепашки-ниндзя», потому что там использованы имена великих итальянских художников, и что там одна сплошная жестокость и так далее. То есть такие вещи, которые даже у меня, как у родителя, я ее слушала, слушала, у меня протест внутри сразу же начинал рождаться.
С. ДОРЕНКО: А как можно Рафаэлло называть Рафаэлем и так далее?
А. ОНОШКО: А конфеты как можно назвать?
С. ДОРЕНКО: Не знаю. Это все очень обидно.
А. ОНОШКО: Много обидных вещей. То есть вообще не в ту сторону.
С. ДОРЕНКО: Я как-то покупал собаку в Сиэтле. Я покупал маламута в Сиэтле, ну, не совсем в Сиэтле, а где-то в 200 километрах от Сиэтла, я покупал маламута в питомнике. И она меня спросила, тетка-владелец питомника, какое имя написать в документах. Я сказал: Билл Гейтс. Она сказала: почему? Я сказал: потому что я не знаю никого более знаменитого из Сиэтла. Билл Гейтс — самый знаменитый человек в Сиэтле. Пусть моя собака носит имя Билла Гейтса. На что эта тетка сказала мне: вы пытаетесь оскорбить моего знаменитого соотечественника. Вы пытаетесь обидеть Билла Гейтса. Если я приду в клуб, где регистр ведется, и напишу, что щенка зовут Билл Гейтс, они посмотрят на меня, как на сумасшедшую, и это будет очень обидно для всех, в том числе и для меня. Мне пришлось придумать какое-то другое название щенку, я не помню сейчас. Я покупал в Сиэтле щенка.
А. ОНОШКО: Очевидно было мне, что это не в ту сторону работающий психолог, которого хотелось бы. Потому что это ненастоящее выявление или какая-то попытка воспитания, это не то все. Нужно более глубокие и тонкие использовать рычаги. Их нет, этих психологов. Откуда они их возьмут, я не знаю, где они их будут готовить?
С. ДОРЕНКО: Давай тем не менее, блуждая по теме, сведем ее к какому-то, канализируем эту тему. Мы скажем следующее. Русские школы, органы внутренних дел и Совет безопасности Российской Федерации, судя по интервью замсекретаря Совета Безопасности Александра Гребенкина, которое он очень встревоженное дал «Российской газете», Совет Безопасности, то есть высшие власти России, и правоохранители России, и школы России невероятно боятся начала 20-х чисел, 20-21-22-е, этих чисел в апреле. Они уже сейчас раздают школьным родителям листовки, чего не должно быть у детей 20-22-го. Не должно быть ножей, баллончиков и пистолетов, в том числе пневматических пистолетов. Никаких пистолетов лучше, чтобы не было у детей в этих числах. То есть идет тщательная подготовка к этим числам со стороны родительской общественности, включая Совет Безопасности РФ. Я тебя правильно понял?
А. ОНОШКО: Да.
С. ДОРЕНКО: Пожалуйста, товарищи, мотайте себе на ус. В эти дни надо покинуть Москву, спрятаться где-то на даче, не знаю. Здравствуйте. Слушаю вас.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы о детях ведете сейчас разговор такой, да? Я бы сказал, знаете, где не хватает сейчас психологов, в нашей стране, туда бы надо очень много — это в Государственной Думе.
С. ДОРЕНКО: Дело в том, что они нас лечат.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В том-то и дело. Они пытаются нас лечить. Они нас не лечат, но пытаются изо всех сил.
С. ДОРЕНКО: Спасибо. Я понял. Это была шутка юмора.
Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вместо того чтобы тратить ресурсы на психологов, на какие-то ответные меры, методички, думаю, надо подумать над тем, что элита приложила много усилий к том, чтобы маргинализировать, в том числе и молодежь и создать, в общем, почву для протеста. Так получается, что с чем боремся?
С. ДОРЕНКО: Вы говорите о том, что в самом начале 2000-х было признано правильным перевести людей в область юмористических передач, всякой пошлятины и так далее. Мне кажется, что этот путь был пройден, а сейчас уже верхи ничего не делают. Они не могут ничего делать, потому что вся сфера коммуникации ушла…. Он прав. Ой, простите, я ваш отключил. Тем не менее, с удовольствием признаю вашу правоту.
На самом деле, мы живем в эпоху, когда все вообще уходит, как бы вымывается из-под государства. Телевидение никто не смотрит. Я не знаю ни одного человека, который смотрел бы телевидение. У меня нет среди знакомых курящих и смотрящих телевидение, вообще ни одного. Поэтому это все вытекает из-под государства и уходит в свободное плавание. А контролировать это трудно. И поэтому они идут к родителям.
НОВОСТИ
С. ДОРЕНКО: 10 часов 37 минут. Мы продолжаем. Я хотел придать какую-то ноту эротизма этой программе, которая погрязла в правильности.
Семь женщин обвинили Джо Байдена, что он их трогает, либо трогал. Ты трогаешь женщин? А, в смысле, тебе наплевать, вам можно, да?
А. ОНОШКО: Я и мужчин не трогаю. В отличие от Байдена.
С. ДОРЕНКО: Я не трогаю женщин. Интересно, мне кажется, что это все равно как бы зависит индивидуально очень. Я сам очень остро переживаю нарушение дистанции, и не трогаю людей. Я ссорился с человеком, который потрогал меня за щеку и так далее. Совсем грязно ссорился, понимаешь. Я отступаю, когда ко мне подступают в разговоре. Ненавижу. Женщин, напирающих грудью, не люблю тоже очень. Мне страшно. Я когда вижу в кино, когда она приближается, приближается, и очевидно, что он ее должен поцеловать, для меня очевидно, что если бы она так приближалась, приближалась, приближалась, я бы отдалялся, отдалялся, отдалялся. Придумал бы повод, что мне надо срочно пойти в булочную, немедленно спуститься, еще что-то. Меня это пугает. Напористость и желание хапать, лапать, все это меня пугает, от чужих людей, я имею в виду.
Бывшего вице-президента США Джо Байдена обвинили в неподобающем поведении семь женщин. Политик, который в 2020 году планирует баллотироваться в президенты, может оказаться не удел во время расцвета движения Me Too. Семь женщин объявили, что он прикасался. Первой женщиной, которая объявила, была Люси Флорес, в прошлом политический деятель в штате Невада. Она сказала, что в 2014 году, когда вице-президент США приехал в Неваду, чтобы поддержать Люси Флорес на посту вице-губернатора, он подошел к ней сзади, обнял за плечи, ну, как обнял, в смысле, взял за плечи, сначала подышал ей в макушку, а потом поцеловал ее в затылок. Дура, она не понимает, он нюхал ее затылок.
А. ОНОШКО: Он нюхал, чтобы понять, подходит она ему или нет, да?
С. ДОРЕНКО: Феромоны. Ты нюхаешь затылок, потому что там феромоны.
А. ОНОШКО: А зачем вам феромоны? Чтобы понять, подходит вам или нет.
С. ДОРЕНКО: Сказать, зачем нам феромоны? Чтобы опьянеть.
А. ОНОШКО: Нет! Нет! Вы ошибаетесь. Есть целая система отработанная, чтобы избежать близкородственных всяких скрещиваний и так далее, когда вы по запаху определяете…
С. ДОРЕНКО: Самцы?
А. ОНОШКО: Самцы и самки тоже. По запаху определяете, подходит вам этот партнер для воспроизводства дальнейшего. Вы не знали этого?
С. ДОРЕНКО: А как ты определишь, подхожу я тебе или нет, теоретически?
А. ОНОШКО: А мы не знаем, потому что мы не обнюхивались.
С. ДОРЕНКО: А что ты должна мне понюхать?
А. ОНОШКО: Феромоны. Я думаю, что все. Затылок, подмышку… я не знаю, где они там концентрируется. Обычно это так чувствуется. И влюбленность это и есть как раз одно из сильнейших, в подростковом возрасте, переживаемых чувств, именно в связи с этими запахами.
С. ДОРЕНКО: Мое описание гораздо романтичнее, обратите внимание. Настя — ветеринар. Я сказал: мы нюхаем затылок женщины, чтобы опьянеть. Она говорит: это потому, что вы… ладно, это ужасно, все. Хорошо. Он дышал ей в макушку, нюхал просто. Это мы смотрели в «Мастерах секса». Кстати, блистательный сериал, советую. Посмотри, пожалуйста Masters of sex. Не думай, что это про секс. Master это фамилия человека. Он впервые взялся в 50-е годы за исследование женского оргазма вообще как такового. И гонения страшные были, его выгоняли с работы и так далее, потому что это было запрещено в 50-е годы в Соединенных Штатах.
Да, и поцеловал в затылок.
А. ОНОШКО: Она резко бы развернулась и начала бы, как собачка, вот так раскрыв рот, начала бы его обнюхивать.
С. ДОРЕНКО: Дальше дослушай. Ты не хочешь слушать. Тут пошел эротизм, а ты не хочешь слушать. Ты избегаешь эротизма. Что-то я замечаю, у тебя есть такое. Потом поцеловал в затылок. То есть ему понравилось, как она пахнет. Флорес вспоминает, что это прикосновение не было, строго говоря, сексуальным, то есть он не лапал ее за грудь. Но оно показалось ей унизительным и неуважительным. «Я почувствовала две руки на своих плечах и замерла». Она не знала, что будет дальше, и это унизительно. Шок и стыд — вот что она испытала.
Дальше, еще другие женщины сказали. Джо Байден вступал с ними в нежелательный физический контакт. Эмми Лапос из Коннектикута в 2009 году встречалась с Джо Байденом. Она сказала: он положил мне руку на шею, и приблизил меня к себе, чтобы потереться носами. Когда он притягивал меня, я думала, он собирается поцеловать меня в губы. Затем он потерся носами, целовать не стал. Я не написала жалобу, сказала Эмми, строго говоря, потому что я никто, а он вице-президент. Но есть границы приличий, есть границы уважения. Пересекать эту линию не значит вести себя, как дедушка. Это не имеет отношения к культуре, это сексизм и мизогиния.
Дальше. Кэйтлин Карузо сказала, что вице-президент положил ей руку на бедро и заключил в объятия, немножко слишком надолго. Диджей Хилл сказала, что в 2012 году Байден положил ей руки на плечи и начал медленно опускать их вниз. Я не знаю, какие были у него намерения, но она отошла.
Теперь сам Байден как это объясняет. Слушай, я никогда не лапал баб. Я начинаю сейчас думать. Никогда, ни на какие плечи не клал… пошли они в жопу.
А. ОНОШКО: Вы значит, в этом движении не участвуете.
С. ДОРЕНКО: Я не участвую. Я никогда не лапал, мне никогда не приходило это в голову.
А. ОНОШКО: Это здорово, что вы этого не делаете. Это прям вам в плюс в карму.
С. ДОРЕНКО: Мне кажется, что руки на плечи ты можешь положить женщине, но уже после проникновения. Ты вошел, и уже можешь класть тогда и на плечи, тогда уже можно. Но до этого нельзя. Нет? Я правильно считаю?
А. ОНОШКО: Что Байден-то говорит?
С. ДОРЕНКО: Байден признался. Социальные нормы начали меняться, Байден признал. Они сдвинулись, и границы, защищающие личное пространство, переустановлены. Теперь новые границы. Байден говорит: я все понимаю, теперь новые границы, и я готов их соблюдать. Кстати говоря, ему 76 лет. Он сказал, что обнимая или поглаживая женщин, не имел в виду ничего дурного. «Я никогда не считал политику чем-то холодным и стерильным. Я всегда думал, что нужно пожать человеку руку, обнять за плечи, обнять, подбодрить. А теперь они все просто делают селфи на мероприятиях. Вот и все».
А. ОНОШКО: У меня всплыла в памяти сцена, когда у меня старшая моя дочь, ей было года три или два…
С. ДОРЕНКО: На самом деле, он прав. Он неправ, что он их лапал. Но он прав, что границы личного пространства переустанавливаются.
А. ОНОШКО: Были дети на площадке, которые любили обниматься. Вот бывают такие дети. Ему два года, и другому, и вашему малышу. И к нему идешь малыш, руки расставив, и обнимает. Такое бывает. А второй, который не любит это, либо начинает как бы толкаться, либо стоит и ждет, когда это кончится. Видно, что это разные люди очень, по натуре. Он, наверное, всю жизнь такой будет, ребенок, любитель контакта такого физического. Однако даже это было понятно десять лет назад, если мой ребенок так себя вел, я говорила: нет-нет, ты так не делай, потому что это может быть неприятно другому человеку. То есть мне кажется, что это лукавство. Это всегда было понятно, что прикасаться к другому человеку и приближаться к нему…
С. ДОРЕНКО: С другой стороны, я хочу сказать, что где-нибудь на Кавказе они постоянно трогают друг друга, и это не считается ничем. Они толкаются…
А. ОНОШКО: Они теток не трогают, согласитесь.
С. ДОРЕНКО: Не видел, да. Мальчики между собой. Они толкаются, пихаются, постоянно изображают какую-то борьбу. Это все равно прикосновения. Это тактильный контакт, он идет непрерывно у мальчиков, постоянно они трогают друг друга.
А. ОНОШКО: У знакомых. Между собой, да.
С. ДОРЕНКО: Они обожают виды спорта, где мужчины трогают друг друга. Например, вот этот мужчина, фамилию которого я тотчас забыл. Макгрегора я помню, второго не помню. У нас есть какой-то, который дрался с Макгрегором.
А. ОНОШКО: Нурмагомедов Хабиб.
С. ДОРЕНКО: Я бы не стал этого исключать. У нас есть какой-то, который дрался с Макгрегором, и они трогали друг друга. Они там трогают друг друга. Я думаю, что поклонение видам спорта, в которых мужчины трогают друг друга, это тоже что-то такое особенное, согласись.
А. ОНОШКО: Но пока они не начали жаловаться друг на друга, нас это не касается.
С. ДОРЕНКО: Ну, хорошо. Бокс. Нет, бокс — мы трогаем друг друга в перчатках. Там же большие перчатки, ты не соприкасаешься кожей. Нет. В боксе, вы ошибаетесь. В боксе ты не трогаешь друг друга. Только когда ты прижимаешь человека к канатам и напираешь, как слон, и давишь, лупишь снизу, там ты чувствуешь плоть другого мужчины рядом. Но это бывает, во-первых, очень редко, а во-вторых, даже там ты, в общем, ну только если локтями как-то касается, понятно, да? То есть ты нет. А вот в борьбе или в боях без правил они трогают друг друга.
С. ДОРЕНКО: Минздрав готовит закон. Только что я вижу на Znak. О блокировках антипрививочников в интернете. Устанавливается запрет на публичные призывы к отказу от вакцинации, сказала замминистра Яковлева. За нарушение введут административную ответственность. Принятие закона стартует 11 апреля, когда в Госдуме назначен круглый стол по проблеме. Тот, кто будет говорить против вакцин, их будут блокировать в интернете.
А. ОНОШКО: Но правильная ли эта стратегия, Сергей? Смотрите, это есть коммьюнити, которая, запрещая…
С. ДОРЕНКО: Ты знаешь, что в Нью-Йорке запретили детям, которые не привиты от кори, появляться в обществе?
А. ОНОШКО: Знаю, да.
С. ДОРЕНКО: Можете не прививаться, фиг с вами, но вы не имеете права появляться в общественных местах.
А. ОНОШКО: Может быть, следовало бы вместо запрета приходить туда и заниматься просвещением? Прямо там, в этих сообществах. Когда им запрещают, они чувствуют себя революционерами еще большими. Ведь это их укрепляет их убежденность в том, что биг фарма вместе с нехорошими властями коррумпированными их давит.
С. ДОРЕНКО: Конечно. Но у нас свободная дискуссия по современным темам запрещена. Мы можем дискутировать только по Библии. Других дискуссий мы не можем вести, потому что эти дискуссии могут вывести нас черт знает куда. Поэтому мы должны не дискутировать.
Блудить разрешено в Юте. Я продолжаю эротическую часть программы.
А. ОНОШКО: Я заметила, да.
С. ДОРЕНКО: Ты говоришь это с осуждением? Здесь был упрек?
А. ОНОШКО: Нет, нет.
С. ДОРЕНКО: Блудить разрешено в Юте. Это статья в «Эль Паис». Я думаю, через пару-тройку дней об этом напишут русские газеты. Обычно западные газеты пишут на пару-тройку дней раньше.
Губернатор штата своей подписью убрал норму, которая с 1973 года работала. Я так понимаю, после чтения этой статьи, что тут три вида блуда есть, которые были криминальные в Юте. Первое, это собственно экстраматримониальные отношения, то есть совокупляться вне брака было криминальным. То есть до брака если девушка и юноша совокупляются, то это было криминальным. Я не шучу. Там можно было огрести… уголовный кодекс штата Юта считал преступлением… в 1973 году любая персона, любой человек, который участвовал бы добровольно в сексуальных отношениях, экстраматримониальных, вне брака, с другой персоной, виновен в блуде. Это преступление относилось к разряду малых преступлений, ну, не тяжких, а малой тяжести, и приводило к шести месяцам тюрьмы или тысяче долларов штатам. Или/и — то есть шесть месяцев и тысяча долларов штрафа. Но кроме этого были еще два закона. Один закон запрещал содомию, совокупления в рамках содомии. И еще один закон запрещал адюльтер. То есть экстраматримониальные отношения были запрещены отдельным законом, а адюльтер — отдельным законом.
А. ОНОШКО: Адюльтер это когда уже во время брака ты… до брака и во время брака, да?
С. ДОРЕНКО:У них был отдельный закон на внебрачные отношения, и отдельный закон для соитий людей, состоящих в браке, с людьми, не состоящими в этом браке. Очень интересно. То есть было три закона. Все эти три закона теперь отменены. И они борются за… у них есть закон, который запрещает аборты почти всегда, если есть 18 недель. Что это 18 недель? Это прилично. Значит, у них теперь еще действуют законы, они считают, что это надо отменять, которые в большинстве случаев запрещают аборты после 18 недель.
А. ОНОШКО: В большинстве случаев подходят нам, эти законы. Давайте у них их заберем.
С. ДОРЕНКО: Они их отменяют, а мы их заберем. За содомию тоже сажать, правильно? А как засечь содомию? Надо тогда сделать следственный эксперимент. Должны быть подобраны какие-то офицеры ФСБ, полиции, Следственного комитета, такие с бицепсами…
А. ОНОШКО: Не подходит. Это тоже есть такая эстетика, гомо…
С. ДОРЕНКО: Я об этом и говорю. Гомо как раз и есть с бицепсами. Гомосексуалисты очень следят за телом, в отличие от нормальных.
А. ОНОШКО: А как же образ жеманного хлюпика, который работает консультантом по подбору образа?
С. ДОРЕНКО: Дорогуша, ты далека от этой культуры. Все гомики — качки. Они сидят в гимнастических залах с утра до вечера. И всегда, когда они не на железе, они в бассейне. Гомосексуальная культура вся перекочевала в гимнастические залы. Ты просто не знаешь об этом.
Поэтому создать подразделение силовиков, мускулистых таких, из гимнастических залов, которые проводили бы следственные эксперименты, выявляли гомосексуальные связи де-факто, участвуя в них и составляя протокол. Составим протокол, товарищи. Ну а как?
Видишь, штат Юта. У меня бежал туда один…
А. ОНОШКО: А где этот штат?
С. ДОРЕНКО: Смотри на меня. Разделим Америку две трети — треть по вертикали. Мы увидим эти Рокки Маунтинс, Скалистые горы, правильно же?
А. ОНОШКО: Это ближе к Калифорнии.
С. ДОРЕНКО: Не ближе. Там все далеко. Америка гигантская. Америка это примерно как от Петербурга до Новосибирска. Когда ты думаешь, что если слева Калифорния, то это как Можайск, то я тебе сообщу… Америка — это как от Петербурга до Новосибирска примерно. Охренительных размеров страна, гигантская. Теперь смотри. Мы смотрим на Рокки Маунтинс, и мы видим справа Денвер, Аспен и Форт Ворс, где военное командование, шахты с ракетами, нацеленными на Россию. Это справа, со стороны Великих равнин подходим к Рокки Маунтинс. А если перевалить за Рокки Маунтинс, то мы попадаем в Юту, Солт-Лейк-Сити, и тоже они ездят в Рокки Маунтинс на охоту, все на свете. И над ними штат Айдахо, где Твин Пикс, нет, Твин Фолс. Это Айдахо. И дальше уже Канада. Там у них тепло, сухо, очень сухо, в Солт-Лейк-Сити. Отличный климат, постоянное солнце, рядом горы, рядом озеро, рядом все.
А. ОНОШКО: Прям захотелось туда.
С. ДОРЕНКО: А мне всегда туда хотелось. У меня там друг мой, одноклассник, из третьего класса. Он ушел из армии, стал баптистом, и под этим видом уехал туда. И он там живет с мормонами и кайфует.
А. ОНОШКО: Прям в их поселке? Он там шьет штаны себе, в таких шапочках?
С. ДОРЕНКО: Да. Константин. Я иногда с ним созваниваюсь. Он рассказывает мне, сколько у него уже оружия. Там очень любят оружие. И мой дружбан уже накупил полный подвал. Говорит: купил очередной Калашников. Я говорю: зачем? — Не знаю, чего-то меня тянет на них. И он покупает, у него столько винтовок. Он может, как Нео в «Матрице», зайти, распахнуть дверцы… там просто какой-то ад из винтовок, из карабинов, из чего хочешь. Там же делают превосходные луки «Хойт», вот эти охотничьи. Ты можешь поехать на юг от Юты и попасть в Неваду, в Лас-Вегас. Ты можешь не остановиться в Лас-Вегасе и поехать в Феникс, Аризона. Это еще один штат южнее. То есть идет Айдахо, Юта, Невада, Аризона. Они идут подряд. Я тебя научил?
А. ОНОШКО: Да.
С. ДОРЕНКО: Возьми мотоцикл и дунь от Твин Фолс Айдахо или Бойсы. Ты знаешь столицу штата Айдахо? Бойса. И от Бойсы вниз на мотоцикле, мать, прямо до Феникс, Аризона. А?
А. ОНОШКО: А дети?
С. ДОРЕНКО: Что дети? Детей отдай в суворовской училище. На хрена они тебе нужны? Пусть воют где-то здесь за Шойгу. Серьезно тебе говорю. Ты живи свою жизнь.
В ДВИЖЕНИИ
С. ДОРЕНКО: Мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 5 апреля.
Видео дня. Певец Шура рассказал, из-за чего заболел раком
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео