Ещё

Вячеслав Зайцев: о маме, о женщинах, о мистике 

Вячеслав Зайцев: о маме, о женщинах, о мистике
Фото: Аргументы Недели
 — первый русский модельер, которого узнала Европа. Во Франции его называют «Красный Диор», а в России он — национальное достояние. Наш спецкор побеседовал с Вячеславом Михайловичем о прошлом, о жизни и, конечно, о моде.
От автора
У меня особое отношение к Вячеславу Зайцеву: я просто и искренне люблю этого модельера. Мне сложно даже назвать сколько раз я брала интервью у Красного Диора. Это происходило и в московском Доме Моды Славы Зайцева, и в посольстве Латвии в Москве, и просто происходило. И всегда это было исключительно интересно. Есть беседы, которые останутся «за кадром». Это личное. Но меня всегда поражала прозорливость Вячеслава Михайловича. Однажды разговор зашел о животных. Вячеслав Михайлович сказал: «У вас должна быть собака. И судя по вашему характеру — доберман!» Действительно, на тот момент в моей жизни присутствовал доберман. Но как мог знать об этом модельер? Для меня и сейчас это остается загадкой.
— Вячеслав Михайлович, всегда хотела вас спросить о молодом поколении модельеров. Они есть, их знают, но у них нет такой популярности как у вас. Почему?
— Есть, есть талантливые ребята. И есть у них хороший пиар. Но нужно всегда понимать, для кого ты работаешь и для чего. Когда я работал в Общесоюзном Доме Моделей, а это было в 60-х, то наша группа занималась разработкой моделей одежды для всей страны. Мы проходили через серьезные комиссии перед показом. И это было правильно. Такой подход формировал отношение к моде, как к циклу, со своими законами и правилами. Была и поддержка государства. Сейчас ситуация иная. Эта поддержка практически отсутствует. Многие модельеры существуют на личные деньги, и на деньги спонсоров. А это сложно. Да, сложно.
— Вячеслав Михайлович, как вам удалось из простого парнишки из Иваново стать непререкаемым авторитетом в мире моды? В чем секрет?
— Все дело в желании. Конечно, образование имеет огромное значение, но есть же то, что нас формирует с самого детства. Мне всегда нравилось рисовать, что-то добавлять к одежде, выдумывать. Время моего детства было тяжелое. Послевоенное. Хотелось внести яркие краски в серые будни. Но огромное влияние на меня оказала моя мамочка: она была тонким, творческим, красивым человеком. Мечтала о сцене, но ее молодость пришлась на тяжкие военные годы. Нужно было просто выживать. Отца моего призвали на фронт, а все тяготы жизни легли на плечи моей мамочки. Тут уж не до творчества было. Но мама не оставляла свою мечту. Занималась со мной. Моя любовь к народным песням, к красоте родной природы досталась мне от нее. Мне хотелось всю эту красоту воплотить в жизнь. Да, сложно было жить тогда, но весело. Сложно. Помню, когда моя мама заболела и ее положили в больницу, то все хозяйство осталось на мне. Но я не растерялся: приходил каждое утро на рынок и пел. Нужно же было выхаживать маму. Вот я и пел. Зарабатывал на хлебушек. Так и выжили мы.
— Вячеслав Михайлович, но вы упорно шли к своей цели. Закончили техникум в Иваново и в Москву. Как вас, провинциального парня, встретила столица?
— Да, в Иваново я закончил химико-технологический техникум. Но понимал, чтобы двигаться дальше, нужно нечто большее. И я рванул в Москву. Поступил в текстильный институт. Мне повезло! После института остался в Москве. Я работал простым портным на швейной фабрике. Работал в подмосковном городке Бабушкино. На этой фабрике шили спецодежду. Она была такая серая, что мне захотелось внести яркие краски. Почему и нет? Да, это спецодежда, но она может выглядеть и нарядно! Я украсил телогрейки, юбки разными деталями, а валенки расписал гуашью. Но такое мое творчество не пришлось по душе приемной комиссии, и меня со скандалом уволили с должности художественного руководителя. Но я остался работать портным. Может так и работал, но в мою жизнь вмешалось проведение: мои расписные валенки и телогрейки увидел журналист из Франции, и написал об этом в зарубежный журнал. Вот тут у начальства случился шок! Обо мне пишет зарубежная пресса! И меня оставили в покое.
— Вячеслав Михайлович, вы говорили, что любовь к прекрасному у вас от мамы…
— Да, да! Моя мама — моя фея! Ее образ у меня заложен с детства. Как она одевалась! Всегда красивая прическа, чистенькие элегантные платья, на губах яркая помада. И в память о мамочке я всегда рисую своим моделям красные губы. Для меня идеал женщины — ухоженная, утонченная, элегантная дама. И обязательно с накрашенными губами.
— Но не каждая женщина, например, дома будет ходить с накрашенными губами!
— И зря! Когда женщина приходит домой и сбрасывает свою «маску», то что остается? Обычный халат и бледное лицо! А так делать нельзя. А что думает мужчина, который с ней рядом? Он думает, что она потеряла к нему интерес! И ищет другую. А зачем это нужно?
— Но повседневная жизнь — не только красота. Женщина может и устать!
— Я понимаю, что женщина устает, но это совсем не значит, что она должна ходить в застиранном халате. Красота — образ жизни! И если женщина привыкла к такому «образу жизни», то она тяжести и не чувствует. И еще! Женщинам часто мешают комплексы. Ко мне приходят дамы с лишним весом, например. И я вижу, как им не совсем уютно. Но стоит мне их одеть в элегантное платье и все! Они расцвели!
— Но важно же иметь женщине и чувство стиля. А если его нет и в помине! Что тогда?
— Вы правы. Чувство стиля — врожденная субстанция. Если его нет, то стоит послушать стилистов. И речь даже не о деньгах! Очень, очень много программ, которые будут полезны для женщин.
— Вячеслав Михайлович, это правда, что вы одевали ?
— Не только ее. Да, Галина любила всегда хорошо одеваться. И с удовольствием захаживала в Дом Моды. Все, что понравилось — забирала. Но я не помню, чтобы она платила. Подобных историй с сильными мира очень много! И смех, и грех.
— Вячеслав Михайлович, насколько я понимаю, вы верите в провидение, в мистику. Это так?
— Да, верю. В моей жизни были случаи, когда не поверить сложно. Была знакомая женщина, которая проявляла ко мне симпатию. И так ее проявляла, что просто душила ею. Я перестал с ней общаться. И что вы думаете? Попал в аварию. Серьезная авария. Она узнала об этом и стала меня навещать… Одним словом, когда я совсем перестал общаться с ней, то на меня градом посыпались проблемы: голова болит, сил нет, дела не идут. Потом я только узнал, что она сделала приворот! Да! И когда мне его сняли, то все ей и вернулось. Это было совершенно очевидно. Как в это можно не верить?
— Вячеслав Михайлович, в индустрии моды частенько существует обычная человеческая зависть. Как вы противостоите этому?
— Бывало, конечно, бывало. Но сегодня я предпочитаю не общаться с такими людьми. Да и нет их в моем окружении. Я никогда не выяснял отношения с людьми, не участвовал в интригах, не ругался. Я просто работал! Работал, работал, работал. Моя жизнь — дарить красоту людям. И это самое главное!
— Благодарю за интервью.
Видео дня. Вещи, которых не должно быть в квартире у женщины
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео